8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Верблюжий полк, голуби-камикадзе и; еще 5 экспериментов военных США

Во время Второй мировой войны психолог Беррес Фредерик Скиннер получил финансирование армии США для создания необычного оружия: ракеты, управляемой голубем. Да-да, в этом предложении нет ни одной опечатки. Знаменитому бихевиористу пришла в голову идея создания необычной бомбы, когда тот наблюдал за полетом стаи голубей.

«Внезапно я увидел в них устройства с прекрасным зрением и необычайной маневренностью», — писал он. Последовавший за этой идеей проект был настолько же гениальным, насколько и странным. После особого обучения голубей, Скиннер помещал птиц в специально разработанную носовую часть ракеты, из которой голуби-камикадзе могли направлять ракету к цели. Испытания показали, что птицы были первоклассными пилотами и мастерски справлялись со своей задачей.

К сожалению для Скиннера, военные в итоге отказались финансировать такую ​​диковинную идею. А если вдруг птицы увидят рассыпанные семечки у своих и устремятся туда, а не на вражескую территорию? Убежденные, что голуби-камикадзе никогда не будут работать в полевых условиях, в октябре 1944 года военные закрыли проект.

Противоатомный бункер в Европе

Авиабаза Желява или «Объект 505» — крупнейший подземный бункер в Европе. Строительство югославского подземного комплекса было завершено в 1965 году, а его стоимость составила 6 миллиардов долларов в ценах того времени. Бункер мог выдержать прямое попадание 20-килотонной атомной бомбы.

Фото: flying-flying-flying.blogspot.com

Внутренняя сеть туннелей имела общую протяженность 3,5 километра. Существовало четыре главных входа в подземный комплекс, каждый из которых закрывался 100-тонными дверями.

Фото: wikimedia.org

Три входа были рассчитаны на то, чтобы через них могли пройти самолеты. Топливом базу снабжали специальные 20-километровые подземные трубопроводы. Чтобы оценить масштаб комплекса, стоит заметить, что только в столовой могли одновременно обслуживаться 1000 человек, а в тоннелях Желявы базировались сразу три истребительные эскадрильи.

Фото: sanjindumisic.com

Во время Югославских войн в 1991 году авиабаза интенсивно использовалась, а уже в 1992 году была разрушена отступавшей югославской армией.

Военные заложили 56 тонн взрывчатки внутрь. Огромной силы взрыв потряс базу. Жители ближайшего к базе городка Бихач решили, что началось землетрясение. Очевидцы говорят, что дым из руин шел еще целый год.

Фото: forgottenairfields.com

Некогда строго охраняемая территория авиабазы до сих пор содержит большое количество неразорвавшихся мин, из-за чего периодически гибнут люди. По этой же причине часто в окрестностях базы тренируются кинологи.

Проект «Ледяной червь»: Секретный ядерный ракетный комплекс во льдах Гренландии

Сегодня я расскажу об одном американском военном проекте — сети передвижных ракетных стартовых площадок для ядерных ракет, пунктов управления и соединяющих их туннелей, расположенных под ледяной шапкой острова Гренландия. Проект не был завершён полностью, однако практические исследовательские работы в Гренландии продолжались несколько лет. За эти годы во льду были пройдены километры туннелей, по ним пущены поезда, смонтирован атомный реактор для энергоснабжения комплекса. Лишь природа помешала окончательной реализации этого амбициозного и даже фантастического проекта. В статье вы узнаете о политических предпосылках, послуживших началу проекта, ходе его реализации, трудностях и причинах закрытия.

Политические предпосылки

В конце 50-х и начале 60-х годов XX-го века, американские военные столкнулись с серьезной проблемой, поскольку, Советский Союз приступил к развёртыванию межконтинентальных баллистических ракетоносителей (МБР) ядерных боеголовок. В ответ США развернули собственные МБР. Сперва Атласы и Титаны, затем Минитмены.

Однако, в глазах военных, эти ракеты обладали двумя недостатками. Во-первых, они размещались на относительно уязвимых, легко разрушаемых позициях, существующих лишь надеждами на неточность стрельбы противника. А, во-вторых, ракеты находились в подчинении Стратегического командования ВВС США, но не Армии.

Эта ситуация может показаться странной, однако в те годы армия чувствовала США себя обделённой, так как все ракетные программы были у неё отобраны и переданы ВВС и НАСА. Бюджет в этой сфере был сокращён до четверти былого финансирования, а функции свелись лишь к охране ракетных баз. Конечно, армия обладала тактическим ядерным оружием, но для полноценного возвращения в отрасль, она нуждалась в стратегической ракете большой дальности.

Именно тогда и возникла новая идея. В 1960 году Армейским Инженерным Исследовательским Центром был предложен проект «Ледяной червь». По планам, он должен был состоять из 600 баллистических ракет «Айсмен» средней дальности, развёрнутых, в тысячах километров туннелей, которые бы вырыли под ледяной шапкой Гренландии.

Лёд должен был уберечь ракеты от обнаружения, а так же сыграть роль брони при возможном ударе со стороны Советского Союза. По мнению армейского командования, размещённые таким образом ракеты, были менее уязвимы, чем стартовые комплексы ракет ВВС, при этом обладая более безопасной связью со штабами, по сравнению с подводными ракетоносцами.

Американские военные впервые прибыли в Гренландию во время Второй мировой войны, когда оккупировали остров, дабы предотвратить его от захвата немцами. Гренландия приобрела еще большее стратегическое значение с началом холодной войны, так как она лежит на линии воздушных маршрутов между США и западной частью СССР. Американцы предложили Гренландию как позицию для размещения своих бомбардировщиков и самолетов-разведчиков, действующих в направлении Союза, а так же средств ПВО, линии раннего предупреждения,.

Гренландия получила столь важное стратегическое значение, что США даже предлагали купить ее у Дании в 1946 году. Дания отказалась продавать остров, однако позволила США размещать там военные базы, и первое послевоенное соглашение такого рода было подписано в 1951 году. В него не было внесёно положение о запрете либо разрешении хранения ядерного оружия на этих базах, более того, такой вопрос преднамеренно даже и не поднимался.

К слову, работа в Гренландии была и остается сложной. Львиная доля острова покрыта толстой ледяной шапкой, лёд отсутствует только на узкой прибрежной полосе. Температура достигают минус 50 градусов, дуют сильные ветра, зимой царит полярная ночь.

Но стратегическое положение острова превысило эти трудности — американские военные построили три авиабазы, из которых самой важной стала авиабаза Туле, на дальней северо-западной оконечности. Небольшой аэродром существовал там с 40х годов, но строительство современной воздушной базы началось в 1951 году, и было закончено спустя два года. В случае войны, бомбардировщики B-36 и B-47 взлетали бы в Туле, беря курс на цели расположенные в западной части СССР.

Заинтересованность США в размещении в Туле ядерного оружия прослеживаются ещё до подписания договора. Изначально планировалось, что Туле может служить в качестве базы для перевооружения стратегических бомбардировщиков после их возвращения после из ударов по СССР. Другой возможностью, предложенной в 1957 году, стала идея о размещении в Гренландии ракет средней дальности. Газеты подали это предложение как неофициальное предложение Дании, однако датчане выразили сильное нежелание видеть на своей территории ядерное оружие.

Тем не менее, в то время как публичные отказы была жёсткими, совсем иными были неофициальные высказывания. Так, в ноябре 1957 года, посол США в Дании спросил датского премьер-министр Хассена, о том, хотела ли Дания быть проинформирована в том случае, если США разместят своё ядерное оружие в Гренландии. Пять дней спустя, премьер-министр ответил, что не предполагал, что слова посла требуют каких-либо комментариев с его стороны.

Читать еще:  Картинки, фотографии и рисунки о выживании и туризме, войне и мире

Американцы правильно поняли, что датское правительство не желает знать, чем они занимаются на их крайнем севере, включая размещение небольшого количества ядерного оружия на авиабазе в Туле.

Таким образом, в основу идеи легли трое составляющих — стратегическая обеспокоенность по поводу уязвимости американских МБР, политическое желание Армии в обладании собственными ракетами и предположение американских политиков, в том, что датчан можно убедить в размещении большого ядерного арсенала в Гренландии.

Технические аспекты

«Ледяной червь» в начался в 1960 году с исследований, проводимых Армейским Инженерным Исследовательским Центром. Исследователи предложили построить сеть туннелей, вырываемых в ледовом панцире как траншеи, с последующим покрытием арочными куполами. Туннели должны были соединять ракетные стартовые комплексы, расположенными минимум в четырёх милях (около шести с половиной километров) друг от друга, с не менее чем метром льда над ними. Это позволяло сопротивляться избыточному давлению до 30 пси. Избыточное давление является мерой силы взрыва. Давление в 1 пси разобьёт стекло, 2 пси ломает кирпичные стены, а пять уничтожит все здания, кроме тех, что построены из железобетона. Последние начинают получать повреждения при давлении лишь свыше 10 пси.

Шестьсот ракет «Айсмен» было бы достаточно, чтобы уничтожить 80% целей в Советском Союзе и Восточной Европе. Ракеты должны были перемещаться между стартовыми комплексами по тоннелям на небольших поездах. Вся сеть управлялась из шестидесяти командных центров, каждый из которых выдерживал избыточное давление до 100 пси. Энергопитание командных центров и стартовых площадок должно было поступать от небольших ядерных реакторов. Комплекс должен был располагаться в 300 милях к востоку от Туле и охватывать площадь в 52000 квадратных миль

Конечно, защита в 30 пси было намного меньше, чем 300 пси у шахтных пусковых установок первых ракет серии «Минитмен», но реальная броня «Айсменов» была в их невидимости под ледовой шапкой. Русские должны были бы обрушить три с половиной тысячи восьми мегатонных бомб для уничтожения всего обширного комплекса. А если бы расстояние между стартовыми площадками было бы увеличено до 9.8 миль (около 16 километров) то число бомб менялось на 550, однако уже сто мегатонных. Но тот факт, что новые туннели могли бы прокладываться постоянно, позволял бы ввести 2100 стартовых площадок за 5 лет. Русские бы просто не успевали строить бомбы, поспевая за числом ракетных стартов.

Ракета «Айсмен» предполагалась быть модернизированным вариантом Минитмена с дальностью полета 6100 километров, круговым вероятным отклонением 1,48 километров и мощностью боеголовки в 2,4 мегатонны, с возможностью увеличения до 4 мегатонн. Время подготовки запуска составляло 20 минут в мирное время и от 40 до 60 при нахождении под огнём противника.

Для обслуживания комплекса требовалось 11 тысяч человек, включая 400 арктических рейнджеров и 200 операторов систем ПВО МИМ-14 Найк-Геркулес. Снабжение бы осуществлялось из Туле, посредством самолётов оборудованных лыжами.

Несмотря на внушительные масштабы, строительство планировалось завершить всего за три года с объёмами финансирования в $2.37 миллиардов долларов (в современных ценах это уже $17.25 миллиардов), включая ежегодные расходы в $409 миллионов (ныне $2.98 миллиарда) долларов. Основными проблемами считалась адаптация людей и техники к сильным холодам, но это виделось преодолимым препятствием.

ВВС и Флот назвали новые ракеты избыточными, в сравнении с Минитменами и Полярисами, а так же уязвимыми для атаки воздушным десантом. Контраргумент армии состоял в том, что, поскольку система находится вдали от населённых пунктов, это снижает потери среди гражданского населения в случае удара со стороны русских, а так же предложили более лучшую защиту ракет, чем ШПУ ВВС. А, в отличии от подводных лодок, комплексы бы находились постоянно на связи, связь по телефонным проводам, а не радио давал большую защищённость. Кроме того, ракеты обладали большей точностью и мощью. И хотя предполагались политические трудности с датчанами, проекту был дан зелёный свет.

Основание Кэмп Сенчури

Поскольку армия планировала развернуть атомное оружие под ледяной шапкой Гренландии, она начала исследования на предполагаемой местности. Следуя этому, весной 1959 года начались работы по выбору места и уже в июне, в 150 милях от Туле была основана научно-исследовательская станция, названная Кэмп Сенчури и располагавшаяся, согласно проекту, подо льдом. Тракторы доставили материалы и три швейцарских роторных установки «Питер Плоу», предназначенные для рытья траншей. Эти машины, передвигающиеся на гусеницах, могли извлекать до 33 кубических метров снега в час, отбрасывая его на значительное расстояние, в том числе и вверх.

Претензии на Арктику

Как считает Андрей Норкин – обозреватель канала Царьград – обладание Гренландией дает США не только стратегическую площадку для размещения ядерного оружия, направленного на Россию, но и позволяет претендовать на значительную часть Арктики, когда дело дойдет до ее раздела. Ведь немалая часть региона тогда будет заперта между двумя американскими территориями – Аляской и Гренландией. Добавьте к этому природные ресурсы, которые, по самым скромным подсчетам, могут оцениваться в триллионы долларов.

Что погубило проект «Ледяной червь»?

На самом деле, согласно плану, лагерь должен был простоять минимум 10 лет. Т.е. как минимум до 1970 года. Однако, как уже упоминалось в прошлой публикации, первые же образцы кернов показали, что ледниковые массы движутся быстрее, чем предполагалось.

В итоге для того, чтоб поддерживать лагерь в работоспособном состоянии требовалось регулярно удалять из тоннелей до 120 тонн льда и снега ежегодно. Это было возможно для небольшого комплекса длиной 3000 метров, но становилось невыполнимой задачей, если речь заходила о системе масштаба «Ледяного червя» с его перспективными 4000 километров.

В итоге в 1964-м деформация туннелей стала опасной для реактора. Саму АЭС демонтировали, а станция перешла с круглогодичного режима работы лишь на летний. После чего станция ещё год проработала на дизельных генераторах, а в 1965-м ее полностью эвакуировали.

На самом деле, не смотря на неудачу — станция сыграла довольно значительный вклад в науку.

Во-первых, было на практике доказано, что использование ледниковых толщ для создания долговременных крупномасштабных комплексов невозможно.

Во-вторых, в то же самое время созданию во льдах небольших баз ничего не мешало. Под укрытием снега людям при должном энергообеспечении не были страшны ни морозы, ни сильные ветра. Оказалось, что в идее автономного существования в отрыве от Большой земли, но при этом в относительном комфорте нет ничего невыполнимого. Этот опыт пригодился в дальнейшем при строительстве антарктических научных станций.

И это не считая того, что в ходе строительства было так же испытано множество технологий: строительных, энергетических, научных, — немало обогативших наши знания о Крайнем Севере. Именно так и достигаются новые рубежи познания. Возможно, когда-нибудь они помогут человечеству при освоении враждебной среды совсем иного рода, например Луны или Марса.

В 1959 году американские власти запустили проект «Ледяной червь» (Iceworm) — сеть ядерных ракетных площадок под землёй в Гренландии. Там провели систему туннелей до 4000 километров длиной и создали целую инфраструктуру для жизни 200 человек. Это была полноценная колония под толщей льда, но из-за слишком большой опасности проект закрыли, а ядерные отходы решили навечно «похоронить» в земле.

Читать еще:  Осторожно! Толпа! Правила поведения и безопасность в толпе

Последние исследования указывают, что остатки ресурсов опасны для экологии будущего и их необходимо эвакуировать, но решать проблему никто не хочет. Датские и американские власти игнорируют ситуацию, не в состоянии решить, кто должен заниматься проблемой.

Идеальное место

Во время Холодной войны американские военные считали Гренландию очень выгодной точкой для ракетной базы: территория расположена относительно недалеко от России, а от разведчиков противника можно скрыться под землёй. Более того, Дания почти не занималась безопасностью своего острова, поэтому создание проекта можно было скрыть от местных властей.

В 1960 году армия США договорилась с властями Дании о строительстве в Гренландии исследовательского центра недалеко от авиабазы в Туле. На деле это было прикрытие: американские военные построили сеть ракетных комплексов и разместили там 600 ядерных зарядов.

Один из тоннелей, ведущий внутрь «Ледяного червя». Фото Getty

Хотя исследовательский проект был подставным, он тем не менее принёс пользу: благодаря анализу льда учёные углубились в историю климатических изменений на много лет назад. Специалисты работали на станции около года — у них были свои комнаты, общая кухня, туалеты, душевая, библиотека, больничная палата, операционная, лаборатория, большой склад, парикмахерская, магазин, церковь и театр.

Инфраструктура соединялась цепочкой туннелей, по сути образовывая колонию. Электричество поставлял первый в мире переносной ядерный реактор PM-2A, вырабатывающий для станции два мегаватта энергии.

Внутри «Ледяного червя», более качественных кадров не сохранилось. Фото Министерства обороны США

Основным материалом для строительства базы была древесина и сталь, но в целом все тоннели просто вырубили во льду, от чего и происходит название «c». По прогнозам, подземная база должна была проработать около 10 лет без существенного финансирования, но лёд тронулся на территории раньше положенного времени и поставил под угрозу весь проект. В течение нескольких лет сотрудников постепенно эвакуировали, работа в центре сокращалась, а в 1967 году «Червя» забросили.

Что произошло после эвакуации

Военные США предполагали, что беспрерывные снегопады и осколки тающих ледников в одночасье «похоронят» базу под плотной коркой. Но в 2016 году исследователи обнаружили, что глобальное потепление вызвало утончение ледяного пласта и привело к медленному таянию тоннелей. Если это продолжится, радиоактивные отходы со временем окажутся на поверхности и ветер разнесёт радиацию по разным территориям.

Перед эвакуацией специалисты забрали ключевые элементы ядерных зарядов, но основная часть инфраструктуры осталась — здания, железнодорожные пути, стоки, дизельное топливо и радиоактивные отходы. По оценкам исследователей, 20 тысяч литров химических остатков до сих пор находятся на территории станции, наряду с 24 миллионами литров биологических отходов в сточных канавах.

Дорога к «Ледяному червю». Фото Хенрика Томсена

Кажется, что торопиться некуда — учёные считают, что таяние льдов приведёт к химической катастрофе на станции примерно через 100 лет. Но и процесс тотальной «уборки» может затянуться на долгие годы, хотя пока США и Дания даже не договорились о плане работ.

Формально база остаётся собственностью американских военных, но до конца не понятно, кто должен убирать отходы. В обеих странах отказываются выделять бюджет на трудоёмкий проект и отвечать за возможные риски: трудно сказать, безопасна ли база спустя десятки лет с закрытия.

В мае 2017 года министр иностранных дел Гренландии Виттус Квиакитсок (Vittus Qujaukitsoq) потерял работу после жалобы в ООН на датские и американские власти. Чиновник обвинил их в бездействии и нежелании решить проблему заброшенной станции.

С увольнением регионального руководства ничего не изменилось — тему почти не обсуждают. Учёный и профессор Брауновского университета Джефф Колган полагает, что оттягивать решение ситуации — это ошибка, так как об «уборке» надо задуматься уже сейчас. «Там будет целый ряд непредвиденных проблем, которых мы не ждём», — говорит специалист.

В 1960-х годах у американских военных было мало оснований полагать, что их секретная ледовая база в будущем вызовет экологические проблемы. В конце концов, она была заключена в оболочку льда и должна была надолго остаться глубоко в мёрзлой земле.
Джефф Колган
учёный и профессор Брауновского университета

Детали проекта ракетной базы были засекречены на протяжении десятилетий, но впервые стали известны в январе 1995 года в ходе расследования Датским институтом внешней политики (DUPI) истории использования и хранения ядерного оружия в Гренландии. Расследование было заказано парламентом Королевства Дания после обнародования ранее засекреченной информации о крушении B-52 на авиабазе Туле в 1968 году, которая противоречила предыдущим утверждениям правительства Дании.

Проект «Ледяной червь»: Секретный ядерный ракетный комплекс во льдах Гренландии

Сегодня я расскажу об одном американском военном проекте — сети передвижных ракетных стартовых площадок для ядерных ракет, пунктов управления и соединяющих их туннелей, расположенных под ледяной шапкой острова Гренландия. Проект не был завершён полностью, однако практические исследовательские работы в Гренландии продолжались несколько лет. За эти годы во льду были пройдены километры туннелей, по ним пущены поезда, смонтирован атомный реактор для энергоснабжения комплекса. Лишь природа помешала окончательной реализации этого амбициозного и даже фантастического проекта. В статье вы узнаете о политических предпосылках, послуживших началу проекта, ходе его реализации, трудностях и причинах закрытия.

Политические предпосылки

В конце 50-х и начале 60-х годов XX-го века, американские военные столкнулись с серьезной проблемой, поскольку, Советский Союз приступил к развёртыванию межконтинентальных баллистических ракетоносителей (МБР) ядерных боеголовок. В ответ США развернули собственные МБР. Сперва Атласы и Титаны, затем Минитмены.

Однако, в глазах военных, эти ракеты обладали двумя недостатками. Во-первых, они размещались на относительно уязвимых, легко разрушаемых позициях, существующих лишь надеждами на неточность стрельбы противника. А, во-вторых, ракеты находились в подчинении Стратегического командования ВВС США, но не Армии.

Эта ситуация может показаться странной, однако в те годы армия чувствовала США себя обделённой, так как все ракетные программы были у неё отобраны и переданы ВВС и НАСА. Бюджет в этой сфере был сокращён до четверти былого финансирования, а функции свелись лишь к охране ракетных баз. Конечно, армия обладала тактическим ядерным оружием, но для полноценного возвращения в отрасль, она нуждалась в стратегической ракете большой дальности.

Именно тогда и возникла новая идея. В 1960 году Армейским Инженерным Исследовательским Центром был предложен проект «Ледяной червь». По планам, он должен был состоять из 600 баллистических ракет «Айсмен» средней дальности, развёрнутых, в тысячах километров туннелей, которые бы вырыли под ледяной шапкой Гренландии.

Лёд должен был уберечь ракеты от обнаружения, а так же сыграть роль брони при возможном ударе со стороны Советского Союза. По мнению армейского командования, размещённые таким образом ракеты, были менее уязвимы, чем стартовые комплексы ракет ВВС, при этом обладая более безопасной связью со штабами, по сравнению с подводными ракетоносцами.

Американские военные впервые прибыли в Гренландию во время Второй мировой войны, когда оккупировали остров, дабы предотвратить его от захвата немцами. Гренландия приобрела еще большее стратегическое значение с началом холодной войны, так как она лежит на линии воздушных маршрутов между США и западной частью СССР. Американцы предложили Гренландию как позицию для размещения своих бомбардировщиков и самолетов-разведчиков, действующих в направлении Союза, а так же средств ПВО, линии раннего предупреждения,.

Гренландия получила столь важное стратегическое значение, что США даже предлагали купить ее у Дании в 1946 году. Дания отказалась продавать остров, однако позволила США размещать там военные базы, и первое послевоенное соглашение такого рода было подписано в 1951 году. В него не было внесёно положение о запрете либо разрешении хранения ядерного оружия на этих базах, более того, такой вопрос преднамеренно даже и не поднимался.

Читать еще:  Рассчитано, как быстро эпидемия зомби уничтожит человечество

К слову, работа в Гренландии была и остается сложной. Львиная доля острова покрыта толстой ледяной шапкой, лёд отсутствует только на узкой прибрежной полосе. Температура достигают минус 50 градусов, дуют сильные ветра, зимой царит полярная ночь.

Но стратегическое положение острова превысило эти трудности — американские военные построили три авиабазы, из которых самой важной стала авиабаза Туле, на дальней северо-западной оконечности. Небольшой аэродром существовал там с 40х годов, но строительство современной воздушной базы началось в 1951 году, и было закончено спустя два года. В случае войны, бомбардировщики B-36 и B-47 взлетали бы в Туле, беря курс на цели расположенные в западной части СССР.

Заинтересованность США в размещении в Туле ядерного оружия прослеживаются ещё до подписания договора. Изначально планировалось, что Туле может служить в качестве базы для перевооружения стратегических бомбардировщиков после их возвращения после из ударов по СССР. Другой возможностью, предложенной в 1957 году, стала идея о размещении в Гренландии ракет средней дальности. Газеты подали это предложение как неофициальное предложение Дании, однако датчане выразили сильное нежелание видеть на своей территории ядерное оружие.

Тем не менее, в то время как публичные отказы была жёсткими, совсем иными были неофициальные высказывания. Так, в ноябре 1957 года, посол США в Дании спросил датского премьер-министр Хассена, о том, хотела ли Дания быть проинформирована в том случае, если США разместят своё ядерное оружие в Гренландии. Пять дней спустя, премьер-министр ответил, что не предполагал, что слова посла требуют каких-либо комментариев с его стороны.

Американцы правильно поняли, что датское правительство не желает знать, чем они занимаются на их крайнем севере, включая размещение небольшого количества ядерного оружия на авиабазе в Туле.

Таким образом, в основу идеи легли трое составляющих — стратегическая обеспокоенность по поводу уязвимости американских МБР, политическое желание Армии в обладании собственными ракетами и предположение американских политиков, в том, что датчан можно убедить в размещении большого ядерного арсенала в Гренландии.

Технические аспекты

«Ледяной червь» в начался в 1960 году с исследований, проводимых Армейским Инженерным Исследовательским Центром. Исследователи предложили построить сеть туннелей, вырываемых в ледовом панцире как траншеи, с последующим покрытием арочными куполами. Туннели должны были соединять ракетные стартовые комплексы, расположенными минимум в четырёх милях (около шести с половиной километров) друг от друга, с не менее чем метром льда над ними. Это позволяло сопротивляться избыточному давлению до 30 пси. Избыточное давление является мерой силы взрыва. Давление в 1 пси разобьёт стекло, 2 пси ломает кирпичные стены, а пять уничтожит все здания, кроме тех, что построены из железобетона. Последние начинают получать повреждения при давлении лишь свыше 10 пси.

Шестьсот ракет «Айсмен» было бы достаточно, чтобы уничтожить 80% целей в Советском Союзе и Восточной Европе. Ракеты должны были перемещаться между стартовыми комплексами по тоннелям на небольших поездах. Вся сеть управлялась из шестидесяти командных центров, каждый из которых выдерживал избыточное давление до 100 пси. Энергопитание командных центров и стартовых площадок должно было поступать от небольших ядерных реакторов. Комплекс должен был располагаться в 300 милях к востоку от Туле и охватывать площадь в 52000 квадратных миль

Конечно, защита в 30 пси было намного меньше, чем 300 пси у шахтных пусковых установок первых ракет серии «Минитмен», но реальная броня «Айсменов» была в их невидимости под ледовой шапкой. Русские должны были бы обрушить три с половиной тысячи восьми мегатонных бомб для уничтожения всего обширного комплекса. А если бы расстояние между стартовыми площадками было бы увеличено до 9.8 миль (около 16 километров) то число бомб менялось на 550, однако уже сто мегатонных. Но тот факт, что новые туннели могли бы прокладываться постоянно, позволял бы ввести 2100 стартовых площадок за 5 лет. Русские бы просто не успевали строить бомбы, поспевая за числом ракетных стартов.

Ракета «Айсмен» предполагалась быть модернизированным вариантом Минитмена с дальностью полета 6100 километров, круговым вероятным отклонением 1,48 километров и мощностью боеголовки в 2,4 мегатонны, с возможностью увеличения до 4 мегатонн. Время подготовки запуска составляло 20 минут в мирное время и от 40 до 60 при нахождении под огнём противника.

Для обслуживания комплекса требовалось 11 тысяч человек, включая 400 арктических рейнджеров и 200 операторов систем ПВО МИМ-14 Найк-Геркулес. Снабжение бы осуществлялось из Туле, посредством самолётов оборудованных лыжами.

Несмотря на внушительные масштабы, строительство планировалось завершить всего за три года с объёмами финансирования в $2.37 миллиардов долларов (в современных ценах это уже $17.25 миллиардов), включая ежегодные расходы в $409 миллионов (ныне $2.98 миллиарда) долларов. Основными проблемами считалась адаптация людей и техники к сильным холодам, но это виделось преодолимым препятствием.

ВВС и Флот назвали новые ракеты избыточными, в сравнении с Минитменами и Полярисами, а так же уязвимыми для атаки воздушным десантом. Контраргумент армии состоял в том, что, поскольку система находится вдали от населённых пунктов, это снижает потери среди гражданского населения в случае удара со стороны русских, а так же предложили более лучшую защиту ракет, чем ШПУ ВВС. А, в отличии от подводных лодок, комплексы бы находились постоянно на связи, связь по телефонным проводам, а не радио давал большую защищённость. Кроме того, ракеты обладали большей точностью и мощью. И хотя предполагались политические трудности с датчанами, проекту был дан зелёный свет.

Основание Кэмп Сенчури

Поскольку армия планировала развернуть атомное оружие под ледяной шапкой Гренландии, она начала исследования на предполагаемой местности. Следуя этому, весной 1959 года начались работы по выбору места и уже в июне, в 150 милях от Туле была основана научно-исследовательская станция, названная Кэмп Сенчури и располагавшаяся, согласно проекту, подо льдом. Тракторы доставили материалы и три швейцарских роторных установки «Питер Плоу», предназначенные для рытья траншей. Эти машины, передвигающиеся на гусеницах, могли извлекать до 33 кубических метров снега в час, отбрасывая его на значительное расстояние, в том числе и вверх.

Железнодорожный гарнизон миротворцев

В конце 1980-х годов военные сильно переживали из-за того, что стационарные ракетные шахты США могут стать легкой мишенью в случае перестрелки ядерными боеголовками с СССР. Для решения этой проблемы военные применили недюжую смекалку и создали миротворческий железнодорожный гарнизон: мобильный ядерный арсенал, состоящий из полусотни ракет MX, хранящихся в специально разработанных вагонах ВВС.

По задумке военных, поезда должны были проводить большую часть своего времени в укрепленных ангарах по всей стране, но в случае повышенной готовности они могли равномерно рассредоточиться по всем двум сотням тысяч километров железных дорог США, чтобы не стать легкой добычей СССР.

В каждом из 25 поездов находилось по два вагона с ядерными ракетами. Открыв крышу и подняв специальную стартовую площадку, гарнизон мог даже запускать ракеты на ходу. В 1991 году президент Рональд Рейган под давлением общественности и в связи с тем, что окончание холодной войны снизило потребность в ядерной защите распустил гарнизон. Один из прототипов железнодорожных вагонов теперь выставлен в музее ВВС США в Дейтоне, штат Огайо.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector