2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Я умею добывать огонь с помощью льда и презерватива»

Содержание

«Я умею добывать огонь с помощью льда и презерватива». Почему адекватные люди готовятся к концу света

В январе стрелки Часов Судного перевели на 20 делений вперед. Это значит, что до глобальной катастрофы осталось всего 100 символических секунд. Впрочем, пока не ясно, что именно к ней приведет: ядерная угроза, фейкньюс или изменение климата. Но среди нас есть люди, которые уверены: БП (большой п***ец) не за горами. KYKY поговорил с этими храбрыми воинами, которые планируют выжить в «скором армагеддоне».

Нормально же жили – чего вы начинаете?

Горящие леса Австралии, интеграции и аннексии, коронавирусы и развлечения ИГИЛ запустили очередную волну паранойи и развития движения сурвивалистов (от слова survive). Это люди, которые готовятся к, так называемому, БП (– большому пи***цу): учатся разжигать огонь 20-ю разными способами, запасаются едой и строят схроны.

Пока движение конца света более развито в США. Там скептически настроенные граждане закупаются огнестрельным оружием и золотом, зарывают под землю целые автобусы, превращая их в бункеры, и проектируют пулеметы для бойни с зомби. Одни смотрят Youtube-видео и шоу на National Geographic по этой теме. Другие съезжаются на саммиты. На последнем, кстати, было около 30 тысяч «преперов» (от слова prepare).

Сурвивализм уже давно перестал быть хобби для отщепенцев или слабоумных. CEO Reddit Стив Хаффман сделал лазерную коррекцию зрения специально для того, чтобы «в случае чего» повысить свои шансы на выживание. Бывший руководитель Yahoo Марвин Лиао тоже готовится к худшему: у него пока нет огнестрельного оружения, зато он научился стрелять из лука и снабдил свою семью водой и провиантом на случай апокалипсиса.

Кроме обмундирования, запасов еды и пушек, богатые выживальщики покупают недвижимость в Новой Зеландии. Почему там? Во-первых, это реально далеко – видимо, расчет на то, что зомби или ядерные взрывы с континента туда не доберутся. Во-вторых, там много ресурсов. И в-третьих, в краткосрочном плане эта страна защищена от глобального потепления.

Но не надо думать и что подготовка к концу света – удел богачей с загнивающего Запада. Восточная Европа и недалёкая Азия тоже отрываются по полной. Конечно, на гектары земли где-то на отшибе планеты и тревожные чемоданчики за пять тысяч долларов у постсоветских сурвивалистов денег нет. Зато деревенские игры в партизанов научили их базовым навыкам выживания.

Вот, например, Андрей. У него свой бренд титановой посуды для охотников и рыболовов и полурекламный-полувыживальческий блог на Youtube. Он уверен, что современные дети с айфонами в руках окажутся абсолютно беспомощны в кризисной ситуации – а значит курс выживания должен быть чуть ли не школьным предметом.

«Цель жизни человека и есть выживание»

Андрей: «Половину детства я провел у бабушки с дедушкой в деревне. Там с другими мальчишками мы постоянно строили шалаши для обороны, добывали еду и готовили ее. Поэтому, мне кажется, что каждого советского ребенка можно назвать выживальщиком.

Вообще мне нравится ощущение, что в случае чего я смогу выжить и помочь не только себе, но и спасти близких. Для этого у меня есть определенные скиллы. Например, я умею ориентироваться, оказывать первую медицинскую помощь, строить жилище, добывать воду, огонь и еду. Могу сделать все, что закроет базовые потребности. Еще важные для вышивальщика навыки – это не отсвечивать, уметь разбираться в людях и быть немного параноиком.

А ведь есть выживальщики, которые реально боятся завтрашнего дня. Они делают схроны, покупают генераторы и запасаются едой на три года вперед. У меня запас максимум на месяц. И в основном я закупаюсь экипировкой, которая поможет мне выжить. Есть фильтры для воды, ножи, медицинские инструменты и много всего другого. На это уходит много денег – это уже стало проблемой. Если я покупаю одежду, то она обязательно должна быть функциональной – обычные вещи я уже давно не покупал.

Иногда думаю: не факт, что всё это пригодится. Но приятно осознавать, что у меня есть вещи на все случаи жизни. Это дает некоторое чувство безопасности. Я ж понимаю, что в некоторых ситуациях нам всем кранты. Но в остальных-то будет возможность побороться за жизнь.

В случае природных катаклизмов я попытаюсь покинуть город. Потому что горожане начнут вести себя неадекватно: займутся мародерством или будут убивать за еду.

Поэтому для таких ситуаций лучше иметь отдельный домик в лесу и бежать туда. Я возьму все самое необходимое и вместе с семьей поеду в один из своих деревенских домов или куда-нибудь на север. А если будет война, отправлюсь в ближайший военкомат и пойду служить.

Но я не думаю, что всем нужно быть выживальщиками. Хотя базовые навыки должны быть у всех. Я пару раз участвовал в поисках пропавших детей – видел, что они ничего не умеют: не понимают, что нужно спрятаться в овраге, если дует сильный ветер, не умеют развести костер. Детей обязательно нужно учить этому! Хотя бы в игровой форме.

Может, эти навыки никогда им не пригодятся, а, может, как мне, будут нужны в чрезвычайной ситуации. Однажды я оказался в пожаре в торговом центре и помогал эвакуировать людей. В итоге мы с охранником остались практически одни. Я понял, что в лифт идти нельзя, потому что он может быть отключен. Решил выбираться через окно. На тот момент мы были в магазине одежды, поэтому я намочил несколько маек и сделал себе и другим людям маски. Потом выбрал самые плотные джинсы и сделал из них веревку, чтобы спуститься с третьего этажа. Я вообще не испугался. Но когда оказался на земле, понял, что ситуация была действительно опасная – и мне стало страшно. С тех пор я никогда не захожу в метро без воды и банданы. Знаю, что в результате задымления ситуация будет еще хуже: выбраться будет сложнее, а помощи придется ждать дольше».

«Через три месяца поползли первые слухи о смерти от истощения и от холода»

Ирландские антропологи Нора Кембел и Гари Синклер опросили европейских преперов, чтобы понять – от чего они пытаются спастить и почему зациклены на конце света. Они выяснили, что общим знаменателем был триггер в прошлом: финансовый крах, болезнь кого-то из близких, безработица. После этих событий они выбрали для себя путь «подготовленного человека», как бы хищника – а не ожидающей помощи жертвы. Более того, европейские выживальщики считают американских коллег параноиками и посмеиваются над их запасами еды и бластерами. Американцы, в свою очередь, считают, что хорошо смеется тот, кто смеется из подземного бункера.

Один из респондентов в исследовании рассказывает, зачем везде таскает с собой мусорные мешки и почему это никак не связано с серийными убийцами: «Куда бы я ни шел, я всегда ношу два или три мешка для мусора, чтобы иметь возможность укрыться. Один из мешков может быть использован для создания крыши. Другие я могу наполнить листьями, чтобы было тепло и комфортно».

Сурвивалист из России Виктор тоже «всегда на чеку». В отличие от Андрея, его профессия вовсе не связана с концом света или стихийными бедствиями – он массажист. Но в его доме есть аварийные чемоданы для каждого члена семьи. Там, как он говорит, все необходимое: ксерокопия документов, деньги, сменное белье, аптечка, еда, вода, нож, фонарик и спички. Виктор тоже ведет Youtube «Выживший после БП», но там пока 140 подписчиков. Возможно, после «БП» станет больше.

На вопрос, откуда взялась паника по поводу бедствий или войн, Виктор пишет: «Вспомните хотя бы Боснию. Почитайте, что пишут выжившие – это похлеще книги «Мародер» Беркема». Давайте посмотрим, о чем говорит Виктор – вот отрывок из воспоминаний сурвивалиста, который в 90-х оказался в Боснии в разгар войны: «Мне повезло: моя семья была в то время многочисленной (15 человек в большом доме, 6 пистолетов, 3 АК) – мы выжили (по крайней мере большая часть из нас). Американцы сбрасывали сухой паек каждые 10 дней – в помощь блокированным городам, но этого никогда не хватало. У некоторых – очень немногих – были огороды. Через три месяца поползли первые слухи о смерти от истощения и от холода.

Мы сняли все двери, оконные рамы брошенных домов, разобрали паркет, сожгли всю мебель – все пошло на отопление. Многие умерли от болезней, особенно из-за воды (из моей семьи – двое), пили мы в основном дождевую воду, ели голубей и даже крыс.

Деньги очень быстро обесценились – мы вернулись к обмену: за банку тушенки можно было поиметь женщину (тяжело об этом говорить – но это так), большая часть женщин, торговавших собой, были отчаявшиеся матери.

Ты никогда не знал, кто враг в данную минуту. Чтобы лучше представить ситуацию – это был почти возврат в каменный век. Я фельдшер, в этих условиях мои знания были моим капиталом. Будьте любознательными и умелыми, в таких условиях умение чинить вещи стоит дороже золота. Так что учитесь чинить вещи, обувь или людей.

Сейчас я знаю, что все может рухнуть очень быстро. У меня есть запас пищи, средства гигиены, батарейки. Запас на шесть месяцев. Живу в квартире с хорошей безопасностью, у меня есть дом с убежищем в деревне за 5 км от квартиры. В доме тоже запас на шесть месяцев. Это маленькая деревня, большинство жителей хорошо подготовились: война научила их. У меня 4 единицы оружия, по 2000 патронов к каждой. Есть сад, знаю садоводство. Все вокруг говорят, что все будет хорошо, но я то знаю, что все рухнет».

Очевидно, люди из стран, в которых шла (или все еще идет) война куда больше подвержены этому эпичному страху. Но паника доходит до того, что люди меняют работу «головой» на работу «руками». Виктор, к примеру, ушел из офиса в массажисты как раз на случай войны.

«Когда случится БП, никому не будут нужны seo-шники, менеджеры и дизайнеры наружной рекламы»

Виктор Бурлак: «В зрелом возрасте (сейчас мне 37) пришло понимание, как все ненадежно в нашем мире – в один миг все может измениться. И уже меняется!

Самый вероятный БП на данный момент – это вооруженный конфликт. Ядерный, безъядерный, локальный, межрассовый, религиозный или любой другой. Вопрос не в том, случится он или нет, а в том, когда случится. Я из тех выживальщиков, которые в случае БП будут стараться уходить из города. Основную силу тогда будут иметь полиция, военные и ОПГ. Эти группы и сейчас имеют сплоченность, дисциплину и доступ к оружию. А так как у меня нет знакомых из этих «группировок», то мне и моей семье будет спокойнее уйти из города и переждать время, пока «новая власть» не вступит в силу. Мы уйдем на дачу – она далеко от населенного пункта и подготовлена к автономной жизни. Там есть печка, баня, еда, рядом лес и река для охоты и рыбалки.

В силу своего характера я однозначно отношу себя к одиночкам. Но, конечно, в группе с толковым руководителем всегда будет легче во время БП. Поэтому если появится шанс, я лучше примкну к какой-то группировке, чем буду куковать в одиночку с семьей. Но пока рассчитываю только на себя и запасаюсь знанием и опытом.

Я считаю, неважно, сколько стоит твой нож, если ты не умеешь им пользоваться. Лично я умею добывать огонь с помощью льда или презерватива. Из пластиковой бутылки могу сделать веревку, а из древа сварить кашу. Но главными своими скиллами считаю умение хорошо плавать, выносливость и силу. А как вам умение заинтересовать почти любого собеседника? А навык медицинского массажа? Поверьте, во время и после БП эти навыки будут значительно важнее умения с помощью ваты и доски разжечь костер.

Однажды я осознанно уволился с должности руководителя отдела контента в крупном интернет-портале и ушел в массаж.

Когда случится БП, никому не будут нужны seo-шники, менеджеры и дизайнеры наружной рекламы. Востребованы будут люди, умеющие работать руками. Поэтому на банку тушенки я точно заработаю.

Чтобы отточить свои навыки, я хожу в одно-двухдневные походы с определенной задачей. Например, ночевка в лесу без ложки, вилки и другой посуды, без палатки или с минимальным запасом воды. Или ставлю цель проплыть определенное расстояние против течения на резиновой лодке, наловить беззубок и приготовить их. В лесу у меня есть шалаш, который я периодически перестраиваю, костер, лежанка. Но всё это больше для отдыха и тренировки навыков. В случае чего постоянно я бы там не жил.

Готовлюсь обычно один. Жену, дочку (10 лет) и сына (6 лет) выживалами не назовешь. Но они тоже знают, что делать в особо вероятных ситуациях. Например, знают, где у нас противогазы и аварийные чемоданы.

Вообще я готовлюсь к тому, чтобы в любой экстремальной ситуации не потеряться, не запаниковать и найти оптимальный выход. Настоящий выживальщик – это не переигравший в «Сталкера» мальчик, который закопал ящик тушенки на даче, купил травмат, насмотрелся роликов в Youtube и считает, что он готов (хотя даже это неплохо – потом, в процессе взросления есть большая вероятность, что именно из таких «сталкеров» вырастут мужчины, которые не побоятся взять на себя ответственность). Настоящий выживала – это в первую очередь образ мышления. Я помню, как в младших классах на уроках ОБЖ нам измеряли головы, чтобы знать, какого размера противогазы нужны. Я знал, где находится бомбоубежище, к которому я приписан, знал, как туда добраться, и был уверен, что там будет противогаз моего размера.

А сейчас вместо ОБЖ моим детям преподают основы православной культуры.

Поэтому я в корне не согласен, что выживание – это сублимация страха перед завтрашним днем. Скорее – шок от настоящей действительности».

Если вам кажется, что сурвивалисты – это узкая тусовка по интересам, посмотрите на соцсети. В одном «Вк» больше трех тысяч групп для выживальщиков. В самой большой из них – она по-дикаприевски называется «Выживший» – больше 870 тысяч подписчиков. Между картинками с бурыми медведями, флягами и шашлыками на костре в ней пишут инструкции, как действовать в чрезвычайной ситуации. Например, как выбраться из тонущей машины, согреться на морозе и выбраться из обрушившегося здания. Кстати, лайков такие посты собирают больше, чем беларуские модели в Instagram. Может, нас всех запугали ленты новостей, а может, всякие «Интерстеллары», где выживает и спасает мир фермер Мэттью Макконахи. Но давайте честно: умеете ли вы разводить огонь без спичек?

Вопреки

В мире ширится движение «выживальщиков» – людей, которые готовятся к стихийным бедствиям или к концу света. У них есть свои сайты. Они собираются в группы, строят убежища, учатся пользоваться оружием. Их навыки позволяют им развести огонь при помощи совсем неожиданных предметов, самим себе зашить рану, не замерзнуть в метель и под ледяным дождем.

Глядя на них, задаешься вопросом: «А зачем им это надо? Зачем каждый день готовить себя к какому-то катаклизму? Зачем постоянно жить с этим чувством?»

Светлана Кочмарь, 35 лет

Банковский работник

«Выживание в моем понимании — это способность пережить любую нестандартную экстремальную ситуацию. Соответственно, выживальщики — это те, кто может сконцентрировать свои внутренние возможности, а также приспособить предметы окружающей среды для выживания.

В 2012 г. все поголовно готовились к концу света. Сайты и многие статьи в газетах были посвящены тому, как выжить. Помню, меня поразили кадры, где человек сам себе разрезает ногу, а потом самостоятельно ее зашивает. Долго ходила под впечатлением. Так и появилось желание поговорить с выживальшиками. Списались, и я приехала к ним в лагерь. Ясное дело, что у меня не было никакой особой подготовки, кроме того, что увлекалась туризмом. Знала природу, и были начальные навыки, как себя вести.

Меня захватило желание ребят не плыть по течению, а всеми силами противостоять и выжить. С тех пор и занимаюсь с разными группами выживальщиков. Позади десятки выездов. Чему только ни научилась: самостоятельно строила плот, имея под рукой только мачете и веревку, сплавлялась на этом плоту, разводила огонь всеми возможными способами, строила убежище из снега и ночевала в нем.

Выживальщики для общей подготовки занимаются рукопашными боями и учатся владеть различными видами оружия. Благо, отец в детстве настоял, «чтобы девочка могла за себя постоять», и отдал меня на бокс. Навыки пригодились. Сегодня я умею метать нож, да и вообще им владею довольно мастерски. Также научилась владеть стрелковым оружием.

Я могу подавать сигналы бедствия при помощи подручных средств, строить убежища, ночевать без убежища, знаю разные способы фильтрации воды, разведения огня, переноски огня, маскировки на местности, добычи еды. Всеми навыками я владею практически уже в совершенстве.

Чтобы совершенствовать свои знания, мы не выбираем солнечную погоду для продолжительных турпоходов. Как я только себя не испытывала в самых экстремальных погодных условиях, и в жару, и в холод (-30) или промозглую сырость. Спускалась по горной реке и переплывала на плоту Днепр. Жила в полной изоляции 50 дней в лесу. Или шла до точки сбора с группой 100 километров. Да многое что еще было… Такие вещи уже в прошлом, сейчас я прошла практически все испытания и понимаю свой предел.

Родственники беспокоятся о моем увлечении, но смирились. Среди выживальщиков девушек очень мало. Наверное, не все могут выдержать нагрузки. Некоторые говорят: «Ты же девочка, зачем тебе это надо?» Они считают, что лучше бы училась варить борщи. Варить борщи я тоже умею, к слову.

Классическая экстремальная ситуация – это апокалипсис. Понимаю, что в современном мире он вряд ли произойдет, но все же, наблюдая политические баталии и нетерпимость среди людей, исключать такую возможность не стоит.

В обычной жизни я банковский офисный работник, с выживанием это не сочетается никак. В идеале хотелось бы заниматься только походно-туристической сферой, связанной с экстремальными путешествиями, но она не приносит нужного дохода. Поэтому и работаю в офисе».

Читать еще:  Запрещено для детей - Last Day Club

Константин Высоцкий, 40 лет

Архитектор

«Можно ли назвать нас параноиками? Выживальщики умеют делать веревки из пластиковых бутылок и добывать электричество из деревьев, обустраивают в лесах тайники с провиантом и готовятся к приближающейся катастрофе. В мирное время над нами подтрунивали, но сейчас, в разгар эпидемии, уже непонятно, кто будет смеяться последним.

Данному движению более пятидесяти лет. Зародилось оно в Америке во время «холодной войны». А потом вместе с роком и джинсами, а также благодаря развитию интернета передалось и нам.

К подобным экстремальным ситуациям, которой оказалась пандемия, выживальщики готовы давно. У них есть запасы, позволяющие долго не выходить из дому, а главное – они умеют быть в одиночестве. Некоторые из них, объединившись в группы, ушли из города. Они могут свободно сегодня перемещаться в лесу на природе. Многие еще задолго до карантина устроили схроны в лесу, где есть запасы еды и медикаментов. Одно из первых правил выживальщика – держать под рукой «тревожный чемоданчик», в котором есть все необходимое при экстренном бегстве из дома.

У выживальщиков нет единого мнения относительно поведения во время экстремальной ситуации. Поэтому они поделены на группы. Некоторые считают, что при катаклизме следует оставаться в городах, другие, напротив, что лучше сразу же их покидать. Но, наверное, многое зависит от группы, к которой ты себя причисляешь. Людям совсем неподготовленным лучше не уезжать – может быть, им удастся прибиться к какому-нибудь сообществу. А за городом их ждут холод и голод.

Большое Происшествие, или как его сокращено называют выживальщики, БП. Оно может произойти с кем угодно и когда угодно. По сути это любая нестандартная ситуация – от неожиданной ночной встречи с гопниками в подворотне до мировых катаклизмов. Скажем, пошли в лес за грибами и заблудились, в пургу заглохла машина на проселочной дороге, во время отдыха на реке перевернулась лодка, да мало ли что…Нужно всегда уметь достойно выйти из сложившейся ситуации.

Быть выживальщиком — это стиль жизни, особый вид мышления. Знаете, дома у меня целая коробка со спичками, хотя я умею разводить огонь с помощью льда, огнива, ложки, пластиковой бутылки, презерватива, ваты. Можно ли назвать нас, выживальщиков, параноиками? Можно. Называйте, как хотите. Но когда наступит БП, именно мы будем готовы к жизни с измененными реалиями».

И глядя на сегодняшние реалии с этим вряд ли не согласишься.

Про древнее искусство заботы о себе

Что такое выживание? Инструктор говорит, что это интеллект. Мне больше нравится называть это древним искусством заботы о себе. Когда ты умеешь заботиться о себе, то от тебя пользы больше и другим. Начни с себя и все кругом будет нормально. Сейчас все хают правительство, а люди сами-то что делают? Будь себе сам министром здравоохранения, спорта, туризма и всего прочего.

Всего по городу у нас условно человек 150 выживальщиков. Это не то чтобы общество, просто группа людей, которые иногда куда-то в походы вместе выходят. Большинство предприниматели, либо какие-то топы — в общем люди, которые берут на себя ответственность. Есть одна девушка — она госслужащая.

Это не то, чтобы братство, просто несколько отдельных групп людей. Но я считаю, эти люди будут опорой, если что-то вдруг произойдет. Мне не нравится, что некоторые постоянно ждут какого-то [конца] — это плохая черта. Но готовность к нему — это хорошее качество.

Фото: страница ВК Георгия

Цена страха

С точки зрения общества, выживальщики (когда общество вообще обращает на них внимание) – это люди, готовящиеся к коллапсу общества, после которого деньги, линии электропередач и всё, что от них зависит, перестанет быть доступным. Выживальщики готовятся очищать воду перед питьём, охотиться и разделывать добычу, отпугивать всех, кто попытается покуситься на частичку их постапокалиптического счастья, возможно, даже при помощи огнестрельного оружия. Возможно, даже строят бункеры.

Но такое представление частично навязывается наиболее известными из разновидностей выживальщиков: людьми, о которых рассказывали в реалити-шоу Doomsday Preppers, шедшем по каналу National Geographic. Это шоу проникло и в академическую литературу: Миллз цитировал исследование, анализировавшее психологию людей, в нём участвовавших. Хотя Миллз не говорит этого прямо, разумно задуматься о том, можно ли составить правильное представление о сообществе выживальщиков только исходя из тех людей, которых продюсеры этого шоу сочли наиболее подходящими для телевидения.

Чтобы выяснить всё самостоятельно, Миллз дал объявления на популярных сайтах для выживальщиков, набрал команду и начал своё путешествие. Его целью было не количественное исследование; это была этнографическая экспедиция, в процессе которой он в основном говорил с людьми, проводил с ними время, и искал параллели в их образах мышления. Важно отметить, что вне зависимости от популярности сайтов для выживальщиков, он вряд ли дают полный срез этого сообщества – как и выборка людей, согласившихся побеседовать с исследователем. Тем не менее, такое исследование наверняка будет более глубоким, чем просто наблюдение за выборкой людей, хорошо подходящих для телешоу.

На самом деле, один из них так и сказал Миллзу – это «не то же самое, что шоу Doomsday Preppers». Эти люди не готовились к полному коллапсу общества. Они готовились к локальному коллапсу привычных услуг, который может растянуться на несколько месяцев. Не Армагеддон, а какой-нибудь ураган Ирма – который ещё не ударил по стране, когда Миллз проводил свои интервью. Однако после этого Миллз говорил, что подготовка к выживанию на пару месяцев без ключевых услуг – это серьёзная недооценка того, что может потребоваться. Запасов выживальщиков обычно хватает именно на пару месяцев, и Миллз сказал, что обычно они оценивают эти запасы, как «больше, чем им может понадобиться».

Ещё одно ключевое отличие – у выживальщиков нет ожидания определённого катаклизма, который должен произойти. Некоторые из них проживали в местах, подверженных затоплению при наводнениях, но всегда упоминали и такие опасности, как терроризм или распространение новых заболеваний. Для многих из них подобные риски не приводили к ощущению неминуемой катастрофы. Подготовка к несчастьям больше проводилась «на всякий случай». Как заключил Миллз: «Их опасения обычно возникают как реакция на множество различных катастроф, которые широко освещаются и признаются в американской культуре».

Гид покупателя. Защищенные телефоны на все случаи жизни

Мои друзья увлекаются разными активными видами спорта и часто спрашивают, какой телефон приобрести, чтобы он удовлетворял нескольким условиям — долго работал, обладал защитой от падений, не промокал, выглядел хорошо в повседневной жизни, имел отличную камеру, варил кофе. Чтобы не нагружать вас излишними подробностями, скажу, что число пожеланий к такому мифическому устройству превышает разумные пределы, а вишенкой обычно служит классическое “и стоил недорого”. К сожалению, мы живем вовсе не в сказке, и поэтому защищенные устройства стоят заметно дороже, чем их обычные собратья, разница в цене огромна, за защиту приходится выкладывать две, а то и три стоимости аналогичного по характеристикам аппарата. Как ни странно, большинство тех, кто интересуется защищенными смартфонами и телефонами, в них не нуждается и может решить свои задачи намного дешевле и эффективнее. Давайте попробуем понять, что есть на рынке из защищенных устройств и что они дают своим пользователям.

Спорт, туризм, рыбалка и просто кривые руки

Давайте оттолкнемся от потребности в защищенном телефоне, ведь она продиктована не просто желанием показать всему миру, что вы не чужды экстремальных видов спорта, а пониманием, что при вашем образе жизни другие телефоны просто не выживут и вам нужно что-то особенное. За многие годы наблюдения за покупателями таких телефонов я выделил два основных типа покупателей, первые — это “рыбаки”, люди, что находят развлечения в воде. Под “рыбаками” следует понимать собирательный образ всех, кто не может прожить вне воды, это туристы на байдарках, охотники в болотах, те, кто развлекается на аквабайках или других средствах передвижения. Сюда же плотной толпой примыкают пляжники, как правило, это люди, что уже утопили или уничтожили песком предыдущий телефон и теперь начинают задумываться о том, что на пляже телефон надо беречь либо вовсе его не брать.

Фактически, все эти люди нуждаются только в одном аспекте защищенных телефонов, а именно в защите от воды, когда аппарат погружается в воду и может там приказать долго жить. Это вовсе не означает, что таким людям нужны какие-то особые устройства, многие серийные модели обладают встроенной защитой от воды, причем ее уровень достаточен, чтобы выжить после попадания на десяток минут как в унитаз, так и в морскую воду. Первым производителем, что внедрил для европейского рынка защиту от воды на серийных, обычных аппаратах, стала компания Sony. К сожалению, хорошая задумка оказалась испорчена исполнением, с течением времени смартфоны от Sony теряют защитные свойства, рассыхаются заглушки, отходят стеклянные панели в аппаратах Z-серии, что нарушает герметичность корпуса. Дошло до смешного, не сумев побороть эти дефекты, компания, с одной стороны, заявляет о наличии защиты от воды, с другой стороны, тут же снимает с себя всякие обязательства и утверждает, что эти проблемы ее не касаются, а утопленные телефоны — это и вовсе негарантийный случай.

Для покупателя важно знать, какой стандарт защиты предусмотрен в телефоне. Обычно производитель указывает стандарт IP, самые распространенные варианты — это IP56, IP57, IP67, IP68. Первая цифра указывает на то, как устройство защищено от попадания посторонних предметов, так, I5x означает, что аппарат частично защищен от пыли, а вот 6-ка указывает на полную защиту от проникновения пыли внутрь корпуса. Соответственно, чем выше цифра в описании IP, тем лучше защита. Вторая цифра указывает на защиту от воды, например, IP56 обеспечивает защиту от дождя, направленной и несильной струи воды. Но погружать телефон под воду нельзя, он промокнет. В IP67 предполагается, что краткосрочное погружение устройства не скажется на его работоспособности. Зачастую производители говорят о погружении на глубину в один метр и времени до тридцати минут.

Пожалуй, тут надо оговориться, что практически все современные телефоны спокойно себя чувствуют под дождем, опасения о том, что они могут испортиться, если говорить по ним во время ливня, беспочвенны. Некоторые компании добавляют специальную водоотталкивающую пропитку корпуса и компонентов, например, это делает Motorola почти для всех своих моделей.

Это просто дополнительный и зачастую излишний уровень защиты. Поэтому при выборе телефона стоит определиться, насколько часто вы будете погружать его в воду и насколько это вероятно. Есть люди, что намеренно собираются фотографировать в море или уплывать за буйки, закрепив телефон на руке или в кармашке плавок. С этим есть пара проблем, первая и основная заключается в том, что стандарт IP рассматривает только пресную воду, а не соленую. На практике это не приведет к утоплению телефона, но при высыхании соль может остаться на мембранах динамиков, микрофона. Поэтому после морских купаний телефон следует промыть пресной водой, иначе возможно ухудшение в его работе. Нельзя сушить телефон на батарее или феном, это приведет к тому, что вы можете нарушить его защиту, например, термоклей плохо реагирует на горячий воздух или прямые солнечные лучи (вспоминаем песок и пляж). Самый простой способ просушить телефон — это положить его в тени, в месте, где есть небольшой ветерок. Просохнет он за полчаса, а то и быстрее.

Морская вода считается агрессивной средой, поэтому она может повреждать покрытие и цвет корпуса, его покраску. На моем Galaxy S5 после пары морских заплывов на крышке облез верхний слой лака, это было хорошо заметно, так как под ним краска была более яркой. Это негарантийный случай, более того, любой производитель не несет ответственности за это. Каждая компания рассматривает попадание устройства в воду как случайность, разовую историю. Они не создают свои аппараты для подводной съемки или постоянного использования в воде.

Ярким примером серийных, обычных моделей, что имеют уровень защиты IP68, можно считать Galaxy S7/S7 EDGE. Эти аппараты с легкостью переносят погружение в воду, в них нет никаких заглушек, и это большой плюс. Когда в защищенном аппарате есть заглушки, это всегда слабое место, пользователь может не до конца их закрыть и таким образом утопить свой телефон. Поэтому лучше, когда их нет.

Другой интересный момент, в S7/S7 EDGE добавили определение наличия влаги на контактах, поэтому если вы попытаетесь заряжать телефон, то он скажет вам, что его надо вначале просушить. Довольно интеллектуальный подход, который позволяет избежать неприятностей, в частности, коррозии контактов, а то и полного выхода телефона из строя.

Посмотрите, как в специальной колбе “топили” Galaxy S7 и он с честью выдержал это испытание.

По статистике, наибольшее число телефонов тонет вовсе не в морях и реках, а в домашних условиях, они отправляются прямиком в унитазы. Реже тонут в ванной. Наличие телефона со стандартом защиты IP67/68 позволит вам достать его, быстро промыть водой и продолжить пользоваться. Все другие аппараты превращаются со временем в тыкву, могут выйти из строя через 6-8 месяцев после попадания воды, коррозия — это медленный убийца электроники, она редко умирает сразу же.

Каждый человек знает о себе простую вещь, то, насколько он криворук или, если позволите, удачлив. Пожалуй, исходя из этого и надо смотреть на то, какой телефон вам нужен. Тот же iPhone может быть красив, но он хрупок и легко бьется, не обладает никакой защитой от воды. Миллионы людей пользуются им и закрывают глаза на это, хотя, с другой стороны, у многих на iPhone разбитые экраны и многие аппараты умирают после купаний. Это ваш выбор, когда вы сами про себя знаете, насколько вы можете себе доверить дорогой телефон.

Прятать красивый аппарат в уродливый чехол — это не вариант для повседневной жизни, но отличный вариант для пляжа и походов. Нет надобности покупать отдельный защищенный смартфон, который к тому же будет хуже по характеристикам и возможностям. Как для Apple, так теперь и для телефонов Samsung таких чехлов выпускают огромное количество. Их объединяет, на мой взгляд, простая штука — они страшные. Но в походе не до красоты, зато ваш телефон не утонет и скорее всего не разобьется.

Перечислять все такие чехлы и компании, производящие их, нет никакого смысла, дам вам ссылку на пару обзоров у нас.

Разбитый экран и стоимость ремонта в треть телефона и выше

Оставим на время тех, кому нужны действительно защищенные аппараты, посмотрим на тех, кто просто время от времени роняет свои телефоны на асфальт и бьет на них экраны, это самая хрупкая часть современного аппарата. Мой опыт с линейкой Galaxy/Note показывает, что при падении от пояса практически на любые поверхности экраны бьются крайне редко, сказывается специальная конструкция и наличие Corning Gorilla Glass последних поколений. Аналогичные падения iPhone не переживет, разобьется экран. В прошлом году записывали видео про то, насколько прочен Galaxy S6 EDGE, аппарат разбился при падении с высоты человеческого роста, что в жизни маловероятно.

Из самых защищенных от падения экранов вспомню только Moto X Force, в этом телефоне применяется специальная конструкция дисплея, которая гарантирует его защиту практически при любых падениях и бросках. Удивительно, но сам телефон не является защищенным от падений, электроника в нем обычная, да и защиты от воды нет. Но на меня этот аппарат произвел впечатление, он своего рода неубивайка, впрочем, посмотрите видео.

Читать еще:  Крысы-сапёры помогают находить мины

Как вы видите, в серийных моделях и флагманах разных компаний применяются различные технологии, чтобы сделать их устойчивыми к внешним воздействиям. И такие аппараты часто встают вровень с классическими защищенными телефонами, о которых сейчас и поговорим.

Сегмент Outdoor, или классика жанра — кнопка и смартфоны

На рынке есть и классические защищенные телефоны, они нарочито массивные, сильно отличаются от обычных аппаратов, в них основная функций подчеркнута большими корпусами, резиновыми вставками. Условно этот сегмент можно разделить на кнопочные телефоны и смартфоны. С кнопкой все предельно понятно, это самые дешевые аппараты, сегодня их цена колеблется около 4 000 рублей. Одной из самых популярных моделей в России является Senseit P101.

Этот телефон без особых претензий, защищенная кнопка, и этим все сказано. Таких устройств на рынке не так много, но они есть. Выбирают их в первую очередь за дешевизну и наличие аппаратных кнопок. Никакого интернета, социальных сетей, это телефоны для звонков и долгой работы от одной зарядки.

А вот примером защищенного смартфона может выступать Senseit R390/R390+, посмотрите, как он выглядит.

У всех подобных продуктов есть один недостаток — стоимость. Внутри стоит довольно старая и не самая производительная платформа, старые версии Android, небольшие по размеру экраны. Аналогичные Android-смартфоны без защиты стоят в 2-2.5 раза меньше, и это объясняет низкую популярность таких классических защищенных устройств. В Китае их продают огромное количество, но предостерегу вас — многие из них не держат воду, легко тонут. Поэтому такие покупки чреваты, и стоит выбирать проверенных поставщиков.

Из интересных вариантов отмечу смартфоны-рации, когда обычный walkie-talkie добавлен к обычному же Android-смартфону. Или к защищенному кнопочному телефону, тогда такие решения стоят еще дешевле. И в силу своей уникальности они могут быть интересны для охотников и туристов. Но для обывателя они не так хороши. С другой стороны, обычные walkie-talkie обеспечивают лучшее качество работы, чем такие смешанные устройства.

Классические защищенные устройства покупают те, кто точно знает, как ими пользоваться и зачем они им нужны. Поэтому объяснять это не вижу смысла, равно как и описывать всех игроков, их не так много, каждый предлагает плюс-минус сравнимые решения, надо смотреть на возможности и стоимость.

Из лучших решений отмечу варианты флагманов от Samsung, которые имеют приставку Active, в них отличное железо, камеры и хороший уровень защиты.

Краткое заключение

Кому-то вывод этого “Гида покупателя” может показаться парадоксальным, но факты — упрямая вещь, большинству тех, кто ищет защищенные телефоны, подойдут обычные серийные модели с защитой от воды, которую можно также организовать с помощью чехлов. Вопрос в том, сколько дней в году вам требуется защита и какого уровня. И тут прагматизм перевешивает, люди выбирают обычные модели. А вот для них уже стоит смотреть, насколько хорошо и прочно сделан корпус, насколько устойчиво к падениям стекло. Стоит смотреть на обычные сценарии использования в повседневной жизни, а не редкие походы куда-либо.

В этом “Гиде покупателя”, также как и в предыдущих, акцент сделан на том, на что стоит обратить внимание при выборе защищенного телефона, какие подводные камни могут встретиться на этом пути. Но задачи сравнить все модели, что есть на рынке, и показать их отличия у меня не было, тем более что это не интересно ни вам, ни мне. Уверен, что вооруженные этими знаниями, вы сможете понять, насколько вам нужен защищенный телефон и какой защитой он должен обладать. Удачных покупок!

В Америке на выживальщиках зарабатывают деньги, там это целая индустрия. Можно заказать бункер под ключ, и среднему гражданину это по карману. Там легко купить оружие.

Запасы специально не делаю. Сложно и дорого: следить за сроком годности, обновлять.
Я умею стрелять, драться врукопашную. Оружия, правда, нет — у меня молодая семья, денег не хватает. Будут деньги — куплю. Заодно балкон обвешаю солнечными батареями, чтобы не зависеть от электросетей.
В Америке на выживальщиках зарабатывают деньги, там это целая индустрия. Можно заказать бункер под ключ, и среднему гражданину это по карману. Там легко купить оружие, у нас все гораздо сложнее.

Читаю много книг по медицине: у человека, который может себя заштопать, больше шансов. А вообще при БП будут нужны не только навыки оказания первой помощи, но и навыки общения. Человек должен уметь уговорить пустить его в убежище, уболтать военных, если его задержали в комендантский час.

Мне кажется, что при БП главную роль сыграют не навыки, а удача. Человеку может просто повезти: попадет в какой-нибудь бункер, закроется там и выживает. Или просто отсидится в своей квартире.

Надо быть готовым к любой экстремальной ситуации — не обязательно глобальной, а повседневной. Для кого-то машина, которая заглохла на трассе, — уже БП. Поэтому надо быть готовым, прежде всего, к мелочам.

Про древнее искусство заботы о себе

Что такое выживание? Инструктор говорит, что это интеллект. Мне больше нравится называть это древним искусством заботы о себе. Когда ты умеешь заботиться о себе, то от тебя пользы больше и другим. Начни с себя и все кругом будет нормально. Сейчас все хают правительство, а люди сами-то что делают? Будь себе сам министром здравоохранения, спорта, туризма и всего прочего.

Всего по городу у нас условно человек 150 выживальщиков. Это не то чтобы общество, просто группа людей, которые иногда куда-то в походы вместе выходят. Большинство предприниматели, либо какие-то топы — в общем люди, которые берут на себя ответственность. Есть одна девушка — она госслужащая.

Это не то, чтобы братство, просто несколько отдельных групп людей. Но я считаю, эти люди будут опорой, если что-то вдруг произойдет. Мне не нравится, что некоторые постоянно ждут какого-то [конца] — это плохая черта. Но готовность к нему — это хорошее качество.

Фото: страница ВК Георгия

Гид покупателя. Защищенные телефоны на все случаи жизни

Мои друзья увлекаются разными активными видами спорта и часто спрашивают, какой телефон приобрести, чтобы он удовлетворял нескольким условиям — долго работал, обладал защитой от падений, не промокал, выглядел хорошо в повседневной жизни, имел отличную камеру, варил кофе. Чтобы не нагружать вас излишними подробностями, скажу, что число пожеланий к такому мифическому устройству превышает разумные пределы, а вишенкой обычно служит классическое “и стоил недорого”. К сожалению, мы живем вовсе не в сказке, и поэтому защищенные устройства стоят заметно дороже, чем их обычные собратья, разница в цене огромна, за защиту приходится выкладывать две, а то и три стоимости аналогичного по характеристикам аппарата. Как ни странно, большинство тех, кто интересуется защищенными смартфонами и телефонами, в них не нуждается и может решить свои задачи намного дешевле и эффективнее. Давайте попробуем понять, что есть на рынке из защищенных устройств и что они дают своим пользователям.

Спорт, туризм, рыбалка и просто кривые руки

Давайте оттолкнемся от потребности в защищенном телефоне, ведь она продиктована не просто желанием показать всему миру, что вы не чужды экстремальных видов спорта, а пониманием, что при вашем образе жизни другие телефоны просто не выживут и вам нужно что-то особенное. За многие годы наблюдения за покупателями таких телефонов я выделил два основных типа покупателей, первые — это “рыбаки”, люди, что находят развлечения в воде. Под “рыбаками” следует понимать собирательный образ всех, кто не может прожить вне воды, это туристы на байдарках, охотники в болотах, те, кто развлекается на аквабайках или других средствах передвижения. Сюда же плотной толпой примыкают пляжники, как правило, это люди, что уже утопили или уничтожили песком предыдущий телефон и теперь начинают задумываться о том, что на пляже телефон надо беречь либо вовсе его не брать.

Фактически, все эти люди нуждаются только в одном аспекте защищенных телефонов, а именно в защите от воды, когда аппарат погружается в воду и может там приказать долго жить. Это вовсе не означает, что таким людям нужны какие-то особые устройства, многие серийные модели обладают встроенной защитой от воды, причем ее уровень достаточен, чтобы выжить после попадания на десяток минут как в унитаз, так и в морскую воду. Первым производителем, что внедрил для европейского рынка защиту от воды на серийных, обычных аппаратах, стала компания Sony. К сожалению, хорошая задумка оказалась испорчена исполнением, с течением времени смартфоны от Sony теряют защитные свойства, рассыхаются заглушки, отходят стеклянные панели в аппаратах Z-серии, что нарушает герметичность корпуса. Дошло до смешного, не сумев побороть эти дефекты, компания, с одной стороны, заявляет о наличии защиты от воды, с другой стороны, тут же снимает с себя всякие обязательства и утверждает, что эти проблемы ее не касаются, а утопленные телефоны — это и вовсе негарантийный случай.

Для покупателя важно знать, какой стандарт защиты предусмотрен в телефоне. Обычно производитель указывает стандарт IP, самые распространенные варианты — это IP56, IP57, IP67, IP68. Первая цифра указывает на то, как устройство защищено от попадания посторонних предметов, так, I5x означает, что аппарат частично защищен от пыли, а вот 6-ка указывает на полную защиту от проникновения пыли внутрь корпуса. Соответственно, чем выше цифра в описании IP, тем лучше защита. Вторая цифра указывает на защиту от воды, например, IP56 обеспечивает защиту от дождя, направленной и несильной струи воды. Но погружать телефон под воду нельзя, он промокнет. В IP67 предполагается, что краткосрочное погружение устройства не скажется на его работоспособности. Зачастую производители говорят о погружении на глубину в один метр и времени до тридцати минут.

Пожалуй, тут надо оговориться, что практически все современные телефоны спокойно себя чувствуют под дождем, опасения о том, что они могут испортиться, если говорить по ним во время ливня, беспочвенны. Некоторые компании добавляют специальную водоотталкивающую пропитку корпуса и компонентов, например, это делает Motorola почти для всех своих моделей.

Это просто дополнительный и зачастую излишний уровень защиты. Поэтому при выборе телефона стоит определиться, насколько часто вы будете погружать его в воду и насколько это вероятно. Есть люди, что намеренно собираются фотографировать в море или уплывать за буйки, закрепив телефон на руке или в кармашке плавок. С этим есть пара проблем, первая и основная заключается в том, что стандарт IP рассматривает только пресную воду, а не соленую. На практике это не приведет к утоплению телефона, но при высыхании соль может остаться на мембранах динамиков, микрофона. Поэтому после морских купаний телефон следует промыть пресной водой, иначе возможно ухудшение в его работе. Нельзя сушить телефон на батарее или феном, это приведет к тому, что вы можете нарушить его защиту, например, термоклей плохо реагирует на горячий воздух или прямые солнечные лучи (вспоминаем песок и пляж). Самый простой способ просушить телефон — это положить его в тени, в месте, где есть небольшой ветерок. Просохнет он за полчаса, а то и быстрее.

Морская вода считается агрессивной средой, поэтому она может повреждать покрытие и цвет корпуса, его покраску. На моем Galaxy S5 после пары морских заплывов на крышке облез верхний слой лака, это было хорошо заметно, так как под ним краска была более яркой. Это негарантийный случай, более того, любой производитель не несет ответственности за это. Каждая компания рассматривает попадание устройства в воду как случайность, разовую историю. Они не создают свои аппараты для подводной съемки или постоянного использования в воде.

Ярким примером серийных, обычных моделей, что имеют уровень защиты IP68, можно считать Galaxy S7/S7 EDGE. Эти аппараты с легкостью переносят погружение в воду, в них нет никаких заглушек, и это большой плюс. Когда в защищенном аппарате есть заглушки, это всегда слабое место, пользователь может не до конца их закрыть и таким образом утопить свой телефон. Поэтому лучше, когда их нет.

Другой интересный момент, в S7/S7 EDGE добавили определение наличия влаги на контактах, поэтому если вы попытаетесь заряжать телефон, то он скажет вам, что его надо вначале просушить. Довольно интеллектуальный подход, который позволяет избежать неприятностей, в частности, коррозии контактов, а то и полного выхода телефона из строя.

Посмотрите, как в специальной колбе “топили” Galaxy S7 и он с честью выдержал это испытание.

По статистике, наибольшее число телефонов тонет вовсе не в морях и реках, а в домашних условиях, они отправляются прямиком в унитазы. Реже тонут в ванной. Наличие телефона со стандартом защиты IP67/68 позволит вам достать его, быстро промыть водой и продолжить пользоваться. Все другие аппараты превращаются со временем в тыкву, могут выйти из строя через 6-8 месяцев после попадания воды, коррозия — это медленный убийца электроники, она редко умирает сразу же.

Каждый человек знает о себе простую вещь, то, насколько он криворук или, если позволите, удачлив. Пожалуй, исходя из этого и надо смотреть на то, какой телефон вам нужен. Тот же iPhone может быть красив, но он хрупок и легко бьется, не обладает никакой защитой от воды. Миллионы людей пользуются им и закрывают глаза на это, хотя, с другой стороны, у многих на iPhone разбитые экраны и многие аппараты умирают после купаний. Это ваш выбор, когда вы сами про себя знаете, насколько вы можете себе доверить дорогой телефон.

Прятать красивый аппарат в уродливый чехол — это не вариант для повседневной жизни, но отличный вариант для пляжа и походов. Нет надобности покупать отдельный защищенный смартфон, который к тому же будет хуже по характеристикам и возможностям. Как для Apple, так теперь и для телефонов Samsung таких чехлов выпускают огромное количество. Их объединяет, на мой взгляд, простая штука — они страшные. Но в походе не до красоты, зато ваш телефон не утонет и скорее всего не разобьется.

Перечислять все такие чехлы и компании, производящие их, нет никакого смысла, дам вам ссылку на пару обзоров у нас.

Разбитый экран и стоимость ремонта в треть телефона и выше

Оставим на время тех, кому нужны действительно защищенные аппараты, посмотрим на тех, кто просто время от времени роняет свои телефоны на асфальт и бьет на них экраны, это самая хрупкая часть современного аппарата. Мой опыт с линейкой Galaxy/Note показывает, что при падении от пояса практически на любые поверхности экраны бьются крайне редко, сказывается специальная конструкция и наличие Corning Gorilla Glass последних поколений. Аналогичные падения iPhone не переживет, разобьется экран. В прошлом году записывали видео про то, насколько прочен Galaxy S6 EDGE, аппарат разбился при падении с высоты человеческого роста, что в жизни маловероятно.

Из самых защищенных от падения экранов вспомню только Moto X Force, в этом телефоне применяется специальная конструкция дисплея, которая гарантирует его защиту практически при любых падениях и бросках. Удивительно, но сам телефон не является защищенным от падений, электроника в нем обычная, да и защиты от воды нет. Но на меня этот аппарат произвел впечатление, он своего рода неубивайка, впрочем, посмотрите видео.

Как вы видите, в серийных моделях и флагманах разных компаний применяются различные технологии, чтобы сделать их устойчивыми к внешним воздействиям. И такие аппараты часто встают вровень с классическими защищенными телефонами, о которых сейчас и поговорим.

Сегмент Outdoor, или классика жанра — кнопка и смартфоны

На рынке есть и классические защищенные телефоны, они нарочито массивные, сильно отличаются от обычных аппаратов, в них основная функций подчеркнута большими корпусами, резиновыми вставками. Условно этот сегмент можно разделить на кнопочные телефоны и смартфоны. С кнопкой все предельно понятно, это самые дешевые аппараты, сегодня их цена колеблется около 4 000 рублей. Одной из самых популярных моделей в России является Senseit P101.

Этот телефон без особых претензий, защищенная кнопка, и этим все сказано. Таких устройств на рынке не так много, но они есть. Выбирают их в первую очередь за дешевизну и наличие аппаратных кнопок. Никакого интернета, социальных сетей, это телефоны для звонков и долгой работы от одной зарядки.

А вот примером защищенного смартфона может выступать Senseit R390/R390+, посмотрите, как он выглядит.

У всех подобных продуктов есть один недостаток — стоимость. Внутри стоит довольно старая и не самая производительная платформа, старые версии Android, небольшие по размеру экраны. Аналогичные Android-смартфоны без защиты стоят в 2-2.5 раза меньше, и это объясняет низкую популярность таких классических защищенных устройств. В Китае их продают огромное количество, но предостерегу вас — многие из них не держат воду, легко тонут. Поэтому такие покупки чреваты, и стоит выбирать проверенных поставщиков.

Из интересных вариантов отмечу смартфоны-рации, когда обычный walkie-talkie добавлен к обычному же Android-смартфону. Или к защищенному кнопочному телефону, тогда такие решения стоят еще дешевле. И в силу своей уникальности они могут быть интересны для охотников и туристов. Но для обывателя они не так хороши. С другой стороны, обычные walkie-talkie обеспечивают лучшее качество работы, чем такие смешанные устройства.

Классические защищенные устройства покупают те, кто точно знает, как ими пользоваться и зачем они им нужны. Поэтому объяснять это не вижу смысла, равно как и описывать всех игроков, их не так много, каждый предлагает плюс-минус сравнимые решения, надо смотреть на возможности и стоимость.

Из лучших решений отмечу варианты флагманов от Samsung, которые имеют приставку Active, в них отличное железо, камеры и хороший уровень защиты.

Краткое заключение

Кому-то вывод этого “Гида покупателя” может показаться парадоксальным, но факты — упрямая вещь, большинству тех, кто ищет защищенные телефоны, подойдут обычные серийные модели с защитой от воды, которую можно также организовать с помощью чехлов. Вопрос в том, сколько дней в году вам требуется защита и какого уровня. И тут прагматизм перевешивает, люди выбирают обычные модели. А вот для них уже стоит смотреть, насколько хорошо и прочно сделан корпус, насколько устойчиво к падениям стекло. Стоит смотреть на обычные сценарии использования в повседневной жизни, а не редкие походы куда-либо.

Читать еще:  Проект "Ледяной червь": Секретный ядерный ракетный комплекс

В этом “Гиде покупателя”, также как и в предыдущих, акцент сделан на том, на что стоит обратить внимание при выборе защищенного телефона, какие подводные камни могут встретиться на этом пути. Но задачи сравнить все модели, что есть на рынке, и показать их отличия у меня не было, тем более что это не интересно ни вам, ни мне. Уверен, что вооруженные этими знаниями, вы сможете понять, насколько вам нужен защищенный телефон и какой защитой он должен обладать. Удачных покупок!

«Я умею добывать огонь с помощью льда и презерватива». Почему адекватные люди готовятся к концу света

В январе стрелки Часов Судного перевели на 20 делений вперед. Это значит, что до глобальной катастрофы осталось всего 100 символических секунд. Впрочем, пока не ясно, что именно к ней приведет: ядерная угроза, фейкньюс или изменение климата. Но среди нас есть люди, которые уверены: БП (большой п***ец) не за горами. KYKY поговорил с этими храбрыми воинами, которые планируют выжить в «скором армагеддоне».

Нормально же жили – чего вы начинаете?

Горящие леса Австралии, интеграции и аннексии, коронавирусы и развлечения ИГИЛ запустили очередную волну паранойи и развития движения сурвивалистов (от слова survive). Это люди, которые готовятся к, так называемому, БП (– большому пи***цу): учатся разжигать огонь 20-ю разными способами, запасаются едой и строят схроны.

Пока движение конца света более развито в США. Там скептически настроенные граждане закупаются огнестрельным оружием и золотом, зарывают под землю целые автобусы, превращая их в бункеры, и проектируют пулеметы для бойни с зомби. Одни смотрят Youtube-видео и шоу на National Geographic по этой теме. Другие съезжаются на саммиты. На последнем, кстати, было около 30 тысяч «преперов» (от слова prepare).

Сурвивализм уже давно перестал быть хобби для отщепенцев или слабоумных. CEO Reddit Стив Хаффман сделал лазерную коррекцию зрения специально для того, чтобы «в случае чего» повысить свои шансы на выживание. Бывший руководитель Yahoo Марвин Лиао тоже готовится к худшему: у него пока нет огнестрельного оружения, зато он научился стрелять из лука и снабдил свою семью водой и провиантом на случай апокалипсиса.

Кроме обмундирования, запасов еды и пушек, богатые выживальщики покупают недвижимость в Новой Зеландии. Почему там? Во-первых, это реально далеко – видимо, расчет на то, что зомби или ядерные взрывы с континента туда не доберутся. Во-вторых, там много ресурсов. И в-третьих, в краткосрочном плане эта страна защищена от глобального потепления.

Но не надо думать и что подготовка к концу света – удел богачей с загнивающего Запада. Восточная Европа и недалёкая Азия тоже отрываются по полной. Конечно, на гектары земли где-то на отшибе планеты и тревожные чемоданчики за пять тысяч долларов у постсоветских сурвивалистов денег нет. Зато деревенские игры в партизанов научили их базовым навыкам выживания.

Вот, например, Андрей. У него свой бренд титановой посуды для охотников и рыболовов и полурекламный-полувыживальческий блог на Youtube. Он уверен, что современные дети с айфонами в руках окажутся абсолютно беспомощны в кризисной ситуации – а значит курс выживания должен быть чуть ли не школьным предметом.

«Цель жизни человека и есть выживание»

Андрей: «Половину детства я провел у бабушки с дедушкой в деревне. Там с другими мальчишками мы постоянно строили шалаши для обороны, добывали еду и готовили ее. Поэтому, мне кажется, что каждого советского ребенка можно назвать выживальщиком.

Вообще мне нравится ощущение, что в случае чего я смогу выжить и помочь не только себе, но и спасти близких. Для этого у меня есть определенные скиллы. Например, я умею ориентироваться, оказывать первую медицинскую помощь, строить жилище, добывать воду, огонь и еду. Могу сделать все, что закроет базовые потребности. Еще важные для вышивальщика навыки – это не отсвечивать, уметь разбираться в людях и быть немного параноиком.

А ведь есть выживальщики, которые реально боятся завтрашнего дня. Они делают схроны, покупают генераторы и запасаются едой на три года вперед. У меня запас максимум на месяц. И в основном я закупаюсь экипировкой, которая поможет мне выжить. Есть фильтры для воды, ножи, медицинские инструменты и много всего другого. На это уходит много денег – это уже стало проблемой. Если я покупаю одежду, то она обязательно должна быть функциональной – обычные вещи я уже давно не покупал.

Иногда думаю: не факт, что всё это пригодится. Но приятно осознавать, что у меня есть вещи на все случаи жизни. Это дает некоторое чувство безопасности. Я ж понимаю, что в некоторых ситуациях нам всем кранты. Но в остальных-то будет возможность побороться за жизнь.

В случае природных катаклизмов я попытаюсь покинуть город. Потому что горожане начнут вести себя неадекватно: займутся мародерством или будут убивать за еду.

Поэтому для таких ситуаций лучше иметь отдельный домик в лесу и бежать туда. Я возьму все самое необходимое и вместе с семьей поеду в один из своих деревенских домов или куда-нибудь на север. А если будет война, отправлюсь в ближайший военкомат и пойду служить.

Но я не думаю, что всем нужно быть выживальщиками. Хотя базовые навыки должны быть у всех. Я пару раз участвовал в поисках пропавших детей – видел, что они ничего не умеют: не понимают, что нужно спрятаться в овраге, если дует сильный ветер, не умеют развести костер. Детей обязательно нужно учить этому! Хотя бы в игровой форме.

Может, эти навыки никогда им не пригодятся, а, может, как мне, будут нужны в чрезвычайной ситуации. Однажды я оказался в пожаре в торговом центре и помогал эвакуировать людей. В итоге мы с охранником остались практически одни. Я понял, что в лифт идти нельзя, потому что он может быть отключен. Решил выбираться через окно. На тот момент мы были в магазине одежды, поэтому я намочил несколько маек и сделал себе и другим людям маски. Потом выбрал самые плотные джинсы и сделал из них веревку, чтобы спуститься с третьего этажа. Я вообще не испугался. Но когда оказался на земле, понял, что ситуация была действительно опасная – и мне стало страшно. С тех пор я никогда не захожу в метро без воды и банданы. Знаю, что в результате задымления ситуация будет еще хуже: выбраться будет сложнее, а помощи придется ждать дольше».

«Через три месяца поползли первые слухи о смерти от истощения и от холода»

Ирландские антропологи Нора Кембел и Гари Синклер опросили европейских преперов, чтобы понять – от чего они пытаются спастить и почему зациклены на конце света. Они выяснили, что общим знаменателем был триггер в прошлом: финансовый крах, болезнь кого-то из близких, безработица. После этих событий они выбрали для себя путь «подготовленного человека», как бы хищника – а не ожидающей помощи жертвы. Более того, европейские выживальщики считают американских коллег параноиками и посмеиваются над их запасами еды и бластерами. Американцы, в свою очередь, считают, что хорошо смеется тот, кто смеется из подземного бункера.

Один из респондентов в исследовании рассказывает, зачем везде таскает с собой мусорные мешки и почему это никак не связано с серийными убийцами: «Куда бы я ни шел, я всегда ношу два или три мешка для мусора, чтобы иметь возможность укрыться. Один из мешков может быть использован для создания крыши. Другие я могу наполнить листьями, чтобы было тепло и комфортно».

Сурвивалист из России Виктор тоже «всегда на чеку». В отличие от Андрея, его профессия вовсе не связана с концом света или стихийными бедствиями – он массажист. Но в его доме есть аварийные чемоданы для каждого члена семьи. Там, как он говорит, все необходимое: ксерокопия документов, деньги, сменное белье, аптечка, еда, вода, нож, фонарик и спички. Виктор тоже ведет Youtube «Выживший после БП», но там пока 140 подписчиков. Возможно, после «БП» станет больше.

На вопрос, откуда взялась паника по поводу бедствий или войн, Виктор пишет: «Вспомните хотя бы Боснию. Почитайте, что пишут выжившие – это похлеще книги «Мародер» Беркема». Давайте посмотрим, о чем говорит Виктор – вот отрывок из воспоминаний сурвивалиста, который в 90-х оказался в Боснии в разгар войны: «Мне повезло: моя семья была в то время многочисленной (15 человек в большом доме, 6 пистолетов, 3 АК) – мы выжили (по крайней мере большая часть из нас). Американцы сбрасывали сухой паек каждые 10 дней – в помощь блокированным городам, но этого никогда не хватало. У некоторых – очень немногих – были огороды. Через три месяца поползли первые слухи о смерти от истощения и от холода.

Мы сняли все двери, оконные рамы брошенных домов, разобрали паркет, сожгли всю мебель – все пошло на отопление. Многие умерли от болезней, особенно из-за воды (из моей семьи – двое), пили мы в основном дождевую воду, ели голубей и даже крыс.

Деньги очень быстро обесценились – мы вернулись к обмену: за банку тушенки можно было поиметь женщину (тяжело об этом говорить – но это так), большая часть женщин, торговавших собой, были отчаявшиеся матери.

Ты никогда не знал, кто враг в данную минуту. Чтобы лучше представить ситуацию – это был почти возврат в каменный век. Я фельдшер, в этих условиях мои знания были моим капиталом. Будьте любознательными и умелыми, в таких условиях умение чинить вещи стоит дороже золота. Так что учитесь чинить вещи, обувь или людей.

Сейчас я знаю, что все может рухнуть очень быстро. У меня есть запас пищи, средства гигиены, батарейки. Запас на шесть месяцев. Живу в квартире с хорошей безопасностью, у меня есть дом с убежищем в деревне за 5 км от квартиры. В доме тоже запас на шесть месяцев. Это маленькая деревня, большинство жителей хорошо подготовились: война научила их. У меня 4 единицы оружия, по 2000 патронов к каждой. Есть сад, знаю садоводство. Все вокруг говорят, что все будет хорошо, но я то знаю, что все рухнет».

Очевидно, люди из стран, в которых шла (или все еще идет) война куда больше подвержены этому эпичному страху. Но паника доходит до того, что люди меняют работу «головой» на работу «руками». Виктор, к примеру, ушел из офиса в массажисты как раз на случай войны.

«Когда случится БП, никому не будут нужны seo-шники, менеджеры и дизайнеры наружной рекламы»

Виктор Бурлак: «В зрелом возрасте (сейчас мне 37) пришло понимание, как все ненадежно в нашем мире – в один миг все может измениться. И уже меняется!

Самый вероятный БП на данный момент – это вооруженный конфликт. Ядерный, безъядерный, локальный, межрассовый, религиозный или любой другой. Вопрос не в том, случится он или нет, а в том, когда случится. Я из тех выживальщиков, которые в случае БП будут стараться уходить из города. Основную силу тогда будут иметь полиция, военные и ОПГ. Эти группы и сейчас имеют сплоченность, дисциплину и доступ к оружию. А так как у меня нет знакомых из этих «группировок», то мне и моей семье будет спокойнее уйти из города и переждать время, пока «новая власть» не вступит в силу. Мы уйдем на дачу – она далеко от населенного пункта и подготовлена к автономной жизни. Там есть печка, баня, еда, рядом лес и река для охоты и рыбалки.

В силу своего характера я однозначно отношу себя к одиночкам. Но, конечно, в группе с толковым руководителем всегда будет легче во время БП. Поэтому если появится шанс, я лучше примкну к какой-то группировке, чем буду куковать в одиночку с семьей. Но пока рассчитываю только на себя и запасаюсь знанием и опытом.

Я считаю, неважно, сколько стоит твой нож, если ты не умеешь им пользоваться. Лично я умею добывать огонь с помощью льда или презерватива. Из пластиковой бутылки могу сделать веревку, а из древа сварить кашу. Но главными своими скиллами считаю умение хорошо плавать, выносливость и силу. А как вам умение заинтересовать почти любого собеседника? А навык медицинского массажа? Поверьте, во время и после БП эти навыки будут значительно важнее умения с помощью ваты и доски разжечь костер.

Однажды я осознанно уволился с должности руководителя отдела контента в крупном интернет-портале и ушел в массаж.

Когда случится БП, никому не будут нужны seo-шники, менеджеры и дизайнеры наружной рекламы. Востребованы будут люди, умеющие работать руками. Поэтому на банку тушенки я точно заработаю.

Чтобы отточить свои навыки, я хожу в одно-двухдневные походы с определенной задачей. Например, ночевка в лесу без ложки, вилки и другой посуды, без палатки или с минимальным запасом воды. Или ставлю цель проплыть определенное расстояние против течения на резиновой лодке, наловить беззубок и приготовить их. В лесу у меня есть шалаш, который я периодически перестраиваю, костер, лежанка. Но всё это больше для отдыха и тренировки навыков. В случае чего постоянно я бы там не жил.

Готовлюсь обычно один. Жену, дочку (10 лет) и сына (6 лет) выживалами не назовешь. Но они тоже знают, что делать в особо вероятных ситуациях. Например, знают, где у нас противогазы и аварийные чемоданы.

Вообще я готовлюсь к тому, чтобы в любой экстремальной ситуации не потеряться, не запаниковать и найти оптимальный выход. Настоящий выживальщик – это не переигравший в «Сталкера» мальчик, который закопал ящик тушенки на даче, купил травмат, насмотрелся роликов в Youtube и считает, что он готов (хотя даже это неплохо – потом, в процессе взросления есть большая вероятность, что именно из таких «сталкеров» вырастут мужчины, которые не побоятся взять на себя ответственность). Настоящий выживала – это в первую очередь образ мышления. Я помню, как в младших классах на уроках ОБЖ нам измеряли головы, чтобы знать, какого размера противогазы нужны. Я знал, где находится бомбоубежище, к которому я приписан, знал, как туда добраться, и был уверен, что там будет противогаз моего размера.

А сейчас вместо ОБЖ моим детям преподают основы православной культуры.

Поэтому я в корне не согласен, что выживание – это сублимация страха перед завтрашним днем. Скорее – шок от настоящей действительности».

Если вам кажется, что сурвивалисты – это узкая тусовка по интересам, посмотрите на соцсети. В одном «Вк» больше трех тысяч групп для выживальщиков. В самой большой из них – она по-дикаприевски называется «Выживший» – больше 870 тысяч подписчиков. Между картинками с бурыми медведями, флягами и шашлыками на костре в ней пишут инструкции, как действовать в чрезвычайной ситуации. Например, как выбраться из тонущей машины, согреться на морозе и выбраться из обрушившегося здания. Кстати, лайков такие посты собирают больше, чем беларуские модели в Instagram. Может, нас всех запугали ленты новостей, а может, всякие «Интерстеллары», где выживает и спасает мир фермер Мэттью Макконахи. Но давайте честно: умеете ли вы разводить огонь без спичек?

Выжить во льдах

На антарктической станции «Академик Вернадский» работает 25-я украинская экспедиция. Девять месяцев в году это происходит в суровых условиях. Только когда отступают лютые морозы и ураганные метели, неполных три месяца вносят разнообразие в жизнь станции. В этот период приходят суда с провизией, оборудованием и туристами. В Антарктике туризм в последнее время сильно развился. Он принес для участников экспедиции общение и в то же время добавил хлопот. Где туристы – там и мусор. Нельзя позволить, чтобы пустые упаковки из-под чипсов и пустые бутылки газировки после туристических посещений веками лежали в антарктических льдах, распадаясь на микрочастицы и отравляя все вокруг канцерогенами. Всегда есть оборотная сторона «медали». И неизвестно, какая из них главнее. Нет еще ответственного туризма… Вот и приходится ученым после посещения туристов убирать свою станцию.

Участники 25-ой Украинской антарктической экспедиции

Все перечисленные направления связаны с выживанием в экстремальных условиях. Но разве наша обыденность не превратилась в борьбу за жизнь.

Сегодняшний мир жесток и прагматичен. Он поставил нас в зависимость от ежедневного поиска средств к существованию. Мы выживаем в этом мире кто как может. И лишь небольшому проценту удается дышать на полную грудь, не испытывая нужды. Чтобы не сойти с ума и не превратиться в «житейских выживальщиков» от такой перспективы, нашу жизнь наполняют чувства любви, гордости, сострадания, отваги и долга. Только они нас делают людьми, не давая стать озлобленной стаей.

Способность выживания в экстремальных условиях открывает скрытые человеческие возможности. Это хорошо. Но пусть эти навыки никогда не пригодятся, оставшись своеобразным увлечением определенной группы людей. Не хочется верить, что человек способен довести жизнь на планете до возникновения критических ситуаций, в которых понадобятся нам навыки жизни в шалаше с луком и огнивом в руках.

Помните: чисто не там, где убирают, а где не сорят? Так и здесь, нужно просто всеми силами не дать довести нашу жизнь до такого состояния, до той черты, где начинается не жизнь, а выживание…

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector