33 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пять самых известных частных армий мира

Содержание

Пять самых известных частных армий мира

Частные военные компании очень удобны для стран, не желающих посылать своих солдат на сомнительные предприятия, которые могут запятнать репутацию государства. Наемники обладают особым иммунитетом и неподсудны законам страны, их называют «неприкасаемыми».

Фото: rt.com

К тому же потери в частной военной компании (ЧВК) скрыть легче, чем в регулярной армии, поэтому, например, американцам куда удобнее использовать наемников в Ираке, Афганистане и других государствах. Похожие мотивы и у российских властей, использующих в Сирии так называемую ЧВК «Группа Вагнера».

Но не стоит думать, что ЧВК заняты только военными операциями, прибыль им приносит тыловая логистика, построение маршрутов поставок ресурсов, авиаперевозки солдат и грузов, разминирование территорий, охрана объектов или персон и тренировки солдат правительственных войск.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Executive Outcomes

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Успеха в стрельбе достигают не тонкие творческие личности, а упрямые д%лбоебы!

Камуфлированные ювелирные изделия

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.
Читать еще:  Девушки с оружием: Рыжие бестии

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

ЧВК грязных дел. DynCorp

Это одна из старейших частных военных компаний в мире. Датой ее основания считается 1946 год. Хотя штаб-квартира корпорации находится в штате Вирджиния, все оперативное управление осуществляется из офиса в Техасе. Численность компании составляет примерно 14 тыс. человек.

Фото: io.ua

Сотрудники этой компании были замешаны в многочисленных преступлениях: торговлей людьми, наркотиками, изнасилованиях, убийствах, отмывании денег и многом другом, но каждый раз руководству DynCorp все сходило с рук.

Фото: washingtonpost.com

Дело в том, что ЧВК тесно связана с ЦРУ, а почти 96% ее дохода — правительственные контракты, сумма которых составляет более трех миллиардов долларов.
Сотрудники DynCorp отметились во все значимых конфликтах прошлого века и современности. Они были в Боснии, Колумбии, Сомали, Анголе, Косово и других странах.

Фото: washingtonpost.com

ЧВК предоставляет услуги по проведению воздушных операций, а также обеспечивает техническую поддержку вертолетов ВВС, ВМС и армии США.

Еще DynCorp занимается восстановлением разрушенной инфраструктуры, обучением разведывательных органов, предоставляет охранные услуги. Например, ее сотрудники защищали президента Афганистана Хамида Карзая и проводили обучение большей части полицейских сил Ирака и Афганистана.

DynCorp вошла в число 8 частных военных компаний, специально отобранных Госдепартаментом США, чтобы оставить в Ираке после вывода из него американских войск.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Executive Outcomes

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Читать еще:  Внимание! Клещи снова атакуют!

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Из России с любовью. «Группа Вагнера»

Небольшое количество сведений об этой ЧВК стало просачиваться в СМИ с началом боевых действий в Украине и Сирии. Как пишет РБК со ссылкой на свои собственные источники, группа Вагнера получила свое название по позывному руководителя.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: wp.com

«Группа Вагнера» тренируется на базе в Молькино в Краснодарском крае, где также располагаются силы 10-й отдельной бригады спецназа ГРУ Минобороны.
Вагнер — позывной руководителя отряда, на самом же деле его зовут Дмитрий Уткин, и раньше он служил в псковской бригаде ГРУ.

Эта компания появилась в Сирии незадолго до начала развертывания Россией своих военных баз в 2015 году. По данным РБК, в 2016 году в Сирии находились от 1 до 1,6 тыс. сотрудников ЧВК в зависимости от напряженности обстановки.

Фото: gazeta.ru

Находясь на базе в России, сотрудник «Группы Вагнера» получал до 80 тыс. рублей в месяц (1345 долларов), непосредственно в Сирии зарплата возрастала до 500 тыс. рублей (8 406 долларов).

На снаряжение каждого бойца тратилось порядка тысячи долларов. Бойцы «Группы Вагнера» сыграли большую роль при освобождении Пальмиры и в боях под Дейр-эз-Зора.

Напомним, белорусских граждан, которые принимают участие в военных действиях в других странах, могут привлечь к уголовной ответственности и в Беларуси. Они могут быть привлечены по ст. 133 УК РБ — «Наемничество». Ответственность несут и те лица, которые занимаются вербовкой наших граждан для участия в противостояниях в других странах.

Статья 132 Уголовного кодекса РБ. Вербовка, обучение, финансирование и использование наемников

Вербовка, обучение, финансирование, иное материальное обеспечение и использование наемников для участия в вооруженных конфликтах или военных действиях — наказываются лишением свободы на срок от 7 до 15 лет.

Статья 133 Уголовного кодекса РБ. Наемничество

Участие на территории иностранного государства в вооруженных конфликтах, военных действиях лица, не входящего в состав Вооруженных сил воюющих сторон и действующего в целях получения материального вознаграждения без уполномочия государства, гражданином которого оно является или на территории которого постоянно проживает (наемничество), — наказывается лишением свободы на срок от 3 до 7 лет с конфискацией имущества или без конфискации.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Успеха в стрельбе достигают не тонкие творческие личности, а упрямые д%лбоебы!

Камуфлированные ювелирные изделия

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Executive Outcomes

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.
Читать еще:  Самые жуткие и заброшенные места планеты

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Успеха в стрельбе достигают не тонкие творческие личности, а упрямые д%лбоебы!

Камуфлированные ювелирные изделия

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector