6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Девушки в небе

Девушки в небе. Как связаны с Воронежем летчицы из «Ночных ведьм»

Девушки в небе. Как связаны с Воронежем летчицы из «Ночных ведьм»

«Небесный тихоход», «В небе «ночные ведьмы» – эти военные фильмы посвящены знаменитым девушкам – летчицам 588-го ночного бомбардировочного полка, который был создан по инициативе летчицы Марины Расковой. Полк полностью состоял из девушек, которые летали на опасных фанерных самолетиках По-2. Их панически боялись немцы, и именно они дали полку неофициальное название – «Ночные ведьмы». «Ведьмы» приняли участие в крупнейших боевых операциях Красной армии: битве за Кавказ, освобождении Кубани, Тамани, Новороссийска, Крыма, Белоруссии, Польши и в боях на территории Германии.

Воронежские историки Олег Бобров и Татьяна Чернобоева в беседе с корреспондентом РИА «Воронеж» высказались о том, что «Ночные ведьмы» летали и над Воронежской областью. Есть и другие версии. Но как минимум одна ниточка точно соединяет «Ведьм» с Воронежем. Подробнее – в этом материале.

Письмо наркому обороны

Будущий гвардии лейтенант 46-го Таманского гвардейского бомбардировочного женского полка Женя Жигуленко родилась в городе Тихорецке в 1920 году. Как и все сверстники, училась в школе. Каждодневная дорога к месту учебы и решила ее дальнейшую судьбу, так как проходила через стадион, где местная молодежь занималась в парашютном клубе. Женя им по-настоящему завидовала, с каждым днем все больше влюблялась в небо. Еще учась в 7-м классе, круглая отличница твердо решила, что посвятит свою жизнь авиации.

Втайне от родителей она записалась в этот клуб, прыгала с парашютом с вышки. И, чтобы побыстрее осуществить свою мечту подняться на самолете в небо, все летние каникулы самостоятельно по ночам, при свече, изучала школьную программу за 8-й класс. Осенью успешно сдала экзамены, и ее приняли после 7-го сразу в 9-й. Следующим шагом к мечте было заявление десятиклассницы с просьбой зачислить ее слушательницей Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского. Ей ответили, что женщин в академию не принимают.

Другая бы успокоилась, но Женя отправляет горячее, взволнованное письмо наркому обороны Клименту Ворошилову. И получает ответ, что вопрос о ее приеме будет рассмотрен, если она получит среднее авиационно-техническое образование. Мама против, но девушка убегает из дома в Москву, где поступает в дирижаблестроительный институт, получает комнату в общежитии, стипендию. Вскоре и родители понимают, что нужно смириться с выбором дочери, которая стала гордостью курса: золотистые волосы, голубые глаза, тонкая талия. Такие красавицы здесь большая редкость! А Евгению интересуют только аэродром, полеты, прыжки с парашютом. Одновременно с учебой в институте она оканчивает и Центральный аэроклуб им. В. П. Чкалова.

Началась Великая Отечественная война. Дирижаблестроительный институт в полном составе был призван на оборонные работы. Но Женя, как и другие студенты, рвалась на передовую. В военкомате ей отказали. А в управлении военно-воздушных сил повезло: здесь создавался женский авиаполк. Женя начала службу в полку, ставшем впоследствии Таманским гвардейским Краснознаменным ордена Суворова авиационным полком ночных бомбардировщиков.

В октябре 1941 года первый набор будущего легендарного полка отправили на Волгу на обучение. В мае 42-го необычное пополнение – девчонки в возрасте от 17 до 22 лет – вылетело на Южный фронт. Боевое крещение они получили в Донбассе. Мало кто верил, что молодые летчицы выдержат тяготы войны…

Бомбы вместо парашюта

Но скептики глубоко заблуждались: девушки, среди которых была и Евгения Жигуленко, не только выдержали, они стали легендами, по-настоящему опасным оружием Советской армии. Как только ни называли их женский полк! Порой шутливо «Дунькин полк», намекая на исключительно женский состав и оправдываясь именем комполка подполковника Евдокии Бершанской. Наши пехотинцы самолеты прозвали «старшиной фронта», а девушек, летавших на них, – «небесными созданиями», «ласточками». Фашисты поначалу говорили о маленьких самолетах: «русфанер», «швейные машинки», но быстро поняли, насколько они опасны. И тогда появилось понятие «ночные ведьмы», в рядах врага царило суеверное представление о летчицах 46-го полка, обладавших якобы сверхъестественной силой. Германское командование объявило на них настоящую охоту, за каждый сбитый самолет давалась высокая награда.

Чем же был так страшен врагу авиаполк? На его вооружении стояли «небесные тихоходы» У-2, одномоторные бипланы. Также их называли По-2 (по фамилии конструктора Поликарпова). Они были настоящей рабочей лошадкой Великой Отечественной: эвакуировали раненых, доставляли грузы в партизанские отряды, переправляли за линию фронта небольшие группы разведчиков, а также использовались в качестве бомбардировщика. Эти тихоходные полуфанерные самолетики, предшественники нынешних «кукурузников», низко пролетали над позициями врага и серией бомбовых ударов уничтожали переправы, склады, эшелоны, живую силу, технику – все, что так важно на войне. Днем наш самолет легко можно было сбить из ружья, поэтому и летали по ночам, в дождь, снег, ветер. Бомбардировщик – одно название, никакой брони на самолетах не было. Бомбовая нагрузка По-2 составляла от 200 до 300 кг. С каждого за ночь сбрасывали больше бомб, чем за сутки с полноценного боевого самолета.

Бесстрашные женщины находились в самолетах в открытых кабинах, без раций и пулеметов (до августа 1944-го единственным оружием на борту был пистолет ТТ). И без парашютов – девушки предпочитали вместо них взять побольше боеприпасов. А это значит, что каждый полет – без права на ошибку. Если самолет был подбит и загорался, в нем сгорали заживо и штурман, и летчица. К сожалению, таких случаев было немало. И зачастую на бомбах, предназначавшихся фашистам, девушки писали: «За Веру», «За Раечку», «За Любу»… Парашюты экипажам По-2 выдали только за девять месяцев до конца войны, а более двух лет летали без них. Комментируя этот факт, «ночные ведьмы» говорили: «Они в какой-то степени обременяли нас. В долгие зимние ночи, когда темнеет в пятом часу, а рассветает только в девять, полетаешь 12–14 часов подряд, а утром, забросив ногу за борт, приподнимешься – и вываливаешься как мешок из кабины. А тут еще парашют с собой тащить…»

Полк, состоящий из молодых девушек, – необычное явление в военной истории. Не думая о себе, они порой делали за ночь по 6–8 вылетов с перерывами в 5–10 минут. Какую же невиданную силу воли и характера нужно иметь женщине, чтобы добровольно по нескольку раз за ночь глядеть в глаза смерти? Цена каждого полета – жизнь.

Три года женский полк воевал на разных фронтах Второй мировой войны, на его счету около 25 тыс. вылетов, более 3 тыс. т сброшенных на врага бомб. В 1943 году авиаполку было присвоено гвардейское звание. Когда 46-й полк прибыл на фронт, в нем насчитывалось 115 человек, а когда закончилась война – 230, в два раза больше. Летного состава стало 80 человек вместо 40. Это значит, что во время войны, уже на фронте в строй был введен целый новый полк! Не прерывая боевой работы.

Озорная Жигули

Высокое звание Героя Советского Союза получили 23 девушки из «ночных ведьм», среди них и Евгения Жигуленко. Первое время она была штурманом экипажа, затем стала летчицей, командиром звена. Всего вылетала на боевые задания 968 раз. В подразделении она была третьей по количеству вылетов. Дважды ее самолет был сбит, и она буквально возвращалась с того света.

В своих мемуарах однополчанки так описывают Женю Жигуленко: «Высокая синеглазая красавица с нежным улыбающимся лицом, пышными косами и крупными мужскими руками. Очень любила цветы, ложась спать, клала их на подушку. Брала цветы и в самолет. Улетала бомбить врага с пучком подснежников. Дарила перед полетом букет полевых цветов летчицам, чтобы не забывали, что они женщины. Всегда веселая и шумная, озорная, любила разыгрывать, а вид у нее кроткий, застенчивый. У Жеки широкая натура, она любила размах. Но в воздухе Женя была всегда внимательна и дисциплинированна, она неузнаваемо преображалась в воздухе».

Читать еще:  Ножевой бой: Мифы и реальность

Однажды самолет экипажа Жигуленко сильно пострадал во время вылета от обстрела. Только по их возвращении на аэродром все поняли, на какой подвиг способна Женя. Она смогла вернуть и посадить машину, получившую десятки пробоин, обшивка свисала клочьями, был поврежден мотор, пули прошли через кабину штурмана и летчицы. Инженер полка и старший техник эскадрильи давно не видели ничего подобного.

Но даже в тяжелых военных условиях «ночные ведьмы» оставались девчонками, в короткие минуты отдыха стирали, приводили себя в порядок, пели песни, читали друг другу стихи. Увлекались шахматами, устраивали турниры. Еще одно любимое занятие – вышивание. Девушки где-то доставали цветные нитки, их также присылали им из дома в конвертах родные, делились ими, обменивались. Вышивали на портянках, разных лоскутках, рвали на куски рубашки. С нетерпением ждали, когда выдастся свободная минутка, умудрялись вышивать на аэродроме, под крылом самолета, в кабине, в столовой после полетов.

В полку всегда было место юмору, девчонки подшучивали друг над другом, давали смешные прозвища. Так, нашу Евгению называли Жигули. На видном месте летчицы разместили придуманные ими самими заповеди женского полка. Вот некоторые из них:

«Гордись, что ты женщина! Смотри на мужчин свысока! Не отбивай жениха у ближней! Не стригись, храни женственность! Не топчи сапоги, новых не дадут! Люби строевую! Не сквернословь! Не теряйся!»

А вот еще отрывок из воспоминаний молодых летчиц:

«На волейбольной площадке шумно и весело. «Жигули! Давай, гаси!» – кричат болельщики. Женя Жигуленко – главная фигура на площадке. Высокая, сильная, она легко гасит мячи через сетку, будто гвозди вбивает. Волейбол – наше очередное увлечение».

Кино, чтобы помнили

И вот долгожданная победа! Это радостное событие застало Евгению и ее полк в Европе. Но и после войны Жигуленко еще десять лет отдала службе в Советской армии, она продолжала летать на Дальнем Востоке. Прославленная летчица, хотя и ненадолго, обрела личное счастье – вышла замуж, родила сына. Но ее супруг вскоре серьезно заболел и скончался – последствие фронтовых ран. После его похорон Евгения не сразу, но вернулась в авиацию. Теперь у нее был сын, а значит, будущее. Но беда, как говорится, не приходит одна: из-за неизлечимой болезни сын Евгении стал инвалидом.

После смерти Сталина и громких дел по разоблачению культа личности вождя Евгения неожиданно для всех уволилась из рядов ВВС. Разрушились все ее идеалы, а она никогда не умела лукавить. Это был 1955 год. Герой Советского Союза Жигуленко переехала на свою малую родину, в город Сочи. Работала в разных должностях: лектор, депутат Горсовета, председатель горкома профсоюзов государственных учреждений, начальник управления культуры города.

Машины из фанеры

Обучение проходило на легких самолетах модели У-2 (По-2), разработанных в 1928 году конструкторским бюро Поликарпова для первоначальной подготовки пилотов. У-2 имел ряд модификаций для применения в сельскохозяйственной, почтовой, медицинской и пассажирской авиации. На первый взгляд такие машины были мало пригодны для ведения боевых действий. Они летали на небольшой высоте со скоростью порядка 100 км/ч, что делало их легкодоступными мишенями для противника. Собранный на деревянном каркасе с фанерной и полотняной обшивкой самолет немцы поначалу презрительно прозвали «рус-фанер». Однако скоро фашистам пришлось изменить свое мнение.

Советские летчицы 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка Руфина Гашева и Наталья Меклин на фоне самолетов У-2

Самолеты По-2 (У-2) отличались поразительной живучестью , — рассказал «Известиям» авиационный эксперт Вячеслав Голубятников. — Сбить их было непросто. Конструкция из дерева и фанеры, разработанная для упрощения и удешевления производства, выдерживала сотни попаданий. Самолеты возвращались на свои аэродромы буквально изрешеченными. Легкость в управлении, доставшаяся этому ночному бомбардировщику от своего учебного прототипа, позволяла летчику и штурману уделять больше внимания точности нанесения бомбовых ударов.

Именно из-за того, что полеты на таких самолетах не требовали приложения больших физических сил, на них летали женщины, а не мужчины.

Свой первый боевой вылет в качестве штурмана У-2 Александра Акимова выполнила в 1943 году (рис.2, Карточка с боевым заданием). В это время полк принимал участие в прорыве оборонительных линий противника на реке Терек. Затем количество полетов росло с неимоверной быстротой: за одну ночь «ночные ведьмы» в среднем делали восемь-девять налетов на позиции врага.

Девушки самостоятельно подвешивали под самолеты бомбы и грузы, общий вес которых порой превышал 300 кг. Каждая за смену могла перенести вес, достигающий тонны.

«Однажды экипаж вернулся с задания на самолете, в котором было 30 пробоин, перебиты шасси, повреждены центроплан и фюзеляж, — пишет в своих воспоминаниях однополчанка Александры Акимовой Ирина Дрягина. — Летчики были уверены, что три дня им придется быть «безлошадными», однако их подруги-механики ввели самолет в строй за 10 часов!»

С ноября 1943 года полк «ночных ведьм» поддерживал высадки десантов на Керченском полуострове и участвовал в освобождении Севастополя и Крыма. А в июне-июле 1944-го сражался в Белоруссии, помогая освобождению Могилёва, Минска и других городов

Вооружение

Полк был оснащён самолётами По-2. При формировании в полку было 20 самолётов, потом их численность возросла до 45. На окончание войны в строю было 36 боевых самолётов.

Наш учебный самолёт создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для лётчика и штурмана. (До войны на этих машинах лётчики проходили обучение). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолёте не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолёта. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем мы брали 150—200 кг. Но за ночь самолёт успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика.

Управление было сдвоенным: самолётом возможно было управлять и пилоту, и штурману. Были случаи, когда штурманы приводили на базу и сажали самолёты, после того, как пилот погибал. До августа 1943 года лётчицы не брали с собой парашюты, предпочитая взять вместо них ещё 20 кг бомб.

Пулемёты на самолётах также появились только в 1944 году. До этого единственным вооружением, для защиты от вражеских истребителей, на борту были пистолеты ТТ лётчиков и штурманов.

Итальянское расследование

Знаменитое же на весь мир «Ночные ведьмы» было придумано немцами, и неспроста: свои полеты на стареньких, маневренных, легкокрылых самолетах девушки совершали исключительно в темное время суток, благодаря чему оставались часто невидимыми для гитлеровцев. Ночью, в момент атаки, они выключали двигатели своих машин. В тишине и темноте шелест воздуха под крыльями действительно напоминал шуршание метлы.

Почему «ведьмы»? Так пойди, догони их в родном небе, хитрых и бесстрашных! Считались неуловимыми.

Ританна много времени провела в архивах, в том числе российских. Благо в последние годы они стали доступнее для исследователей. Там однажды и натолкнулась на информацию о 588-м легкобомбардировочном женском летном подразделении.

Информацию скупую, но столь интересную, что она загорелась желанием встретиться с кем-нибудь «из тех ведьм». Правда, к середине 2010-х, когда взялась за поиск летчиц, в живых оставалась лишь одна — Ирина Ракобольская.

«Первая попытка знакомства с ней закончилась вежливым и решительным «нет», — вспоминает автор. — Это «нет» исходило от представителя дирекции Музея Великой Отечественной войны в Москве. Она принадлежала, как бы это сказали раньше, к административной номенклатуре. Я поняла, что настаивать бессмысленно… 96-летняя «ведьма» нашла меня сама. Когда-то она была заместителем командира и начальником штаба 588-го полка.

Читать еще:  Самооборона с оружием - 9 важных советов

Я вхожу в подъезд дома, где живет Ирина, — огромного и запущенного, с облупленными стенами, и чувствую, как меня охватывает волнение. Вот она, «ночная ведьма», — сидит в кресле, седые волосы под шерстяной шапочкой, на глазах очки с толстыми стеклами. Не тратя времени на церемонии, предлагает мне сесть».

Почему «Ведьмы» летали ночью?

В 588-й ночной бомбардировочный полк, который впоследствии был преобразован в 46-й гвардейский Таманский авиационный полк легких ночных бомбардировщиков, брали исключительно девушек от 18 до 25 лет. Летчицы были неуловимы для противника.

– «Ночные ведьмы» делали немыслимые вещи. Подлетая к цели, они глушили двигатель и шли практически на бреющем полете. Немецкие радары не могли их засечь. Раздавался легкий шелест, который напоминал шуршание метлы. Сначала в небе виднелся огонек, затем на гитлеровцев летели гранаты, небольшие бомбы, фугасы, – рассказал Олег Бобров.

«Метлами» девчат были легкомоторные «кукурузники» – учебные бипланы У-2 – или По-2 (самолет Поликарпова), которые имели легкую бомбовую нагрузку и маленькую скорость.

– Летчицы работали исключительно ночью, потому что днем их самолеты-бипланы становились легкой добычей: они имели маленькую скорость, а из вооружения у летчиц поначалу были пистолеты. Только с 1943 года в самолетах начали появляться маленькие пулеметы. На самолетах не было защиты от пуль и осколков, у летчиц не было парашютов – вместо них под «брюхо» самолета подвешивали бомбы. Словом, если в самолет попадал снаряд, девушки были обречены на смерть, – добавил историк.

Сбросив бомбы на противника, «Ночные ведьмы» возвращались на аэродром, чтобы снова вооружиться и лететь на задание. За ночь храбрые девушки совершали от пяти до 12 вылетов. Бомбы сбрасывали на немецкие укрепления, в тыл врага и на его склады.

Гитлеровцы «Ночных ведьм» ненавидели и боялись. За каждый сбитый самолет этих отважных девушек немецкие летчики получали престижную награду Третьего рейха – «Железный крест».

– Немецкие офицеры писали своим родным: «Не так страшна советская авиация, как «Ночные ведьмы». Во-первых, они не дают спать, во-вторых, никогда не знаешь, где тебя накроет смерть», – отметил Олег Бобров.

Но вскоре немцы начали принимать меры безопасности – включать прожекторы, светящие в небо.

– Летчицы стали летать парами: один самолет попадал в лучи прожектора и привлекал к себе внимание, а второй производил бомбовый сброс, – сообщил Олег Бобров.

За время войны в полку погибли 32 девушки.

Штурман 46-го гвардейского

В 1941 году Советская армия несла колоссальные потери. Для военной авиационной техники срочно потребовались пилоты и инженеры. Поэтому в октябре был выпущен особый приказ о формировании женских авиаполков (рис.1).

Легендарная летчица-штурман Герой Советского Союза Марина Раскова лично объезжала авиационные училища и отбирала курсантов в эти соединения. В одну из воздушных эскадрилий попала юная Александра Акимова. Она стала ведущим штурманом 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, который вошел в историю под названием «Ночные ведьмы».

— Александра Акимова училась до войны в педагогическом институте, — рассказал «Известиям» директор Музейно-выставочного комплекса МАИ Анатолий Жданов. — На фронте она сначала была штурманом, потом стала сама пилотировать самолет.

Штурман 46-го ночного бомбардировочного авиаполка Александра Акимова

Летному делу Александра Акимова обучалась в городе Энгельс. Приходилось заниматься по 12 часов в сутки. По словам Анатолия Жданова, это был сложный период: девушки гибли еще до военных действий попросту из-за неумения управлять летными аппаратами.

Письмо наркому обороны

Будущий гвардии лейтенант 46-го Таманского гвардейского бомбардировочного женского полка Женя Жигуленко родилась в городе Тихорецке в 1920 году. Как и все сверстники, училась в школе. Каждодневная дорога к месту учебы и решила ее дальнейшую судьбу, так как проходила через стадион, где местная молодежь занималась в парашютном клубе. Женя им по-настоящему завидовала, с каждым днем все больше влюблялась в небо. Еще учась в 7-м классе, круглая отличница твердо решила, что посвятит свою жизнь авиации.

Втайне от родителей она записалась в этот клуб, прыгала с парашютом с вышки. И, чтобы побыстрее осуществить свою мечту подняться на самолете в небо, все летние каникулы самостоятельно по ночам, при свече, изучала школьную программу за 8-й класс. Осенью успешно сдала экзамены, и ее приняли после 7-го сразу в 9-й. Следующим шагом к мечте было заявление десятиклассницы с просьбой зачислить ее слушательницей Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Е. Жуковского. Ей ответили, что женщин в академию не принимают.

Другая бы успокоилась, но Женя отправляет горячее, взволнованное письмо наркому обороны Клименту Ворошилову. И получает ответ, что вопрос о ее приеме будет рассмотрен, если она получит среднее авиационно-техническое образование. Мама против, но девушка убегает из дома в Москву, где поступает в дирижаблестроительный институт, получает комнату в общежитии, стипендию. Вскоре и родители понимают, что нужно смириться с выбором дочери, которая стала гордостью курса: золотистые волосы, голубые глаза, тонкая талия. Такие красавицы здесь большая редкость! А Евгению интересуют только аэродром, полеты, прыжки с парашютом. Одновременно с учебой в институте она оканчивает и Центральный аэроклуб им. В. П. Чкалова.

Началась Великая Отечественная война. Дирижаблестроительный институт в полном составе был призван на оборонные работы. Но Женя, как и другие студенты, рвалась на передовую. В военкомате ей отказали. А в управлении военно-воздушных сил повезло: здесь создавался женский авиаполк. Женя начала службу в полку, ставшем впоследствии Таманским гвардейским Краснознаменным ордена Суворова авиационным полком ночных бомбардировщиков.

В октябре 1941 года первый набор будущего легендарного полка отправили на Волгу на обучение. В мае 42-го необычное пополнение – девчонки в возрасте от 17 до 22 лет – вылетело на Южный фронт. Боевое крещение они получили в Донбассе. Мало кто верил, что молодые летчицы выдержат тяготы войны…

Бомбы вместо парашюта

Но скептики глубоко заблуждались: девушки, среди которых была и Евгения Жигуленко, не только выдержали, они стали легендами, по-настоящему опасным оружием Советской армии. Как только ни называли их женский полк! Порой шутливо «Дунькин полк», намекая на исключительно женский состав и оправдываясь именем комполка подполковника Евдокии Бершанской. Наши пехотинцы самолеты прозвали «старшиной фронта», а девушек, летавших на них, – «небесными созданиями», «ласточками». Фашисты поначалу говорили о маленьких самолетах: «русфанер», «швейные машинки», но быстро поняли, насколько они опасны. И тогда появилось понятие «ночные ведьмы», в рядах врага царило суеверное представление о летчицах 46-го полка, обладавших якобы сверхъестественной силой. Германское командование объявило на них настоящую охоту, за каждый сбитый самолет давалась высокая награда.

Чем же был так страшен врагу авиаполк? На его вооружении стояли «небесные тихоходы» У-2, одномоторные бипланы. Также их называли По-2 (по фамилии конструктора Поликарпова). Они были настоящей рабочей лошадкой Великой Отечественной: эвакуировали раненых, доставляли грузы в партизанские отряды, переправляли за линию фронта небольшие группы разведчиков, а также использовались в качестве бомбардировщика. Эти тихоходные полуфанерные самолетики, предшественники нынешних «кукурузников», низко пролетали над позициями врага и серией бомбовых ударов уничтожали переправы, склады, эшелоны, живую силу, технику – все, что так важно на войне. Днем наш самолет легко можно было сбить из ружья, поэтому и летали по ночам, в дождь, снег, ветер. Бомбардировщик – одно название, никакой брони на самолетах не было. Бомбовая нагрузка По-2 составляла от 200 до 300 кг. С каждого за ночь сбрасывали больше бомб, чем за сутки с полноценного боевого самолета.

Бесстрашные женщины находились в самолетах в открытых кабинах, без раций и пулеметов (до августа 1944-го единственным оружием на борту был пистолет ТТ). И без парашютов – девушки предпочитали вместо них взять побольше боеприпасов. А это значит, что каждый полет – без права на ошибку. Если самолет был подбит и загорался, в нем сгорали заживо и штурман, и летчица. К сожалению, таких случаев было немало. И зачастую на бомбах, предназначавшихся фашистам, девушки писали: «За Веру», «За Раечку», «За Любу»… Парашюты экипажам По-2 выдали только за девять месяцев до конца войны, а более двух лет летали без них. Комментируя этот факт, «ночные ведьмы» говорили: «Они в какой-то степени обременяли нас. В долгие зимние ночи, когда темнеет в пятом часу, а рассветает только в девять, полетаешь 12–14 часов подряд, а утром, забросив ногу за борт, приподнимешься – и вываливаешься как мешок из кабины. А тут еще парашют с собой тащить…»

Читать еще:  13 видов импровизированного оружия, сделанные из бытового мусора

Полк, состоящий из молодых девушек, – необычное явление в военной истории. Не думая о себе, они порой делали за ночь по 6–8 вылетов с перерывами в 5–10 минут. Какую же невиданную силу воли и характера нужно иметь женщине, чтобы добровольно по нескольку раз за ночь глядеть в глаза смерти? Цена каждого полета – жизнь.

Три года женский полк воевал на разных фронтах Второй мировой войны, на его счету около 25 тыс. вылетов, более 3 тыс. т сброшенных на врага бомб. В 1943 году авиаполку было присвоено гвардейское звание. Когда 46-й полк прибыл на фронт, в нем насчитывалось 115 человек, а когда закончилась война – 230, в два раза больше. Летного состава стало 80 человек вместо 40. Это значит, что во время войны, уже на фронте в строй был введен целый новый полк! Не прерывая боевой работы.

Озорная Жигули

Высокое звание Героя Советского Союза получили 23 девушки из «ночных ведьм», среди них и Евгения Жигуленко. Первое время она была штурманом экипажа, затем стала летчицей, командиром звена. Всего вылетала на боевые задания 968 раз. В подразделении она была третьей по количеству вылетов. Дважды ее самолет был сбит, и она буквально возвращалась с того света.

В своих мемуарах однополчанки так описывают Женю Жигуленко: «Высокая синеглазая красавица с нежным улыбающимся лицом, пышными косами и крупными мужскими руками. Очень любила цветы, ложась спать, клала их на подушку. Брала цветы и в самолет. Улетала бомбить врага с пучком подснежников. Дарила перед полетом букет полевых цветов летчицам, чтобы не забывали, что они женщины. Всегда веселая и шумная, озорная, любила разыгрывать, а вид у нее кроткий, застенчивый. У Жеки широкая натура, она любила размах. Но в воздухе Женя была всегда внимательна и дисциплинированна, она неузнаваемо преображалась в воздухе».

Однажды самолет экипажа Жигуленко сильно пострадал во время вылета от обстрела. Только по их возвращении на аэродром все поняли, на какой подвиг способна Женя. Она смогла вернуть и посадить машину, получившую десятки пробоин, обшивка свисала клочьями, был поврежден мотор, пули прошли через кабину штурмана и летчицы. Инженер полка и старший техник эскадрильи давно не видели ничего подобного.

Но даже в тяжелых военных условиях «ночные ведьмы» оставались девчонками, в короткие минуты отдыха стирали, приводили себя в порядок, пели песни, читали друг другу стихи. Увлекались шахматами, устраивали турниры. Еще одно любимое занятие – вышивание. Девушки где-то доставали цветные нитки, их также присылали им из дома в конвертах родные, делились ими, обменивались. Вышивали на портянках, разных лоскутках, рвали на куски рубашки. С нетерпением ждали, когда выдастся свободная минутка, умудрялись вышивать на аэродроме, под крылом самолета, в кабине, в столовой после полетов.

В полку всегда было место юмору, девчонки подшучивали друг над другом, давали смешные прозвища. Так, нашу Евгению называли Жигули. На видном месте летчицы разместили придуманные ими самими заповеди женского полка. Вот некоторые из них:

«Гордись, что ты женщина! Смотри на мужчин свысока! Не отбивай жениха у ближней! Не стригись, храни женственность! Не топчи сапоги, новых не дадут! Люби строевую! Не сквернословь! Не теряйся!»

А вот еще отрывок из воспоминаний молодых летчиц:

«На волейбольной площадке шумно и весело. «Жигули! Давай, гаси!» – кричат болельщики. Женя Жигуленко – главная фигура на площадке. Высокая, сильная, она легко гасит мячи через сетку, будто гвозди вбивает. Волейбол – наше очередное увлечение».

Кино, чтобы помнили

И вот долгожданная победа! Это радостное событие застало Евгению и ее полк в Европе. Но и после войны Жигуленко еще десять лет отдала службе в Советской армии, она продолжала летать на Дальнем Востоке. Прославленная летчица, хотя и ненадолго, обрела личное счастье – вышла замуж, родила сына. Но ее супруг вскоре серьезно заболел и скончался – последствие фронтовых ран. После его похорон Евгения не сразу, но вернулась в авиацию. Теперь у нее был сын, а значит, будущее. Но беда, как говорится, не приходит одна: из-за неизлечимой болезни сын Евгении стал инвалидом.

После смерти Сталина и громких дел по разоблачению культа личности вождя Евгения неожиданно для всех уволилась из рядов ВВС. Разрушились все ее идеалы, а она никогда не умела лукавить. Это был 1955 год. Герой Советского Союза Жигуленко переехала на свою малую родину, в город Сочи. Работала в разных должностях: лектор, депутат Горсовета, председатель горкома профсоюзов государственных учреждений, начальник управления культуры города.

Герои Советского Союза, России и Казахстана

За годы войны 23 военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза:

  1. Гвардии ст. лейтенантАронова Раиса Ермолаевна — 960 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года.
  2. Гвардии ст. лейтенант Белик Вера Лукьяновна — 813 боевых вылета. Награждена посмертно 23 февраля 1945 года.
  3. Гвардии ст. лейтенант Гашева Руфина Сергеевна — 848 боевых вылетов. Награждена 23 февраля 1945 года.
  4. Гвардии ст. лейтенант Гельман Полина Владимировна — 860 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года.
  5. Гвардии ст. лейтенант Жигуленко Евгения Андреевна — 968 боевых вылетов.
  6. Гвардии ст. лейтенант Макарова Татьяна Петровна — 628 боевых вылетов. Награждена посмертно.
  7. Гвардии ст. лейтенант Меклин Наталья Фёдоровна — 980 боевых вылетов. Награждена 23 февраля 1945 года.
  8. Гвардии майор Никулина Евдокия Андреевна — 740 боевых вылетов. Награждена 26 октябрь 1944 года.
  9. Гвардии лейтенантНосаль Евдокия Ивановна — 354 боевых вылета. Награждена посмертно. Первая женщина-лётчик, удостоенная звания Героя Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны.
  10. Гвардии ст. лейтенант Парфёнова Зоя Ивановна — 680 боевых вылетов. Награждена 18 августа 1945 года. Участница Парада Победы.
  11. Гвардии ст. лейтенант Пасько Евдокия Борисовна — 790 боевых вылетов.
  12. Гвардии капитан Попова Надежда Васильевна — 852 боевых вылета.
  13. Гвардии ст. лейтенант Распопова Нина Максимовна — 805 боевых вылетов.
  14. Гвардии капитан Розанова Лариса Николаевна — 793 боевых вылета.
  15. Гвардии ст. лейтенант Руднева Евгения Максимовна — 645 боевых вылетов. Награждена посмертно.
  16. Гвардии ст. лейтенант Рябова Екатерина Васильевна — 890 боевых вылетов.
  17. Гвардии капитан Санфирова Ольга Александровна — 630 боевых вылетов. Награждена посмертно.
  18. Гвардии ст. лейтенант Себрова Ирина Фёдоровна — 1004 боевых вылета.
  19. Гвардии капитан Смирнова Мария Васильевна — 950 боевых вылетов.
  20. Гвардии ст. лейтенант Сыртланова Магуба Гусейновна — 780 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года.
  21. Гвардии ст. лейтенант Ульяненко Нина Захаровна — 915 боевых вылетов. Награждена 18 августа 1945 года.
  22. Гвардии ст. лейтенант Худякова Антонина Фёдоровна — 926 боевых вылетов.
  23. Гвардии капитан Чечнева Марина Павловна — 810 боевых вылетов. Награждена 15 мая 1946 года.

В 1995 году звание Героя России получили ещё два штурмана полка:

  • Гвардии ст. лейтенант Акимова Александра Фёдоровна — 680 боевых вылетов.
  • Гвардии ст. лейтенант Сумарокова Татьяна Николаевна — 725 боевых вылетов.

Звания «Народный Герой» (Казахстан) удостоилась одна лётчица:

  • Гвардии ст. лейтенант Доспанова Хиуаз Каировна — более 300 боевых вылетов.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector