8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Феномен “зомби” и причины популярности идеи зомби-апокалипсиса

Феномен “зомби” и причины популярности идеи зомби-апокалипсиса

Если провести среди обычного общества простой опрос на тему: «Кто такие выживальщики?», можно быть уверенными, что лидировать будут ответы «Это те чудаки, которые готовятся ко всякой фигне, типа зомби-апокалипсиса». Ну что же, в этом действительно есть доля истины. Потому как настоящий выживальщик должен быть готовым ко всему, в том числе и к невероятному развитию событий.

Хотя упомянутый уже зомби-апокалипсис как раз является крайне полезной штукой для моделирования катастрофической ситуации. Настолько, что Стратегическое командование Вооруженных сил США даже разработало специальный базовый план по выживанию в этих условиях – CONOP 8888. Разумеется, это не означает, что вояки всерьёз готовятся к выходу зомби-вируса из подвалов секретных правительственных лабораторий. Просто очень уж этот сценарий удобен для проработки базовых аспектов взаимодействия на всех уровнях – от логистики, до психологии толпы.

И уж если профессионалы уделяют гипотетической угрозе зомби столь пристальное внимание, то что говорить об обычных людях? Однако возникает закономерный вопрос – чем же этот сценарий так интересен и привлекателен? Попробуем разобраться.

История возникновения феномена “зомби”

Конечно же, оживших мертвецов не существует. Что не мешает им присутствовать в фольклоре практически всех народов нашей планеты. И в очень разных ипостасях. Ага, далеко не все подобные фольклорные элементы были однозначно злыми, тупыми и человекоядными.

Однако так уж повелось, что чем страшнее и абсурднее выдумка, тем больше желающих в неё поверить. Поэтому среди всех оживших мертвецов самые известные – именно агрессивные пожиратели плоти. Вот только первоначальный образ зомби не имел к этому описанию практически никакого отношения.

У приплывших добровольно и привезённых насильно на острова Карибского моря африканцев с фольклором был полный порядок. Как и с умением талантливо сплетать традиционные верования с католическими традициями. В Вуду до сих пор возносят молитвы Деве Марии, а потом – благополучненько особым образом режут чёрных петухов и других мелких животных – чисто в ритуальных целях. Для дела, конечно же. Кто же станет тратить ценные ресурсы просто так – ради «идейного зла»?

Собственно, и первые классические зомби были исключительно «бесплатной рабочей силой». И делались они не из уже подгнивших покойничков, а из пышущих здоровьем работяг, которых накачивали специальными смесями и превращали в послушных рабов. В процессе, правда, им приходилось впадать во что-то типа клинической смерти, что на уровне местной медицины трактовалось однозначно – «Помер, бедняга. Пора закапывать». А ночью на кладбище приходил колдун, доставал из могилы своего нового раба и отправлял вкалывать. Чертовски экономически выгодно, не находите?

Но как же ранние классические зомби превратились в зловещих мертвецов-людоедов? Конечно же благодаря силе книг и кинематографа.

Итак, 1929 год, Европа. В свет выходит необычная книга Вильяма Сибрука – «Остров магии». В ней красивым литературным и понятным языком описывались все прелести Гаити и колдовства Вуду. В том числе и приготовление зомби. Страх перед толпой негров, способных натворить всё, что угодно, потому что так приказал хозяин или колдун, отлично легло на опасение роста сепаратистских настроений в колониях. Вот просто замечательно легло. Настолько замечательно, что уже в 1932 году был снят первый фильм, посвящённый этой тематике – «Белый зомби» (White Zombie) с Белой Лугоши (Bela Lugosi, многие до сих пор помнят его образ классического вампира Носферату) в главной роли.

Кадр из х/ф “Белый Зомби” (White Zombie, 1932)

И, как говорится, попёрло. Неведомую магию вскоре сменили куда более понятные механизмы – радиация, медицинские эксперименты, вирусы, гипноз, воздействие инопланетян. Да и из живых, но подконтрольных людей, зомби довольно быстро трансформировались в оживших мертвецов. Кульминацией этой идеи стал фильм «Ночь живых мертвецов» (Night of the Living Dead) Джорджа Ромеро, снятый в 1968 году.

Кадры из фильма “Ночь живых мертвецов” (Night of the Living Dead, 1968), режиссёр Джордж Ромеро.

А дальше зомби только совершенствовались, ускорялись, приобретали нечеловеческую силу и способности – чтобы страшнее было. Но суть всегда сохранялась – люди, не важно – мёртвые или живые, превращались в безмозглых, но довольно опасных существ. Потому как именно в этом и была главная идея.

Кадр из фильма “Стая” (Horde, 2009)

Психологические аспекты популярности образа живого мертвеца и идеи зомби-апокалипсиса

Страх смерти и связанных с ней явлений

Западный менталитет строится на страхе смерти. Танатос, по всеми нами любимому Зигмунду Фрейду (редакция с ним не во всём согласна) – одна из движущих сил человеческого развития. Всё же не просто так христианские проповедники столетиями запугивали людей образами ада и нескончаемых мучений. Даже «ложка мёда» в виде «Воскрешения перед страшным судом» не сильно скрашивала картину.

Люди попросту боятся всего, связанного со смертью. В том числе врачей, палачей, патологоанатомов, могильщиков и всех остальных, кому по работе приходится этим заниматься. Да и покойничков, которые мирно лежат в своих гробах, многие тоже опасаются. Для примера, восточный менталитет с его твёрдой убеждённостью в существовании реинкарнаций, многочисленных духов-покровителей и прочей ерунды, отодвигает страх смерти куда-то очень далеко. Не говоря уж про менталитет самих «создателей зомби» — африканцев и жителей Карибских островов.

Кадр из телесериала “Ходячие мертвецы” (Walking Dead)

Страх изменения близких

Любимый момент сценаристов зомби-муви – это когда один из товарищей/родственников/детей/любимой собачки главного героя превращается в зомби. Потому как это действительно страшно – внезапно понять, что родной человек не просто хочет тебя убить, а окончательно потерял разум и превратился в монстра.

Скажем так, люди, у которых в семье кто-то сошел с ума или заработал себе старческую деменцию – прекрасно это понимают. И каких трудов и личных переживаний стоит принять решение прекратить чужие мучения. А всё, что вызывает страх – привлекает и внимание.

Страх одиночества

Многих регулярно посещает ощущение, что только они в этом мире – единственные мыслящие существа. Остальные же – статисты, NPC, фон. А зомби-апокалипсис – это как раз та ситуация, когда данное ощущение становится реальностью. И уже не важно, кем был кто-то из толпы, которая гонится за протагонистом, чтобы его сожрать.

Читать еще:  4 более реальных, чем коронавирус, причины гибели человечества в ближайшем будущем

Факт, что только он тут личность. Бесконечно одинокая личность, которой приходится как-то взаимодействовать с другими немногочисленными выжившими личностями. И каждый справедливо полагает, что именно ему в случае подобного сценария будет отведена эта роль. Страх одиночества и желание чувствовать свою исключительность.

Кадр из х/ф “Обитель зла 4: Жизнь после смерти” ( Resident Evil: Afterlife, 2010)

Страх других людей

Людей слишком много. Количество населения возрастает в геометрической прогрессии, а ресурсов на всех не хватает. Жители стран первого мира это знают, но сознательно не хотят замечать. А зомби-апокалипсис – как раз отличная модель этой ситуации.

Теперь любой человек – даже живой, реальный конкурент за немногочисленную оставшуюся еду, бензин, патроны и оружие. Меньшие масштабы куда проще воспринимать. Сюда же относится и прямой страх других людей – социофобия. И социопатия, которая наконец-то получает возможность реализоваться в полном объеме. Конечно же, не только по отношению к зомби – самые интересные персонажи зомби-муви – это психопаты, которые взаимодействуют с главным героем. Причём совсем не так, как тому бы того хотелось.

Мечта о вседозволенности

Привычные связи разрушены, инфраструктура исчезла, законы человеческого общества перестают работать. Теперь действует только «право сильного».

Сильный может наконец-то вломиться в магазин и забрать из него всё, что душе угодно. Может поселиться в богатом доме (предварительно выгнав или уничтожив предыдущих жильцов), может сформировать вокруг себя общество и управлять им так, как хочется ему. А главное – может смело стрелять в головы всем тем, кто ещё недавно ему активно мешал жить, а теперь – превратился в реальную угрозу для с трудом выживающего человечества.

Кадр из кинофильма “Добро пожаловать в Zомбилэнд” (Zombieland, 2009)

Польза или вред?

Зомби-муви и идея зомби-апокалипсиса эксплуатирует самые главные страхи человечества. Не удивительно, что концепция живых мертвецов давно и прочно вошла в мировую культуру. Слишком уж страх притягателен для сытых и в целом-то всем довольных жителей городов, которые не прочь “пощекотать нервы” и понаблюдать со стороны за всякими ужасами, например с экранов телевизоров и компьютеров.

Но пока одни просто кормят свои страхи и фантазии, другие отрабатывают навыки и копят снаряжение. Потому как понимают, что не нужен настоящий зомби-апокалипсис, чтобы люди начали вести себя так, словно он случился. И вот именно к этому нужно быть готовыми – к отсутствию инфраструктуры, беззаконию и толпе психопатов, одуревших от вседозволенности.

Сценарий 1: Экологическая катастрофа (глобальное потепление, экологическая миграция, «избыточное население»)

Проблем изменения климата широко обсуждается последнее время на разных уровнях по всему миру. Поднимаемые вопросы, однако, совсем неновы. Уже в 1973 году группа учёных Массачусетского Института Технологий опубликовала книгу Пределы роста, в которой с помощью методов компьютерной симуляции показала, что если человечество продолжит придерживаться того же темпа промышленного роста, к 2100 году вся система рухнет. Данная публикация стимулировала дискуссии об экологии и устойчивом развитии, хотя сам термин был введён позже. Массачусетские учёные вернулись к своим расчётам через несколько лет и подтвердили, что основным подходом к решению экологических проблем должно стать сворачивание процесса накопления физического капитала и пересмотр ценностных ориентиров человечества в сторону социально-значимых аспектов и умеренного потребления. Экологически-ориентированные социальные движения добавили в повестку дня вопросы социальной справедливости, социального включения и в некотором роде перераспределения. В результате актуальная на сегодняшний день политическая риторика, представленная, например, в документе ООН «Глобальные цели устойчивого развития», является по сути дискурсом левого толка, ориентируясь в первую очередь на социальные аспекты глобального общества.

В странах Европы полным ходом ведётся работа по внедрению обозначенных ООН глобальных целей с ориентацией на 2030 год, но уже начали появляться скептические оценки этого предприятия. Учёные указывают, что современная ситуация характеризуется экспансией рыночных отношений и дальнейшим наращиванием производства и потребления. Примечательно также, что риторика социальной справедливости всё чаще апроприируется для легитимации рыночных интересов (феномен, названный greenwashing), «зелёные» партии всё активнее сотрудничают с экономическими либералами, а экологические инициативы нередко ложатся бременем на плечи среднего класса и пролетариата. Примером последнего является повышение цен на бензин, недавно вызвавшее широкие волнения во Франции.

Глобальное потепление, как ожидается, приведёт к массовой миграции в связи с повышением уровня мирового океана и изменениями местного климата. По оценкам Фонда экологической справедливости речь идёт о нескольких десятках миллионов человек, кто будет вынужден в ближайшие несколько лет покинуть регион привычного проживания вследствие экстремальных климатических изменений. Мигранты, как известно, одна из самых незащищённых групп населения. Климатическим мигрантам также будет некуда вернуться в случае непринятия другой страной, в связи с чем поднимается вопрос юридического регулирования климатической миграции на международном уровне. Пополнив резервную армию труда, климатические мигранты, согласно классическим представлениям, станут дополнительным инструментом давления на рынок труда и уровень заработной платы. Языковые и культурные барьеры при этом, а также стратификация рабочего класса по этническому признаку, могут затруднить социальную мобилизациюи взаимодействие трудящихся.

Перенаселение — ещё одна широко обсуждаемая проблема устойчивого развития. «Лишние люди» как считается, не только потребляют продукты питания, которых и так может скоро не хватать в результате падения плодородности пахотных земель, исчезновения опыляющих растения насекомых, потепления воды в океaне или других факторов, но и выделяют вредный для планеты углекислый газ. Билл Гейтс в своём выступлении на видео-шоу TED-talk в 2010 году включил «избыточное» население в число причин усугубления парникового эффекта и обозначил возможные пути коррекции ситуации, посредством улучшение вакцинации и образования в Африканских странах. Сам Гейтс, как известно, финансировал разработку и распространение вакцин в этом регионе, полагая, как представляется в СМИ, что повышение выживаемости детей в раннем возрасте будет вести к естественному снижению рождаемости и, соответственно, к снижении численности населения. В плане экологии это позволит уменьшить количество выделяемого CO2 на 10-15%.Гейтс не одинок в своей «экологической» работе. Как сообщил The Wall Street Journal богатейшие предприниматели мира, включая Гейтса, Рокфеллера, Сороса и других, собирались в мае 2009 года на тайное совещание по вопросу контроля населения. Оставив в стороне циркулирующие в медиа обвинения Гейтса в намеренном использовании вакцинации для снижения уровня фертильности бедного населения (методы социальной евгеники), следует всё же отметить, что, как указывает классическая экономика, избыточное население является производной капитала и в настоящем контексте ещё раз обнажает несовместимость рыночного уклада с перспективами не только устойчивого развития, но и самой возможности выживания человечества.

Читать еще:  Фильм «Аванпост», 2019: Тарковский снимает «Звездный десант»

Stay Away from the vodou!

Как так получилось, что зомби стали явью на Гаити? Это какое-то проклятое, забытое богом место? Отнюдь нет, хотя без всевышнего не обошлось. Зомби появились по одной причине: они хорошо ложатся в местную религию Вуду. Сам культ безвреден, хотя и создает две предпосылки для существования кадавров.

Во-первых, гаитяне верят в одержимость. Для них она не что-то плохое, а способ связаться с духами Лоа. Во время обрядов те призываются и вселяются в одного из присутствующих (не обязательно жреца!), после чего задабриваются любимыми вещами. Так богиню красоты и плодородия Эрзули поят розовым шампанским и опрыскивают духами. Таким образом, вудуисты не только завоевывают благосклонность Лоа, но и связываются через них со всевышним богом. Тот безразличен к людям, а, значит, до него можно достучаться лишь через подчиненных сущностей.

Во-вторых, вуду рассматривает человека не как один организм, а наслоение тел. Например, душа состоит из большого и малого доброго ангела. Первый отвечает за кровообращение и прочие биологические функции, присущие каждому человеку, а второй — за личность и волю. Именно маленький ангел покидает людей, когда те одержимы духом или сильно испугались.

Злому колдуну всего-то нужно изгнать малого доброго ангела, чтобы подчинить себе человека. Тот будет покорным до тех пор, пока его хозяин не умрет или утратит силу.

Когда смерть – это начало

Еще 15 лет назад о том, кто такие зомби, знали разве что лишь любители фильмов категории «Б» или отдельные знатоки кино

Термин зомби отправляет нас к гаитянской культуре, где zombi означал некое существо, которое способен создать вуду-маг. С помощью особого ритуала, проведенного с трупом, маг получал в свое распоряжение безвольного раба, который не был ни живым, ни мертвым и беспрекословно выполнял все, даже самые грязные и тяжелые поручения. Стоит заметить, что в период с 1982 по 1986 гг. антрополог Вейд Девис занимался изучением растений на берегах Амазонки, а позднее и на Гаити в поисках особых ингредиентов, которые могли входить, по свидетельствам вудуистов, в состав «зомби-порошка». Собрав определенный набор данных, он выяснил, что главным ингредиентом служил тетродотоксин, также содержащийся в рыбе фугу. Его исследования подтвердили факт наличия в культуре аборигенов Гаити случаев отравления людей «зомби-порошком», что являлось крайней мерой наказания за преступления против племени, после которого человек терял способность мыслить и превращался в безвольное существо, а вскоре и вовсе умирал.

Широкая общественность узнала о термине «зомби» и самом этом явлении благодаря Вильяму Сибруку и его книге «Остров магии», которая вышла в 1929 году и описывала его путешествие на Гаити. Книга была сдобрена иллюстрациями ритуалов последователей вуду-культов и стала сенсацией для Америки, ее взяли за основу для бродвейского мюзикла, а позднее ею вдохновились создатели фильма «Белый зомби», вышедшего в 1932 году.

Кадр из фильма «Дракула»

На волне заинтересованности американского общества зарождающимся жанром «хоррор» «Белый зомби» со звездой нашумевшего «Дракулы» (1931) Белой Лугоши становится довольно популярным и со временем превращается в один из ключевых фильмов, представляющих тему именно вуду-зомби. Однако нельзя сказать, что именно с выходом этого фильма эти монстры становятся коммерчески успешными – пусть дальше и следует череда фильмов со схожей тематикой («Король Зомби» (1941), «Месть Зомби» (1943) и так далее). Популярность и своего рода второе рождение зомби в виде живых мертвецов, жаждущих плоти, которые известны нам сейчас, приходят только в 1968 году с выходом картины независимого режиссера Джорджа Ромеро «Ночь живых мертвецов».

Этот фильм является одним из самых важных фильмов для хорроров, как определяющий все дальнейшее развитие жанра и, в частности, фигуры зомби. Его внезапно вылезающие из могил усопшие являются новой, страшной, неумолимой силой, которая пугает своей агрессивностью, многочисленностью и, главное, бессмертием. Как можно убить того, кто уже мертв? Здесь важно остановиться на том факте, что цикл фильмов Ромеро о живых мертвецах, то есть последовавшие за первой картиной «Рассвет мертвецов» и «День мертвецов», несет в себе строго определенные политические метафоры: проблема расизма, проблемы капитализма и общества потребления. Последователи режиссера преимущественно взяли за основу только ужасающую фигуру ромеровских зомби, но не его идеи.

Кадр из фильма «Реаниматор»

В 70-80-е годы прошлого века живые мертвецы стали проникать и в европейский кинематограф, где авторы решили сосредоточиться на визуальных эффектах, жестокости и насилии. Зомби стали появляться и широко использоваться в эксплуатационном кино. Новый виток развития и популярности этой темы снова приходится на Америку 80-90-х, когда свет увидели такие картины, как «Возвращение живых мертвецов», «Реаниматор», «Зловещие мертвецы» и его сиквел, значимость которых обозначена прежде всего тем, что это были первые попытки использовать зомби-тематику в хоррорах с элементами комедии, что в дальнейшем будет активно и коммерчески успешно использоваться создателями зомби-фильмов в XXI веке. «Возвращение живых мертвецов 3» и «Невеста Реаниматора», в свою очередь, показывают нам, что одним из главных мотивов в фильме о зомби может являться и романтический сюжет. Помимо этого, в 1990 году выходит в свет ремейк культовой ромеровской «Ночи живых мертвецов», снятый Томом Савини, который использовал оригинальный сюжет, но значительно изменил концовку, переработал спорных персонажей и открыл тем самым окончательно дорогу зомби-муви в коммерческий кинематограф, где мертвецы и экранные борцы с ними начнут трансформироваться в угоду зрителю.

Кадр из фильма «Обитель зла»

Новой главой в жизни зомби становится взаимопроникновение в XXI столетии зомби-сюжетов в разные медийные среды. С одной стороны, активно начинают появляться видеоигры про живых мертвецов, которые уже не только пугают игрока жуткими разлагающимися существами, но и дают ему возможность лихо отстреливать им головы и конечности. Так, знаменитая серия игр «Обитель зла» зародилась еще в далеком 1996 году и продолжает развиваться и по сей день. В 2002 году Пол Андерсон выпускает одноименный хоррор-боевик с Миллой Йовович в главной роли, который становится не менее популярным, чем серия породивших его игр, и также плодит свои сиквелы с завидной постоянностью. На данный момент мы в ожидании уже шестой части франшизы. В 2005 году выходит в свет игра Stubs The Zombie: A Rebel Without Pulse, где игрокам дается уникальная возможность почувствовать себя в роли непосредственно зомби, понять, что жизнь мертвецов совсем не сахар, и даже возглавить восстание против человечества. А в 2008 году появляется новая форма жизни зомби в киберпространстве – Left4Dead, многопользовательский шутер, где можно играть как за «выживших», так и за особо сильных «зараженных», что зачастую оказывается гораздо сложнее.

Читать еще:  Сборной по практической стрельбе в России больше нет

Кадр из фильма «Зомби по имени Шон»

Фильмы с живыми мертвецами в начале двухтысячных и по наши дни становятся все более дорогостоящими, увеличивается и коммерческая отдача от них. Вдобавок к этому старые сюжеты обретают новые формы и нюансы. Увеличилось число возможных причин зомби-апокалипсиса на земле. От привычных ранее исключительно военных разработок, магии или же просто данности того, что зомби существуют в канве фильма с самого его начала, мы получили армию зомби в результате действий фармацевтических корпораций и даже «одержимых» зомби, как в испанской франшизе «Репортаж», которая позднее была переснята американцами. Некоторые фильмы даже начинают терять изначальную основную составляющую – собственно хоррор – и уводить ее на второй план. Так, в 2004 году выходит картина «Зомби по имени Шон» британского режиссера Эдгара Райта, и это настоящая зомби-комедия. Черная комедия «Мертвеход» рассказывает о погибшем военном, который через некоторое время после своих похорон восстает из могилы и возвращается домой к своему другу. Поняв, что его товарищ теперь зомби, друг главного героя приходит в восторг и просит сделать его таким же. Впоследствии оба парня начинают охоту на преступников, по дороге съедая и невинных людей.

Кадр из фильма «Тепло наших тел»

Вышедшее в 2013 году «Тепло наших тел» и вовсе является молодежной романтической комедией, где зомби могут не только говорить (что мы могли встретить еще в «Возвращении живых мертвецов»), но и, полюбив девушку, снова стать человеком. Факт того, что зомби дают шанс превратиться из голодного, разлагающегося, жуткого мертвеца обратно в человека, доказывает повальную тенденцию к коммерциализации персонажа. На прилавках современных книжных магазинов мы можем найти романы о зомби в любом жанре, особые серии популярных комиксов о супергероях, которые предстают в зомби-форме, пособия по выживанию в случае зомби-апокалипсиса и даже научные исследования этого культурного феномена. Этих существ можно найти не только на прилавках магазинов и в кинотеатрах, но и на телеэкранах, где многие из популярных сериалов считают своим долгом сделать хотя бы одну серию о зомби, как это было, например, в «Южном Парке», «Отбросах», «Сообществе», «Американской истории ужасов». Есть даже несколько сериалов, полностью посвященных зомби, как, например, «Ходячие мертвецы», «Во плоти» или «Нация Z».

Наличие в медиапродукте зомби стало в каком-то смысле гарантом коммерческой успешности, а многообразие форм позволяет потребителям выбрать себе «своего собственного» зомби, практически на любой вкус и цвет – смотреть, как он поедает чью-то плоть или спасает чью-то жизнь, носить его изображение на футболке, управлять его действиями на экране своего компьютера, планшета и даже телефона. Возникает естественный вопрос: почему этот персонаж стал так популярен и успешен и, главное, почему мы все еще боимся зомби, причем не как некую метафору, а именно как персонажа?

Кадр из фильма «Уродцы»

В начале прошлого столетия, после Первой мировой войны, в Америке наблюдался повальный интерес общественности к так называемым «Циркам уродов», где выставлялись напоказ люди с необычными врожденными болезнями, различными увечьями. Публика могла полюбоваться семьей карликов, человеком без конечностей, великанами или необычайно толстыми или худыми людьми. Апофеозом такого увлечения стал выход в 1932 году фильма Тода Броунинга «Уродцы», где снимались настоящие цирковые артисты с различными отклонениями. Обосновать такой интерес можно тем, что благодаря небывалым достижениям в медицине того времени люди стали выживать после страшных ранений, теряя часть некоторых органов или даже их целиком. Соответственно, с войны вернулось большое количество инвалидов с разной степенью увечий, и люди, наблюдая это в повседневной жизни, стали понимать человеческое тело не как «совокупность», а в каком-то смысле как сумму его частей. Что и повлекло за собой увлечение представлениями с увечьями, а впоследствии – развитие жанра хоррора в кинематографе и всей индустрии развлечений, одним из элементов которой стали зомби.

В наше время этот интерес никуда не пропал, доказательством тому служат огромные рейтинги просмотров видео на различных интернет-хостингах с видеозаписями страшных аварий или не цензурированных телеканалами репортажей о текущих военных действиях. Но в то же время современная медицина активно развивает направления протезирования, пластической хирургии и средств косметической коррекции внешности, что создает ситуацию, прямо противоположную вышеописанной. Современный человек страстно заботится о своем внешнем виде и красоте своего тела. Различные увечья и недостатки в наше время принято скрывать всеми силами. В свою очередь, в образах современных экранных зомби огромную роль играет создание максимально реалистичного жуткого грима, который будет изображать разлагающуюся плоть, отсутствующие конечности и потому будет так ужасен. Современного зрителя не напугать ромеровскими бледными мертвецами, зато зомби из сериала «Ходячие мертвецы», где огромное внимание уделяют гриму, а для роли зомби зачастую приглашают калек (и снова параллель с «Уродцами»!), выглядят жутко и пугающе.

Кадр из сериала «Ходячие мертвецы»

Никто не боится киношных вампиров, потому что или они вообще не пьют кровь людей, или же их укус приносит быструю безболезненную смерть или вечную жизнь в виде холеного аристократично утонченного существа. Зомби же пугают не только массовостью и неумолимостью их движения к разрушению всего привычного нам мира. Их укус означает не только и не столько потерю всех чувств, ценностей и желаний, кроме как съесть соседа (что, кстати, для кого-то может показаться и неплохим развлечением!), а потерю целостности нашего драгоценного тела. Именно это пугает в фигуре зомби современного человека – перспектива потерять конечности, стать уродливым, разваливающимся на ходу существом, без всякой надежды (в 99% случаев) на исцеление и возвращение к первозданному, ухоженному и здоровому внешнему виду. Пока мы уделяем все больше внимания своей внешности, экранные зомби будут только прибывать – и становиться все более и более натуралистично уродливыми.

Отсутствие причины не признак дурачины

Зомби – интересный и непредсказуемый враг, и взаимодействие с ним само по себе доставляет немало удовольствия. Так зачем выискивать какое-то оправдание для появления живых мертвецов, если можно обойтись без него? Зомби-апокалипсис как он есть, данный нам в ощущениях, – на этом варианте останавливаются многие разработчики, и трудно их за это осуждать. В конце концов, такому подходу нельзя отказать в логике: когда твоя главная задача – выживание, тут не до каузальных тонкостей.

Какой бы ни была причина зомби-апокалипсиса, ее влияние в меньшей степени распространяется на сюжет и в большей – на антураж. Противостояние ожившим мертвецам в различной обстановке становится чем-то вроде подушки безопасности: если один из многочисленных сценариев нашествия зомби все-таки воплотится в жизнь, геймерский опыт поможет вам выжить.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector