0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О тактике действий операторов современных ЧВК

Содержание

О тактике действий операторов современных ЧВК

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

История появления и развития ЧВК

Практика привлечения различных специалистов, советников, инструкторов на контрактной основе имеет долгую историю. Однако первая ЧВК в привычном для нас виде была создана в 1967 году в Англии. Основателем компании стал полковник армии Ее Величества Дэвид Стерлинг. Ранее этот незаурядный человек создал знаменитый британский SAS – одно из лучших специальных подразделений в мире. Первая ЧВК называлась Watchguard International, основным направлением ее деятельности стала подготовка различных силовых организаций в странах Ближнего Востока и Африки.

В середине 70-х годов частная военная компания Vinnell Corp, принадлежавшая американскому промышленному гиганту Northrop Grumman, получила первые серьезные контракты от правительства США. Их сумма превышала полмиллиарда долларов. Сотрудники ЧВК должны были заниматься подготовкой Нацгвардии Саудовской Аравии и выполнять некоторые охранные задачи на территории этой страны.

Множество наемников из различных ЧВК участвовало в боевых действиях в Анголе. Следует отметить, что иностранные наемники не всегда используются в качестве пехоты на передовой. Это могут быть связисты, штабные офицеры, технари, операторы сложных систем вооружения и многие другие специалисты, без которых не может обойтись ни одна современная армия.

Количество частных военных компаний росло стремительно, их услугами пользовались не только правительства различных государств, но и крупный бизнес. Этой проблемой заинтересовались даже в ООН. В 1979 году была принята специальная резолюция по этому поводу и организован комитет, от которого, правда, было мало толку.

Ситуация серьезно изменилась после окончания Холодной войны. В США были резко сокращены расходы на оборону, закрыты многие проекты, уменьшилась численность американских вооруженных сил. Именно в этот момент у военного руководства США появилась идея более активно привлекать наемные компании. Сначала они занимались обеспечением вооруженных сил (логистика, ремонт техники, снабжение), но затем ЧВК стали привлекать для выполнения более серьезных задач.

Во время вторжения в Ирак в 1991 году количество наемников из разных ЧВК составлял 1% от общего числа американских военнослужащих в Персидском заливе. И это было только начало.

Частные наемные армии принимали участие в различных военных конфликтах на территории Африки в 90-х годах, американская ЧВК MPRI готовила хорватскую армию во время войны в Югославии. Однако расцвет частных военных компаний начался после вторжения США в Афганистан и Ирак. В настоящее время количество наемников, находящихся в этих странах превышает число американских военнослужащих.

Западные ЧВК занимались подготовкой грузинской армии перед 2008 годом, американские и французские военные компании противостояли пиратам в Сомали, наемники из различных ЧВК принимали участие в гражданской войне в Ливии.

И это далеко не полный список конфликтов последних десятилетий, в которых были замечены частные наемные компании. Сегодня в мире официально зарегистрировано 450 частных военных компаний, перечень их услуг очень широк.

Самыми известными западными ЧВК являются: Academi (это бывшая Blackwater), Kellog, Brown and Root (США), Groupe-EHC (Франция), Erinys (США), DynCorp (США).

О тактике действий операторов современных ЧВК

Оттачиваем свои навыки: тренировки с холодным оружием могут спасти вам жизнь

Импровизированное оружие: 5 вариантов, которые используют спецслужбы

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.
Читать еще:  20 простых советов, как не умереть по глупости. Часть 2

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

Частные военные компании в России

Как обстоят дела с частными наемными компаниями в России? Официально наемников у нас нет, более того, подобная деятельность карается по закону (статья 359 УК РФ). Человек, участвующий в вооруженном конфликте за деньги, может получить в России от трех до семи лет колонии.

Наемничество в серьезных масштабах возникло в России сразу после распада СССР. В стране шло сокращение огромных вооруженных сил, десятки тысяч отличных военных специалистов оказались на обочине жизни, к тому же многие из них имели реальный боевой опыт. Поэтому неудивительно, что говорящие по-русски военные стали появляться в самых разных уголках земного шара. Сегодня существует несколько российских наемных военных организаций, которые предоставляют различные виды довольно специфических услуг.

Подобные компании обычно комплектуются отставными военными, ветеранами специальных подразделений, часто имеющими за своими плечами опыт не одного конфликта. Официальный статус подобных структур в России пока не определен, по статье 208 УК РФ организация незаконных вооруженных формирований является преступлением. Вот список наиболее часто упоминаемых ЧВК России: E.N.O.T. CORP, ЧВК Вагнера, Cossacks, Тигр Топ-Рент Секьюрити, Moran Security Group, ЧВК МАР.

Эти структуры занимаются самыми разными видами деятельности: предоставляют охранные услуги, конвоируют грузы, готовят военные кадры, ведут борьбу с пиратами и непосредственно участвуют в боевых действиях.

В последние годы информация об активной деятельности отечественных ЧВК все чаще становится достоянием гласности. Сейчас Россия участвует в двух конфликтах, в которых ей приходится применять ЧВК особенно активно. Речь идет о Сирии и Украине.

В начале весны журналисты питерской «Фонтанки» провели блестящее расследование, которое касалось деятельности российских частных военных компаний. В их поле зрения попала ЧВК Вагнера, бойцы которой уже длительное время участвуют в боевых действиях на востоке Украины и в Сирии.

Формально эта частная армия не существует, ее нет ни в списках силовых структур, ни в реестрах юридических лиц. Однако, несмотря на это, ЧВК Вагнера располагает бронетехникой и тяжелым пехотным вооружением. Подразделение участвует в сирийском конфликте с 2013 года, оно было задействовано во время возвращения Крыма, а затем переброшено на территорию Луганской области.

ЧВК Вагнера получила свое название по позывному, которым пользуется ее командир, Дмитрий Уткин — бывший спецназовец и большой поклонник атрибутов и идеологии Третьего Рейха. Подразделение комплектуется бывшими военными, спецназовцами, ветеранами силовых структур.

Для власти существование структур, подобных ЧВК Вагнера, очень удобно. Официально Россия не воюет на Донбассе, участие в наземных военных действиях в Сирии также не афишируется. Бойцы ЧВК Вагнера нигде не учитываются, официальные структуры не признают их, что, правда, не мешает награждать наемников боевыми орденами и медалями. Чаще всего посмертно.

Естественно, что потери частных военных компаний не проходят по спискам министерства обороны. Сами наемники избегают общения с прессой и вообще не желают огласки, так как все «ходят под статьей».

Журналисты раскопали информацию о десятках погибших вагнеровцев, большинство из которых были убиты на Донбассе

Особенностью ЧВК Вагнера является очень высокий процент потерь, что обычно не характерно для частных военных компаний. В подобные структуры, как правило, подбирают профессионалов, да и в лобовые атаки они ходят очень редко. Однако в ЧВК Вагнера все обстоит «немного» иначе.

И на Донбассе, и в Сирии вагнеровцы работают в самых опасных точках, часто они идут в составе первой волны атакующих, штурмуют населенные пункты и позиции противника. Руководство ЧВК практически не уделяет внимания обучению военнослужащих. Бойцы жалуются, что для полного повторения советской тактики Второй мировой войны им не хватает только «штыков на АК».

Несмотря на высокий процент потерь, желающих служить под командованием Вагнера более чем достаточно. Причина этого очень проста – деньги. В месяц наемник получает около 240 тыс. рублей – очень хорошие деньги для российской глубинки.

О тактике действий операторов современных ЧВК

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Читать еще:  Выживание в городе: Безопасность на улице

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

Частные военные компании в России

Как обстоят дела с частными наемными компаниями в России? Официально наемников у нас нет, более того, подобная деятельность карается по закону (статья 359 УК РФ). Человек, участвующий в вооруженном конфликте за деньги, может получить в России от трех до семи лет колонии.

Наемничество в серьезных масштабах возникло в России сразу после распада СССР. В стране шло сокращение огромных вооруженных сил, десятки тысяч отличных военных специалистов оказались на обочине жизни, к тому же многие из них имели реальный боевой опыт. Поэтому неудивительно, что говорящие по-русски военные стали появляться в самых разных уголках земного шара. Сегодня существует несколько российских наемных военных организаций, которые предоставляют различные виды довольно специфических услуг.

Подобные компании обычно комплектуются отставными военными, ветеранами специальных подразделений, часто имеющими за своими плечами опыт не одного конфликта. Официальный статус подобных структур в России пока не определен, по статье 208 УК РФ организация незаконных вооруженных формирований является преступлением. Вот список наиболее часто упоминаемых ЧВК России: E.N.O.T. CORP, ЧВК Вагнера, Cossacks, Тигр Топ-Рент Секьюрити, Moran Security Group, ЧВК МАР.

Эти структуры занимаются самыми разными видами деятельности: предоставляют охранные услуги, конвоируют грузы, готовят военные кадры, ведут борьбу с пиратами и непосредственно участвуют в боевых действиях.

В последние годы информация об активной деятельности отечественных ЧВК все чаще становится достоянием гласности. Сейчас Россия участвует в двух конфликтах, в которых ей приходится применять ЧВК особенно активно. Речь идет о Сирии и Украине.

В начале весны журналисты питерской «Фонтанки» провели блестящее расследование, которое касалось деятельности российских частных военных компаний. В их поле зрения попала ЧВК Вагнера, бойцы которой уже длительное время участвуют в боевых действиях на востоке Украины и в Сирии.

Формально эта частная армия не существует, ее нет ни в списках силовых структур, ни в реестрах юридических лиц. Однако, несмотря на это, ЧВК Вагнера располагает бронетехникой и тяжелым пехотным вооружением. Подразделение участвует в сирийском конфликте с 2013 года, оно было задействовано во время возвращения Крыма, а затем переброшено на территорию Луганской области.

ЧВК Вагнера получила свое название по позывному, которым пользуется ее командир, Дмитрий Уткин — бывший спецназовец и большой поклонник атрибутов и идеологии Третьего Рейха. Подразделение комплектуется бывшими военными, спецназовцами, ветеранами силовых структур.

Для власти существование структур, подобных ЧВК Вагнера, очень удобно. Официально Россия не воюет на Донбассе, участие в наземных военных действиях в Сирии также не афишируется. Бойцы ЧВК Вагнера нигде не учитываются, официальные структуры не признают их, что, правда, не мешает награждать наемников боевыми орденами и медалями. Чаще всего посмертно.

Естественно, что потери частных военных компаний не проходят по спискам министерства обороны. Сами наемники избегают общения с прессой и вообще не желают огласки, так как все «ходят под статьей».

Журналисты раскопали информацию о десятках погибших вагнеровцев, большинство из которых были убиты на Донбассе

Особенностью ЧВК Вагнера является очень высокий процент потерь, что обычно не характерно для частных военных компаний. В подобные структуры, как правило, подбирают профессионалов, да и в лобовые атаки они ходят очень редко. Однако в ЧВК Вагнера все обстоит «немного» иначе.

И на Донбассе, и в Сирии вагнеровцы работают в самых опасных точках, часто они идут в составе первой волны атакующих, штурмуют населенные пункты и позиции противника. Руководство ЧВК практически не уделяет внимания обучению военнослужащих. Бойцы жалуются, что для полного повторения советской тактики Второй мировой войны им не хватает только «штыков на АК».

Несмотря на высокий процент потерь, желающих служить под командованием Вагнера более чем достаточно. Причина этого очень проста – деньги. В месяц наемник получает около 240 тыс. рублей – очень хорошие деньги для российской глубинки.

О тактике действий операторов современных ЧВК

Оттачиваем свои навыки: тренировки с холодным оружием могут спасти вам жизнь

Импровизированное оружие: 5 вариантов, которые используют спецслужбы

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

О тактике действий операторов современных ЧВК

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.
Читать еще:  13 случаев, когда вооруженный гражданин остановил массовый расстрел

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

О тактике действий операторов современных ЧВК

Оттачиваем свои навыки: тренировки с холодным оружием могут спасти вам жизнь

Импровизированное оружие: 5 вариантов, которые используют спецслужбы

Поговорим про причинно-следственные связи в тактике нынешних ЧВК. А именно — связи с прошлыми и основными привычками операторов.

О тактике действий операторов ЧВК из США и Европы

Собственно, тот факт, что действия операторов частенько выглядят странными, объясняется достаточно просто — они используют тактику личной охраны. Их действия построены вокруг некоего центра, который дальше мы будем именовать «главным». «Главный», в данном случае — это человек. Командир группы, ВИП, ответственный за операцию, оперативник разведки. Это характерная черта для американских и европейских ЧВК.

Почему так? Надо вспомнить, откуда пошли ЧВК в этих регионах. А пошли они от тех самых «авиакомпаний» под ведомством разведуправлений, организованных для тайных операций.

Подробней о том, как ЧВК появились на свет, можно почитать в этой статье.

Ну а есть совсем кратко, то нынешние операторы вышли из тех людей, которые сопровождали оперативников, например ЦРУ, во время их миссий. Их задача мало отличалась от работы телохранителей, с поправкой на ситуацию:

  • Обеспечить охрану зоны высадки, зону контакта (secure landing zone).
  • Обеспечить спокойную встречу оперативника со связным, или другой группой.
  • Вывести его и груз (это может быть ящик, папка, или человек) к зоне эвакуации.
  • Обеспечить безопасность этой зоны.

Смотрите сами — они работают именно охранниками. Никаких диверсионных миссий, хотя элементы таковых и могли встречаться, в зависимости от ситуации. Соответственно, вся их работа строится и крутится вокруг одного или двух человек, жизнь которых принципиальна для выполнения операции. И ключевой момент в том, что если они профукают «главного», никто их забирать оттуда не будет. Потому как нахрен они сдались без выполненной задачи.

Кстати, если посмотреть на те задачи, для которых первично привлекали ЧВК (именно ЧВК, а не вольных стрелков), то первично это была именно охрана людей. А почему? Причин немного:

  • Секретная служба охраняет только первых лиц государства, частных лиц они вообще не имеют права охранять.
  • Из всех армейских подразделений грамотно обеспечивать охрану умеют только «Дельта» и SEALS. А их на всех не хватает, да и договориться с командованием не всегда получается (да-да, не удивляйтесь, их может нанять частное лицо, представляющее США и его интересы).
  • Из простых военных телохранитель как из говна боеприпас. Не их это дело.
  • SRT работают только на территории базы. Да и опять же, у них уровень подготовки в сопровождении не более, чем у SWAT. Это, конечно, лучше, чем ничего, но недостаточно.
  • Гражданские телохранители, как правило, совершенно не умеют работать в зонах активных боевых действий. Точнее не умеют граждане из США и Европы. Спецы из той же Южной Америки, например, в таких ситуациях не теряются. И даже при отсутствии спецподготовки умудряются вести себя адекватно ситуации.

Поэтому при подготовке бойцов ЧВК упор идёт в первую очередь на тактику охраны и сопровождения. К тому же основная схема охраны сводится к двум вещам:

  1. Вытащить ВИПа из подбитой машины и убраться из зоны поражения на исправном транспорте. То есть схема простая — «колеса-ноги-колеса», причём на ногах надо провести минимум времени.
  2. Увести ВИПа из зоны поражения, довести его до транспорта и свалить.

Учитывая, что, например, в том же Ираке (это вообще у них в традициях) транспорт старались держать не дальше 50 метров от «главного» (чтобы в случае подрыва машины не убило осколками/обломками) — то бежать недалеко. «Ноги-колеса», потом сваливаем.

Схема сопровождения конвоя/кортежа у них тоже очень простая — если не подбита машина с «главным», она просто на максимальной скорости уходит из зоны поражения. Если позволяют силы, одна из машин останавливается, чтобы забрать раненых, огрызаясь из всех стволов. То есть большая часть огневой подготовки у них приведена к схеме работы Секретной Службы США (Secret Service), а именно — ведение огня с колес.

На выходе мы и получаем вот эти тактические странности. А именно — поведение операторов на поле боя не как солдат, а как телохранителей. Что нередко играет с сотрудниками ЧВК дурную шутку. Потому как, оказавшись в ситуации «без колес», всё, на что они способны — это попытаться закопаться в грунт, и ждать подмогу. А учитывая, что вооружение у них в большинстве случаев только лёкое, шансы выжить невелики. С тактикой боя на прорыв у них очень фигово. Отступать они умеют, а вот наступать с целью прорыва — не очень.

Поэтому европейские и штатовские ЧВК никогда не ввязываются в войсковые операции, и предпочитают перепоручать такие задания по субподрядам. Что, конечно же, не касается «грязных» операций, в которых в случае необходимости активно прибегают к помощи военных консультантов, и просто бывших военных с соответствующим опытом. Например, к тем же «зеленым беретам», бывшим и действующим.

Тактика операторов ЧВК Южной Африки

Совсем другое дело, когда речь заходит о сотрудниках ЧВК из ЮАР.

Сравнивать их с американцами или англичанами некорректно. Хотя бы по той причине, что нынешние ЧВК Африки — это прямые потомки и наследники тех самых «диких гусей», которые наводили порядок во времена, когда о ЧВК еще никто и не слыхивал.

В первую очередь они именно военные. Основателями первых ЧВК в ЮАР и их главными инструкторами были бывшие бойцы британского SAS (Special Airborn Service). Которые не зря славятся своей широкой по спектру, и глубиной по качеству, подготовкой.

ЧВК ЮАР (основным примером берем знаменитую Executive Outcomes) не старались вырастить из своих операторов «универсальных солдат». Они всегда четко разделяли направления подготовки бойцов. Были отдельные диверсионные подразделения и аналоги групп специального назначения, отдельно — подразделения для выполнения общевойсковых задач, отдельно — группы для обеспечения охраны (кстати, отдельно для объектов и для людей). Так что сказать что-то об их тактике единым фронтом невозможно. Правда единый мотив все-таки присутствует, учитывая учителей и основателей признаки SAS видны во всем, от оснащения, до подготовки, и тактики действий.

Таким образом ЧВК африканского региона изначально получили довольно высокий по качеству ориентир, на который следует равняться. И в итоге на данный момент в африканском регионе, если речь идет о ЧВК, то это в подавляющем большинстве конторы местного разлива. Хотя бы по той причине, что эти ребята могут решать задачи любого типа и уровня. И тактически они куда более подготовлены к «жизни», нежели их коллеги из «цивилизованного мира».

Ну и не надо забывать, что все сотрудники тамошних ЧВК изначально имеют опыт работы именно в Африке, знают и особенности, и традиции, и географию, и психологию местных. Короче говоря, знают всё о тех местах, где придётся работать. Причем знают на натуре, а не по картам и докладам разведки (государственной или частной). Что также выгодно отличает их от коллег из других регионов.

Тактика операторов ЧВК других регионов

По большому счету, единственные, кто может составлять конкуренцию ЧВК из ЮАР — это частные военные компании, созданные и работающие в регионе юго-восточной Азии. Правда, в силу понятных причин, их рынки не пересекаются (каждая из них имеет достаточно работы в своем регионе).

Как отдельный фан, можно вспомнить еврейские народные ЧВК. У них тоже глубокие корни, правда в основном национальные. Они, как правило, предпочитают брать контракты на организацию мероприятий, осуществляя координирование и командование, а работу на местах перепоручают субподрядчикам. Так что встретить такого оператора на поле боя — задача нетривиальная. Они в большинстве случаев сидят в оперативных штабах, или на приличном удалении в КШМ.

В заключение

Что в итоге можно сказать, обобщая тему? На самом деле, если вам непонятно что-то в действиях чего-то или кого-то, обязательно загляните в историю этого явления. Возможно, ответ кроется именно там. Правда, это не может быть оправданием идиотизма =)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector