15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Военная история: Как питались бойцы Второй мировой

Военная история: Как питались бойцы Второй мировой

5 ружейных аксессуаров, которые позволят повысить эффективность дробовика

Как я внедрился в отряд пограничного ополчения. Часть 1

Войны выигрываются не только личным героизмом бойцов и эффективной техникой. Даже суровейший «Рэмбо» с самым современным оружием не продержится долго без жратвы. А ведь её ещё нужно как-то найти, приготовить, доставить. Даже сейчас это не всегда легко, а представьте, каково было нашим предкам во времена Второй мировой? Хотя не надо представлять. Лучше мы вам об этом кратенько расскажем.

Разница в подходе

Крайне популярный образ в старых фильмах о войне: сытые и довольные немецкие захватчики наступают на голодных и отощавших бравых советских защитников. Но на деле всё было не совсем так.

Итак, для начала, немцы были не такими уж сытыми и довольными. Дело в том, что суточная норма солдата вермахта распределялась каким-то странным образом. Завтрак — только кофе и хлеб, ужин — кофе, хлеб с маслом и какая-то начинка для бутерброда. И только обед — горячая пища, причём суп максимально жидкий и пустой, а вот отварной картофель в огромных порциях. С мясом/консервами, конечно. То есть зима, ещё «победоносное наступление», а солдаты должны воевать практически на голодный желудок. Ах да, сладкий чай полагался максимум пару раз в неделю, а так — кофе без сахара. Плюс никакого особого разнообразия с меню — практически нет рыбы и овощей. Так что не удивительно, что формально сытая и укомплектованная, но на деле — голодная, наступающая армия активно мародёрствовала.

Советским солдатам, правда, приходилось ничуть не лучше. Да, отступающей армии немного проще, поскольку тылы близко, линии снабжения ещё работают, да и территория ещё «не освоена» (не разграблена). Да и нормы питания разнообразны и вполне достаточны для комфортного существования. Фактически, на солдата должно было приходится 2 сорта хлеба, различные овощи, консервы рыбные и мясные, молоко, сахар, сигареты. Вот только до бойцов из этого списка мало что доходило. Серьёзно, момент, который лично мне никогда не понять — отступающая армия, ситуация на фронте — хреновая, мягко говоря, как захватчики обращаются с пленными — все уже наслышаны. Но даже в такой ситуации снабженцы и офицерьё ухитряются воровать, причём в огромных количествах. Ну и в целом продовольственная ситуация в СССР того времени была не особенно хорошей. Тем не менее, гражданским приходилось намного хуже, чем военным. Но это уже тема отдельной статьи.

То есть как получается. Полуголодные солдаты наступающей армии, где снабжение работало как часы, вовремя поспевая за наступлением, атаковали полуголодных солдат отступающей армии, где снабженцы драпали в первых рядах, активно злоупотребляя своим положением. И обе стороны активно эксплуатировали окружающие территории. А когда Советская армия перешла в наступление, всё стало ещё хуже. Тылы тупо успевали подтягиваться за фронтом, а у местного населения «осваивать» было уже практически нечего. Да и отступающие войска активно придерживались тактики «выжженой земли». Однако немцам тоже было нелегко — налаженный механизм снабжения «сыпался», целые дивизии оказывались без продуктов питания. Хуже всего приходилось тем, кто попадал в окружение. Доставка продуктов питания авиацией — чистая лотерея. Ситуация значительно улучшалась по мере перемещения боевых действий на территория Европы — тут уже Советские войска на полную катушку развернули осваивание «местной территории». И, честно говоря, делали это намного приличнее Вермахта. Без перегибов, конечно, не обходилось, но что поделать.

Фронтовые 100 грамм

Крайне интересная и неоднозначная тема, честно говоря. Ещё в 1940 году, во время Советско-финской войны, согласно запросу наркома К. Ворошилова, солдатам, действующим на первой линии атаки, в зимний период стали выдавать 100 грамм водки. Причём танкистам — 200 грамм, а лётчикам — 100 грамм коньяка. Во время Второй мировой эти самые 100 грамм начали выдавать с августа 1941, причём только бойцам первой линии обороны, лётчикам и техническому составу аэродромов. Но потом и эта норма была урезана. Теперь водку выдавали только тем, кто вёл наступательные операции, причём непосредственно перед боем.

Когда ситуация на фронте начала улучшаться, нормы опять увеличили, распространив их на всех бойцов первой линии, а также стройбат, раненых и тыловиков. Но уже во время начала наступления нормы снова откорректировали. «Наркомовские 100 грамм» опять начали выдавать только тем, кто вёл наступательные операции, да и то, на усмотрение командного состава.

Нужно ли уточнять, что непосредственно перед боем, пресловутые 100 грамм потребляли только те, кто реально не понимал, с чем им придётся столкнуться? Опытные бойцы предпочитали либо отказаться от «положенного», либо обменять его на еду, либо дождаться устойчивой передышки и только тогда использовать. Пили в основном новички, в надежде, что чувство страха притупится. Оно и притуплялось, но адекватности поведения это не добавляло.

Танкистам же пить вообще не полагалось. Более того, даже курить в танке было запрещено, поскольку случайная искра могла воспламенить запас ГСМ, либо же пары масла от работающего дизеля. Лётчикам тоже очень скоро перестали наливать непосредственно перед вылетом. Что касается классических «100 грамм за сбитые», то это не была массовая практика. Такого рода «награда» исходила исключительно от командиров в частном, так сказать, порядке.

Сухпайки

Ещё со времён Первой мировой стало понятно, что передвижные полевые кухни это, конечно, хорошо, но за передвижениями армии они не всегда поспевают. И бойцам приходится голодать. А чтобы этого избежать, нужно носить с собой запас еды для экстренной ситуации. Эту концепцию сухпайка начали активно развивать и адаптировать под текущие армейские нужды. В результате получилось нечто, называемое «Железный рацион«, поскольку состоял в основном из консервов и того, что могло долго хранится.

У немецких солдат с этим всё было неплохо. У каждого бойца был при себе «сокращённый неприкосновенный рацион» — 1 банка консервов и 1 пачка сухарей. Но есть это можно было только по приказу командира. Кроме того, на полевой кухне хранились 2 полных рациона, где были сухари, молотый кофе, мясные консервы и суповой концентрат. То есть кое-как жить можно было.

У союзников, особенно американцев, с сухпайками вообще проблем не было — уже тогда были заложены основы того, что теперь известно как MRE. Но тогда это называлось «Ration #«. Уже тогда эти рационы были разнообразными в плане содержимого и весьма надёжны в плане сохранности. И вкус был ничего, ну, кроме некоторых факторов, о которых чуть позже. На картинке выше как раз и приведён пример типичного американского сухого пайка.

А вот в Советской армии с сухпайками была беда. Нет, формально они были. Более того, в той же авиации было положена на каждого пилота возить с собой по 3 банки консервов и сгущёнки, шоколад/печенье, сахар и хлеб в приличном количестве. Но… Но на практике, любой полученный сухпаёк тут же поедался, даже невзирая на приказы командования.

Шоколад

В условиях повышенной нагрузки, быстрые углеводы позволяют компенсировать возросшие энергозатраты. Вот только подход к тому, как такие углеводы доставить внутрь бойца, у всех воюющих страны был разным.

В СССР с вопросом не заморачивались — сладкий чай, компот, кисель, сладкое печенье, по возможности — сухофрукты. Не слишком эффективно, но надёжно и почти всегда был запас.

В Германии же всё было намного интереснее. Наравне с обычным чёрным шоколадом, который входил в стандартный военный паёк и в некоторые версии расширенных пайков, существовал также особый шоколад. Особый интерес представляют два вида. Первый — Шо-ка-кола, обычный шоколад серьёзно обогащённый кофеином. А если учесть, что кофе солдатам Вермахта полагалось пить не сладким, то такой шоколад пользовался большой популярностью. И второй — так называемый «шоколад танкистов». Обычный шоколад с большой дозой первитина или метамфетамина. Для ещё большей бодрости и повышенной концентрации. Но, как мы прекрасно помним, метамфетамин — синтетический наркотик, к которому может возникать привыкание. Да и отходняки бывают неприятные. Короче, весёлая жизнь была у немецких танкистов. И нет, мы не утверждаем, что в панцерваффе поголовно служили одни наркоманы. Просто такие эпизоды реально случались.

Что касается США, то там тоже всё было довольно интересно. Компании Херше было поручено разработать особый шоколад, который отличался бы повышенной энергетической ценностью, был лёгким и прекрасно переносил жару. Что касается вкуса, то он должен был быть «чуть вкуснее варёного картофеля». То есть шоколад изначально не планировался как поощрение и просто вкусная вещь, а исключительно как резерв повышенной энергетической ценности в стандартном армейском пайке. Ну в целом так и получилось. Вот только вкус оказался НАМНОГО хуже запланированного, да и желудки солдат справиться с новым видом шоколада почти не могли. Метеоризм, несварение, понос — вот что ждало тех, кто таки сожрёт чрезвычайно горькую плитку. Более того, его даже разгрызть было сложно. Так что бойцы предпочитали выкидывать нафиг этот «резерв».

Эмблемы

Среди любителей истории до сих пор периодически ведутся «баталии» на тему того, как же выглядели классические немецкие консервы времён Второй мировой. Причём ведутся в том числе и с практической целью — некоторые недобросовестные личности клепают «настоящие консервы времён Вермахта» и продают это ничего не подозревающим коллекционерам. Благо и выглядят вещи эти внушительно. Ну, как на картинке, что выше. Но на самом деле всё было не совсем так.

Читать еще:  6 основных правил обращения с оружием

На немецких консервах никогда не было имперского орла. И они практически никогда не украшались бумажными этикетками. Да и зачем это нужно? Во время отгрузки, бумага может легко порваться или повредится, да и испачкаться. Плюс тогда очень популярно было хранить консервы «в масле». Вся нужная информация проштамповывалась на металлической крышке. Указывалось содержимое, номер завода-изготовителя, дата и вес. Также иногда ставили пометку «WEHRM», что показывало, что данная партия сделана по заказу военных.

Также, помимо военного заказа, на фронт могли попадать консервы гражданского производства. И вот они уже могли выглядеть как угодно, в том числе и с цветастыми этикетками. Но это, скорее, редкость, чем правило.

Фронтовые нормы

О питании в Красной Армии в довоенный период мы рассуждать не будем. Война ставила свои приоритеты, и постановлением ГКО СССР №662 от 12 сентября 1941 года в РККА были установлены нормы питания, просуществовавшие всё военное время. В самый тяжелый 1941-й год, перестройка солдатских рационов носила несколько хаотичный характер в связи с тяжелой ситуацией на фронтах. Однако командование Красной Армии уделяло пристальное внимание вопросам питания бойцов.


Источник: http://www.menswork.ru

Были установлены единые квоты на питание наших солдат, которые не менялись на протяжении всей войны вне зависимости от ситуации на фронтах. Более того, несмотря ни на какие трудности командование армии и руководство страны требовало соблюдать жесткие нормы в питании бойцов. Считается, что взрослый мужчина в условиях боевых действий, сопряженных с активными перемещениями и стрессами, потребляет от 2600-4000 ккал в сутки. В боевых частях бойцам полагалось не менее 3450 ккал. Причем эта норма строго выдерживалась. Нормы в караульных, строевых и тыловых частях были на 600-800 ккал меньше, а в специализированных частях (например, в авиационных или на подводном флоте) значительно больше – до 4712 ккал.


Источник: http://waralbum.ru

А знаменитые «наркомовские 100 грамм» и вовсе стали именем нарицательным в нашей стране. Множество слухов и домыслов окружает выдачу спиртного в нашей армии, хотя такая практика существовала ещё с петровских времен. В целом спиртное выдавалось и выдается во всех воюющих армиях мира. Подробный материал о том, кому, за что и когда полагались знаменитые 100 грамм, вы можете найти на нашем портале.

Вермахт устоял благодаря Сталину?

В отличие от других стран, Германия отдавала все ресурсы тем, кто находился на линии огня, и солдаты в окопах получали больше еды, чем чиновники в кабинетах.

На примере мяса все станет понятнее. Согласно данным, представленным в книге Вествуда «Немецкий пехотинец на Восточном фронте, 1941-43», если по «продовольствию 1-го типа» полагалось 136 граммов мяса в день, то по 4-ому типу норма составляла всего 56 граммов. С хлебом происходило то же самое, но разница была не такой значительной (700 против 600 граммов).

Alarmverpflegung

Однако вскоре неумолимое продвижение союзных войск по полям старой Европы затруднило немцам поставку питания и перемещение полевых кухонь. Поэтому солдатам стали раздавать пайки, которые на поле боя должны были заменить стряпню полевых поваров.

Это был экстренный запас, Alarmverpflegung. Как объясняет Крис Макнаб (Chris McNab) в книге «Войска Гитлера: история немецкой военной машины 1939-45» (Hitler’s Armies: A history of the German War Machine 1939-45), этот паек был холодным, раздавался при перемещении частей, и солдаты должны были питаться подобным образом не более трех-четырех дней подряд. Макнаб, как и Вествуд, говорит, что дневная норма весила 987 граммов и состояла из следующих продуктов:

— 700 граммов хлеба

— 200 граммов холодного мяса или сыра

— 60 граммов галет

— 9 граммов кофе (или 4 грамма чая)

— 10 граммов сахара

Eiserne portion

Eiserne portion не случайно дословно переводится как «железная порция». Каждому солдату выдавался неприкосновенный рацион, состоявший из банки мясных консервов и пакета твердых сухарей. Его можно было расходовать только по приказу командира. Когда отдавался подобный приказ? Обычно это происходило в самом крайнем случае, когда солдаты уже несколько дней питались экстренным запасом (Alarmverpflegung), а надежды на скорую доставку пропитания не было.

Только в этом случае командиры позволяли солдатам открывать свои «железные порции». Без приказа расходование неприкосновенных запасов могло привести к аресту и серьезному наказанию. Как пишет военный историк Дуглас Е. Нэш (Douglas E. Nash) в работе «Мясные консервы в немецкой «железной порции»» (Tinned Meat in the German Army Iron Ration), чтобы избежать подобных инцидентов, пайки вручались солдатам непосредственно перед отправкой на поле боя и пополнялись по мере необходимости. Солдаты носили «железную порцию» в сумке вместе с плащом, защищавшем от холода.

Большинство историков, изучающих данные о «железной порции», отмечают, что в ней не было карамели или шоколада, которые были включены, например, в «рацион К» американских солдат.

Таким образом, «железная порция» стала выразителем немецкой идеологии практичности: она была разработана так, чтобы содержать наибольшее количество калорий в наименьшем объеме. В результате она выигрывала в весе, но была абсолютно невкусной. По словам историка Эндрю Робертшо (Andrew Robertshaw), на первый взгляд, можно было подумать, что хуже «железной порции» ничего и быть не могло, но на деле она оказывалась еще хуже.

В «железную порцию» входили следующие продукты:

1. 250 граммов твердых сухарей, содержавших необходимую норму углеводов. Сухари были завернуты в вощеную бумагу и содержали примерно тысячу калорий. Робертшо говорит, что срока годности у них не было, хранились они бесконечно, но были, по словам немецких солдат, как бетонные пластины. Сухари размачивали в воде, и за годы войны они успели обрасти множеством шуток. Недаром про них говорили, что они способны выдержать выстрел в упор.

2. 150 граммов консервированных овощей.

3. 200 граммов мясных консервов, упакованных в жестяные банки, на которых не содержалось никаких маркировок, по которым можно было бы определить производителя. Солдаты не знали, из чего делали эти консервы — это могла быть как свинина, так и конина.

Дуглас Нэш пишет, что для удовлетворения возросшего в военное время спроса на мясо, производители консервов в Германии и на оккупированных территориях работали в лихорадочном режиме. В тех условиях французские консервы мешались с датской или итальянской ветчиной и даже с марокканскими сардинами.

На деле мясные консервы, доходившие до солдат, были абсолютно безвкусными. Поскольку почти единственной маркировкой на них были буквы «AM», в солдатской среде они получили название Alter Maulesel («старый лошак») или Anisus Mussolini («зад Муссолини»). На самом деле эти буквы означали «военное питание».

4. 25 граммов кофе

5. 25 граммов соли

Железная порция весила примерно 650 граммов (850 граммов с упаковкой). При этом существовал и сокращенный рацион, включавший 200 граммов консервов и 250 граммов галет и весивший 535 граммов вместе с упаковкой. На местах боевых действий, где перемещение военных кухонь было крайне затруднительно, несчастным немецким войскам раздавали по три «железных порции» за раз.

Grosskampfpäcken

Хотя «железные порции» и были задуманы очень практичными, большого восторга среди солдат они не вызывали. Поэтому уже ближе к концу войны, в 1944 году, были разработаны большие боевые пакеты (Grosskampfpäcken). Они представляли собой пайки, схожие с американским «рационом К», включавшие, помимо мяса и галет, такую роскошь, как шоколад, фрукты, карамель, сигареты и (редко) сладкое печенье.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Березовая прослойка и сухой мох

Летчик-бомбардировщик Алексей Рапота рассказывал: «Кормили нас просто отлично. Отбивных в нашем рационе, конечно, не наблюдалось, но каши и супы были всегда. И там, и там мясо. Я вам больше скажу, мы за каждый вылет еще и деньги получали. И знаю, что и танкистов, и пехоту тоже кормили отменно.

Да, иногда случались перебои с подвозом пищи, но они ведь постоянно в движении. Бывало, и не успевала полевая кухня за ними, да и во время боя нет времени на кормежку. У нас в этом отношении было лучше».

Николай Васильев в интервью «Звезде» вспоминал, что после вторжения немецких войск его родная деревня была разрушена, как и мост, который соединял ее с большой землей. Чтобы выжить, люди рыли окопы и землянки. Он рассказывал: «Многие вспоминают, что во время войны питались по карточкам, а вот мы. Если не было еды, то мы просто ничего не ели. Порой удавалось найти березу, тогда мы питались березовой прослойкой, которая находится между деревом и его корой. Сушили, дробили и ели. Еще находили сухой мох, поливали его березовым соком, и у нас получались березовые конфетки.

Иногда немцы привозили боеприпасы на лошадях. И если лошадь задевало пулей, то они ее бросали. Это были те редкие моменты, когда нам удавалось урвать кусок мяса и сварить в ведре мясной бульон. Просто праздник! А когда не было лошадей, то мы вновь возвращались к березовой прослойке.

Читайте также: Блокада Ленинграда: выстоять и остаться людьми

Так мы жили с 1941 по 1943 год. В 43-ем всю деревню выселили. Напихали в товарные вагоны людей, как селедку в бочки, и увезли в Латвию. В Риге сказали, что лагерь переполнен, и нас повезли дальше. Довезли до Литвы, там мы были переправлены в какой-то концлагерь.

Сколько мы пробыли в этом лагере, я не помню, но, в отличие от других лагерей, где нас держали, в этом нас хоть кормили. Я помню, что еду приносили в алюминиевых кружках. Как мне сказал мой сосед, это был бульон из вареного тунца. Самого тунца там, конечно же, не было. Но это все-таки была еда!»

Фото: Константин Долгановский / «Звезда»

FP-45 Liberator

Вскоре после того, как Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну, они начали искать способ вооружить бойцов сопротивления в странах, оккупированных фашистами. Результатом стал FP-45: небольшой однозарядный пистолет калибра .45, который можно было производить по дешевке и сбрасывать с воздуха за линию фронта для использования партизанскими войсками.

Теория заключалась в том, что бойцы сопротивления, получив такое оружие, должны были использовать его для скрытного нападения на противника, в том числе для похищения оружия. FP-45 имел бы еще и психологический эффект, поскольку мысль о том, что каждый гражданин может быть вооружен пистолетом, вселяла страх в сердца солдат-оккупантов.

Читать еще:  В компании диких животных: Медведь

В период с июня по август 1942 года США произвели миллион FP-45, но штампованная «пукалка» за два с половиной доллара так и не смогла покорить сердца партизан. Командиры и офицеры разведки союзников сочли FP-45 непрактичным и капризным, а бойцы европейского сопротивления и вовсе предпочитали куда более серьезный пистолет-пулемет британского производства. Хотя около 100 000 Liberator все-таки попали в руки партизанам, нет никаких свидетельств того, насколько широко они использовались. Остальные FP-45 с тех пор стали предметом коллекционирования, а рабочие модели иногда продаются по цене более 2000 долларов.

Будни подпольной войны: как жили партизаны

Где партизанам приходилось жить?

Главным образом, партизанам приходилось укрываться в лесах. Наиболее безопасными для проживания были густые, еловые или смешанные массивы: такие хорошо скрывали огонь от костров и полностью загораживали места стоянок от чужих глаз. Важно было наличие водоема вблизи стоянки. Партизаны жили в простых землянках, используя самодельные светильники из жира. Временами, скрываясь от немецких облав, бойцам приходилось постоянно менять своё месторасположение и ночевать прямо под открытым небом. Зимой, чтобы не замерзнуть, они ложились прямо на кострища, накидав сверху больших еловых веток. Такой нехитрый способ помогал бойцам сохранить тепло. А летом были другие напасти — комары и проливные дожди. Но и здесь смекалистые советские ребята нашли выход — они строили шалаши!

Как партизаны добывали провизию?

Остро стоял вопрос добычи пропитания для партизан: немцы угоняли скот, изымали еду у местного населения. Пока партизанское движение было неокрепшим, возможности отбивать провизию в немецких гарнизонах не было, да и мирное население оставлять без продуктов было недальновидно и откровенно жестоко. Но выход был найден: партийное руководство страны постановило изымать продукты и скот у предателей родины (полицаев, бургомистров и т.д.). Позже партизаны начали захватывать продукты у войск Вермахта, проводя для этого военные операции, а также сами выращивать зерновые культуры и картошку. К тому же и местные жители старались помогать своим: с 1943 года начался добровольный сбор продуктов, но потребности отрядов они не покрывали.

«Даже в самый тяжелый период партизанской жизни, в холодную зимнюю пору, во время боев и блокировок, когда частенько выгоняли из землянок и приходилось жить на снегу без огонька, когда холод пробирал до костей и людям было не до песен и танцев – внезапно вырывается весельчак, подает команду, — шире круг! – и так лихо отплясывал, что глядя на него, становилось жарко. За этим весельчаком в танцы втягивались и другие партизаны, и в глухую зимнюю ночь, в лесу, на снегу происходили групповые танцы, а от них становилось и веселее, и теплее».

Что готовили партизаны?

Основным продуктом в рационе бойцов была картошка. Когда удавалось достать муки, пекли из неё лепешки, ведь хлеба практически не было. Овощи тоже были редкостью, а вот мяса было в достатке, особенно после того, как скот и птицу стали отбирать у немцев. Пару коров держали постоянно, обеспечивая отряд молоком. Летом собирали грибы и ягоды. Ели партизаны не чаще двух раз в день. Пищу готовили, в чём приходилось: в дело шли большие котлы, молочные бидоны, ведра и котелки. Лепешки пекли в самодельных печках, а некоторые умельцы прямо на лопатах! Продукты прятали в лесу или в соседних деревнях у крестьян, мясо зимой замораживали, а летом солили в бочках.

Как партизаны одевались?

Единой униформы, конечно, не было. Одевались партизаны, как могли: встречались бойцы и в военной форме, и в самой разнообразной гражданской одежде, то же было и с обувью. Кому-то даже удавалось раздобыть немецкую форму, её тоже носили. Мирные жители, помимо продуктов, приносили также одежду и обувь. Бывало, что партизаны шили одежду сами, не говоря уже о ремонте. Для этого в отряде были свои мастера и умельцы. Необходимой вещью в экипировке партизана были часы. Ведь без синхронизации времени никакую операцию провести невозможно. Часто ребятам приходилось снимать часы с убитых немцев.

«Грозной силой стали лесные солдаты. Со страхом и ненавистью косились захватчики на партизанские леса, пытались их прочесывать, но мы забирались в самые непроходимые болота, проваливались в густую, тягучую грязь по колено, по пояс, выбирались, хватаясь за ближайшие ветки. Палками находили дно. Казалось, выжить долго в таком напряжении невозможно. В тылу мы продвигались с опаской, потаенными тропами, часто брали проводников из местных жителей. Они показывали, где лучше перейти брод или железную дорогу, чтобы остаться незамеченными. Подсказывали, где поставить мину, взять лодку для переправы, а где убрать ненавистных предателей Родины».

Как партизаны оказывали первую медицинскую помощь?

Лечение раненых и больных бойцов в условиях лесного лагеря было явлением довольно проблематичным. Часто не хватало медикаментов, грамотных врачей, не говоря уже об элементарной гигиене. И если легкораненого партизана можно было оставить в отряде, то серьезно пострадавших бойцов отправляли в специально создаваемые для этого лесные лазареты, представлявшие из себя, как правило, землянки. Реже оставляли на лечение в деревнях, поскольку существовал риск внезапной облавы нацистов. Советское правительство, начиная с 1942 года, пыталось помогать партизанам, в частности, эвакуируя раненых и оказывая им медицинскую помощь в военных госпиталях.

В материале использованы изображения из книги «Быт рогачевских партизан»

Военная история: Как питались бойцы Второй мировой

5 ружейных аксессуаров, которые позволят повысить эффективность дробовика

Как я внедрился в отряд пограничного ополчения. Часть 1

Войны выигрываются не только личным героизмом бойцов и эффективной техникой. Даже суровейший «Рэмбо» с самым современным оружием не продержится долго без жратвы. А ведь её ещё нужно как-то найти, приготовить, доставить. Даже сейчас это не всегда легко, а представьте, каково было нашим предкам во времена Второй мировой? Хотя не надо представлять. Лучше мы вам об этом кратенько расскажем.

Разница в подходе

Крайне популярный образ в старых фильмах о войне: сытые и довольные немецкие захватчики наступают на голодных и отощавших бравых советских защитников. Но на деле всё было не совсем так.

Итак, для начала, немцы были не такими уж сытыми и довольными. Дело в том, что суточная норма солдата вермахта распределялась каким-то странным образом. Завтрак — только кофе и хлеб, ужин — кофе, хлеб с маслом и какая-то начинка для бутерброда. И только обед — горячая пища, причём суп максимально жидкий и пустой, а вот отварной картофель в огромных порциях. С мясом/консервами, конечно. То есть зима, ещё «победоносное наступление», а солдаты должны воевать практически на голодный желудок. Ах да, сладкий чай полагался максимум пару раз в неделю, а так — кофе без сахара. Плюс никакого особого разнообразия с меню — практически нет рыбы и овощей. Так что не удивительно, что формально сытая и укомплектованная, но на деле — голодная, наступающая армия активно мародёрствовала.

Советским солдатам, правда, приходилось ничуть не лучше. Да, отступающей армии немного проще, поскольку тылы близко, линии снабжения ещё работают, да и территория ещё «не освоена» (не разграблена). Да и нормы питания разнообразны и вполне достаточны для комфортного существования. Фактически, на солдата должно было приходится 2 сорта хлеба, различные овощи, консервы рыбные и мясные, молоко, сахар, сигареты. Вот только до бойцов из этого списка мало что доходило. Серьёзно, момент, который лично мне никогда не понять — отступающая армия, ситуация на фронте — хреновая, мягко говоря, как захватчики обращаются с пленными — все уже наслышаны. Но даже в такой ситуации снабженцы и офицерьё ухитряются воровать, причём в огромных количествах. Ну и в целом продовольственная ситуация в СССР того времени была не особенно хорошей. Тем не менее, гражданским приходилось намного хуже, чем военным. Но это уже тема отдельной статьи.

То есть как получается. Полуголодные солдаты наступающей армии, где снабжение работало как часы, вовремя поспевая за наступлением, атаковали полуголодных солдат отступающей армии, где снабженцы драпали в первых рядах, активно злоупотребляя своим положением. И обе стороны активно эксплуатировали окружающие территории. А когда Советская армия перешла в наступление, всё стало ещё хуже. Тылы тупо успевали подтягиваться за фронтом, а у местного населения «осваивать» было уже практически нечего. Да и отступающие войска активно придерживались тактики «выжженой земли». Однако немцам тоже было нелегко — налаженный механизм снабжения «сыпался», целые дивизии оказывались без продуктов питания. Хуже всего приходилось тем, кто попадал в окружение. Доставка продуктов питания авиацией — чистая лотерея. Ситуация значительно улучшалась по мере перемещения боевых действий на территория Европы — тут уже Советские войска на полную катушку развернули осваивание «местной территории». И, честно говоря, делали это намного приличнее Вермахта. Без перегибов, конечно, не обходилось, но что поделать.

Фронтовые 100 грамм

Крайне интересная и неоднозначная тема, честно говоря. Ещё в 1940 году, во время Советско-финской войны, согласно запросу наркома К. Ворошилова, солдатам, действующим на первой линии атаки, в зимний период стали выдавать 100 грамм водки. Причём танкистам — 200 грамм, а лётчикам — 100 грамм коньяка. Во время Второй мировой эти самые 100 грамм начали выдавать с августа 1941, причём только бойцам первой линии обороны, лётчикам и техническому составу аэродромов. Но потом и эта норма была урезана. Теперь водку выдавали только тем, кто вёл наступательные операции, причём непосредственно перед боем.

Когда ситуация на фронте начала улучшаться, нормы опять увеличили, распространив их на всех бойцов первой линии, а также стройбат, раненых и тыловиков. Но уже во время начала наступления нормы снова откорректировали. «Наркомовские 100 грамм» опять начали выдавать только тем, кто вёл наступательные операции, да и то, на усмотрение командного состава.

Нужно ли уточнять, что непосредственно перед боем, пресловутые 100 грамм потребляли только те, кто реально не понимал, с чем им придётся столкнуться? Опытные бойцы предпочитали либо отказаться от «положенного», либо обменять его на еду, либо дождаться устойчивой передышки и только тогда использовать. Пили в основном новички, в надежде, что чувство страха притупится. Оно и притуплялось, но адекватности поведения это не добавляло.

Читать еще:  Учимся разбираться в ножах: 11 основных видов профиля клинка

Танкистам же пить вообще не полагалось. Более того, даже курить в танке было запрещено, поскольку случайная искра могла воспламенить запас ГСМ, либо же пары масла от работающего дизеля. Лётчикам тоже очень скоро перестали наливать непосредственно перед вылетом. Что касается классических «100 грамм за сбитые», то это не была массовая практика. Такого рода «награда» исходила исключительно от командиров в частном, так сказать, порядке.

Сухпайки

Ещё со времён Первой мировой стало понятно, что передвижные полевые кухни это, конечно, хорошо, но за передвижениями армии они не всегда поспевают. И бойцам приходится голодать. А чтобы этого избежать, нужно носить с собой запас еды для экстренной ситуации. Эту концепцию сухпайка начали активно развивать и адаптировать под текущие армейские нужды. В результате получилось нечто, называемое «Железный рацион«, поскольку состоял в основном из консервов и того, что могло долго хранится.

У немецких солдат с этим всё было неплохо. У каждого бойца был при себе «сокращённый неприкосновенный рацион» — 1 банка консервов и 1 пачка сухарей. Но есть это можно было только по приказу командира. Кроме того, на полевой кухне хранились 2 полных рациона, где были сухари, молотый кофе, мясные консервы и суповой концентрат. То есть кое-как жить можно было.

У союзников, особенно американцев, с сухпайками вообще проблем не было — уже тогда были заложены основы того, что теперь известно как MRE. Но тогда это называлось «Ration #«. Уже тогда эти рационы были разнообразными в плане содержимого и весьма надёжны в плане сохранности. И вкус был ничего, ну, кроме некоторых факторов, о которых чуть позже. На картинке выше как раз и приведён пример типичного американского сухого пайка.

А вот в Советской армии с сухпайками была беда. Нет, формально они были. Более того, в той же авиации было положена на каждого пилота возить с собой по 3 банки консервов и сгущёнки, шоколад/печенье, сахар и хлеб в приличном количестве. Но… Но на практике, любой полученный сухпаёк тут же поедался, даже невзирая на приказы командования.

Шоколад

В условиях повышенной нагрузки, быстрые углеводы позволяют компенсировать возросшие энергозатраты. Вот только подход к тому, как такие углеводы доставить внутрь бойца, у всех воюющих страны был разным.

В СССР с вопросом не заморачивались — сладкий чай, компот, кисель, сладкое печенье, по возможности — сухофрукты. Не слишком эффективно, но надёжно и почти всегда был запас.

В Германии же всё было намного интереснее. Наравне с обычным чёрным шоколадом, который входил в стандартный военный паёк и в некоторые версии расширенных пайков, существовал также особый шоколад. Особый интерес представляют два вида. Первый — Шо-ка-кола, обычный шоколад серьёзно обогащённый кофеином. А если учесть, что кофе солдатам Вермахта полагалось пить не сладким, то такой шоколад пользовался большой популярностью. И второй — так называемый «шоколад танкистов». Обычный шоколад с большой дозой первитина или метамфетамина. Для ещё большей бодрости и повышенной концентрации. Но, как мы прекрасно помним, метамфетамин — синтетический наркотик, к которому может возникать привыкание. Да и отходняки бывают неприятные. Короче, весёлая жизнь была у немецких танкистов. И нет, мы не утверждаем, что в панцерваффе поголовно служили одни наркоманы. Просто такие эпизоды реально случались.

Что касается США, то там тоже всё было довольно интересно. Компании Херше было поручено разработать особый шоколад, который отличался бы повышенной энергетической ценностью, был лёгким и прекрасно переносил жару. Что касается вкуса, то он должен был быть «чуть вкуснее варёного картофеля». То есть шоколад изначально не планировался как поощрение и просто вкусная вещь, а исключительно как резерв повышенной энергетической ценности в стандартном армейском пайке. Ну в целом так и получилось. Вот только вкус оказался НАМНОГО хуже запланированного, да и желудки солдат справиться с новым видом шоколада почти не могли. Метеоризм, несварение, понос — вот что ждало тех, кто таки сожрёт чрезвычайно горькую плитку. Более того, его даже разгрызть было сложно. Так что бойцы предпочитали выкидывать нафиг этот «резерв».

Эмблемы

Среди любителей истории до сих пор периодически ведутся «баталии» на тему того, как же выглядели классические немецкие консервы времён Второй мировой. Причём ведутся в том числе и с практической целью — некоторые недобросовестные личности клепают «настоящие консервы времён Вермахта» и продают это ничего не подозревающим коллекционерам. Благо и выглядят вещи эти внушительно. Ну, как на картинке, что выше. Но на самом деле всё было не совсем так.

На немецких консервах никогда не было имперского орла. И они практически никогда не украшались бумажными этикетками. Да и зачем это нужно? Во время отгрузки, бумага может легко порваться или повредится, да и испачкаться. Плюс тогда очень популярно было хранить консервы «в масле». Вся нужная информация проштамповывалась на металлической крышке. Указывалось содержимое, номер завода-изготовителя, дата и вес. Также иногда ставили пометку «WEHRM», что показывало, что данная партия сделана по заказу военных.

Также, помимо военного заказа, на фронт могли попадать консервы гражданского производства. И вот они уже могли выглядеть как угодно, в том числе и с цветастыми этикетками. Но это, скорее, редкость, чем правило.

Что ели?

В ежесуточный паек красноармейца входило: 800 г хлеба летом и 900 г – зимой, полкило картофеля, 320 г других овощей, 170 г круп или макарон, 150 г мяса, 100 г рыбы, 50 г жиров и 35 г сахара. Офицерам полагалось дополнительное довольствие: 40 г масла или сала, 20 г печенья и 50 г рыбных консервов в сутки. Отдельно следует упомянуть военнослужащих специальных частей. К примеру, подводники обязательно получали лук, соленья и квашеную капусту, чтобы покрывать недостаток кислорода. А в авиации и танковых войсках формировался НЗ на случай вынужденной посадки или отрыва от подразделения, бойцы могли рассчитывать на несколько суток автономного существования, имея вполне сносное питание в виде галет, шоколада и мясных консервов.


Источник: https://cont.ws

Особой статьей питания наших солдат стали ленд-лизовские продукты – тушенка (советские бойцы прозвали её «второй фронт»), консервированные сосиски, консервированная ветчина SPAM, кукурузная мука (её очень не любили за вкус и чёрствость хлеба, испеченного из неё), жиры «Лард», яичный порошок и суповые концентраты (у нас их называли «пищевые таблетки»). Поставлялись и сухие пайки в коробках, так называемые D-rations, но они в основном уходили как НЗ в авиацию. В целом в Красной Армии до трети потребностей в продуктах перекрывалось ленд-лизом.

К месту приходились и трофейные продукты. Наши бойцы высоко оценивали «немецкое качество» и охотно пользовались продуктами противника. Колбасы, консервированные продукты, суповые концентраты, шоколад и голландский сыр были желанными трофеями, а вот немецкие джемы и фруктовые пасты красноармейцы не любили, считали их невкусными и выбрасывали.


Источник: http://waralbum.ru

Ещё одним важным источником питания наших солдат стала и богатая природными дарами страна. Сама природа и близость к ней наших солдат помогали выживать бойцам в тяжелых условиях фронтовых будней. Грибы, ягоды, дикий мёд, рыбалка, брошенные поля с зерновыми или картошкой, регулярно пополняли солдатские котелки. Нельзя исключать и возможности «бабушкиного аттестата». Гражданское население, хоть и само недоедало, всеми силами поддерживало армию, а солдаты старались помочь мирным жителям чем могли: вскопать огород, подправить забор, подкормить стариков и сирот из полковой кухни. А взамен была возможность получить свежих деревенских яиц, молока или дымящейся вареной картошки.

А природная смекалка наших бойцов породила множество военных хитростей, которые используются и сейчас. Положить во время марша за щеку мелкий гладкий камушек или кусок сухаря, чтобы не хотелось пить. Сосать горсть хвойных колючек от цинги, что было особенно актуально под Ленинградом, в условиях недостатка витаминов. Ходить в бой натощак, чтобы избежать тяжелых последствий при ранениях в брюшную полость. Спрятать в сапог или за ремень ложку, с нацарапанным именем, чтобы можно было опознать тело. Всё это и многое другое придумывали наши бойцы, чтобы облегчить свой фронтовой быт.

Поваров на войне ценили

Работа повара в военное время была очень уважаемой, а наряды на кухню порой становились пределом мечтаний для солдат. Военно-полевая кухня кормила не только солдат, но и гражданских – для некоторых это была единственная возможность получить хоть какую-то еду.

Многие ветераны войны признавались, что такой вкусной каши, как на войне, они не ели больше никогда.

«Продукты доставал помощник командира батальона по продовольственному обеспечению. Он их откуда-то привозил на грузовике. Распределял по ротам, а у меня была запряженная лошадью полевая кухня с тремя котлами.

На фронте под Яссами мы несколько месяцев сидели в обороне, и кухня стояла укрытой в лощине. Также три котла: первое, второе и в третьем горячая вода. Но кипяток никто не брал. Мы прорыли с передовой трехкилометровые траншеи к этой кухне. Этими траншеями ходили.

Нельзя было высовываться, немцы чуть только увидели каску, как тут же били по нам снарядами и минами. Не давали возможности высунуться. Я никогда в ту кухню не ходил, а только отправлял солдат», – вспоминал пехотинец Павел Гнатков.

Иногда советским солдатам попадались продуктовые трофеи. Например, завладев полевой кухней румын, солдаты могли отведать мамалыги. Случалось, что немецкие пилоты промахивались, когда доставляли продукты вермахту, и паек попадал в руки солдат Красной армии. Там встречался гороховый концентрат, мед со сливочным маслом, колбаса, шоколад.

В основном пища на передовой не отличалась оригинальностью: не было ни приправ, ни времени, ни возможности изощренно готовить. Однако благодаря сноровке и хитрости люди из обычных ингредиентов, соли и перца создавали необычные и порой очень вкусные сочетания. Многие из них любимы нами и сейчас.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector