7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что посмотреть в Чернобыле

Содержание

Что посмотреть в Чернобыле. ТОП 15 интересных мест

5 сент. 2019 г., 15:44:00

26 апреля 1986 в 2 км от молодого города Припять в Киевской области произошло событие, которое изменило дальнейшую историю человечества — взрыв на Чернобыльской АЭС. Эта авария стала огромным потрясением не только для Украины. Она перевернула сознание и кардинально изменила восприятие окружающей среды, науки и новых технологий каждого человека на Земле. Значимость катастрофы на ЧАЭС сложно переоценить. Это беспрецедентный случай, над последствиями которого до сих пор работают ученые со всего мира.

На протяжении более 30 лет внимание к этой теме не ослабевало, а недавняя триумфальная премьера мини-сериала «Чернобыль» взбудоражила весь мир и вызвала новый всплеск интереса к аварии и к месту, где она произошла.

Мрачный и пугающий мир. Как видеоигры показывают Чернобыль после трагедии на АЭС

Весной этого года в мировой прокат вышел новый проект компании HBO — «Чернобыль». В мини-сериале рассказывается об одной из самых страшных катастроф в истории, произошедшей 26 апреля 1986 года на чернобыльской АЭС. Дотошно проработанный сценарий, жуткая атмосфера, ярко передающая всю суть катастрофы, сделали «Чернобыль» одним из самых успешных сериалов в мире. Его рейтинг на сайте IMDb, специализирующемся на сборе информации о кино и сериалах, составляет 9,7 балла из 10 возможных.

В последнее время его обсуждают даже чаще «Игры престолов»! Дошло до того, что за последние 1,5 недели спрос на экскурсии в покинутый жителями город Припять вырос на 40%.

Россиянам проход в закрытую зону запрещен, поэтому предлагаем вашему вниманию подборку игр, которые помогут вам окунуться в атмосферу того жуткого времени.

S.T.A.L.K.E.R. (серия)

Когда речь заходит об играх на тему катастрофы на чернобыльской АЭС, первое, что приходит на ум — серия S.T.A.L.K.E.R. от студии GSC Game World. Первая часть Shadow of Chernobyl была выпущена в 2007 году. Игра имела колоссальный успех на территории СНГ и на Западе.

По сюжету на территорию Чернобыля и Припяти, прозванных разработчиками «зоной», стекается разношерстная публика в надежде отыскать дорогие артефакты, появившиеся после выброса энергии от взрыва. Но это происшествие также породило страшных мутантов, заполнивших собою когда-то обжитые советским народом территории. Геймерам необходимо исследовать этот мир, избегая особо радиоактивных участков, участвовать в сражениях с бандитами и помогать другим сталкерам. В конце первой части главной целью игрока становится некий Монолит или «Исполнитель желаний». Добравшись до него, сталкер сможет пожелать все, что захочет.

Игра уникальна тем, что каждое действие или бездействие игрока в итоге влияет на концовку. Их в S.T.A.L.K.E.R. «Тень Чернобыля» аж семь.

До сих пор помню страх, который одолевал меня во время игры в темное время суток. Радовало только то, что рядом была сестра, помогавшая вернуться в реальный мир без чудовищ.

В мае 2018 года был официально анонсирован сиквел первой части S.T.A.L.K.E.R. На официальном сайте игры долго значились только цифры «2.0.2.1.». Позже нам представили новый постер игры и музыкальную тему.

Chernobyl Commando

В 2013 году на просторах Интернета появилась игра Chernobyl Commando. Разработчики надеялись оседлать волну успеха «Сталкера» и хорошенько обогатиться на своем шутере. Но они не проработали игру, из-за чего случился масштабный провал. Геймеры ругали ее за дизайн, стрельбу, поведение врагов и дружественных персонажей, управляемых ИИ.

История о том, как через 26 лет после катастрофы на ЧАЭС группа террористов захватила Чернобыль, надеясь собрать бомбы из радиоактивных отходов, была попросту неинтересна игровому сообществу.

Fear the Wolves

Fear the Wolves — нетипичный представитель игр про Чернобыль. Здесь геймеру предстоит окунуться с головой в жанр королевской битвы.

«Команды из двух человек или одиночки отправляются в мрачный мир радиоактивной Чернобыльской зоны площадью 25 км². Но для победы недостаточно уничтожить остальных выживших. На враждебных пустошах всем угрожают смертоносные аномалии и динамическая смена погоды, за которую голосуют игроки и зрители как в самой игре, так и на платформах с потоковой трансляцией. Игрокам необходимо оставаться настороже и постоянно приспосабливаться к изменяющейся ситуации», — говорится в описании игры.

Пользователя Fear the Wolves ожидает много интересного. Например, схватки в радиоактивных руинах Чернобыля. А еще 20 видов оружия с десятками модификаций для различных дистанций и разнообразных ситуаций, включая рукопашную схватку. И эффектная концовка каждого матча с финальным сражением вокруг вертолета для эвакуации.

Counter-Strike: Global Offensivе (карта Cache)

Один из самых успешных шутеров в истории жанра также не обошел стороной тематику Чернобыля. В доступе у всех поклонников «контры» есть карта Cache, действие которой происходит вблизи чернобыльской АЭС, о чем говорят надписи на стенах на украинском языке.

Call of Duty: Modern Warfare

Знаменитая серия Call of Duty тоже принимает участие в своеобразном чернобыльском флешмобе. В первой части Modern Warfare есть миссия, в которой геймер должен пробираться по территории Припяти, чтобы ликвидировать террориста Имрана Захаева.

В этой игре вы сможете увидеть и гостиницу «Полесье», и знаменитое колесо обозрения в парке развлечений. Данная миссия в игре 2007 года считается одной из лучших в истории серии.

Chernobyl VR Project

Попытку рассказать о том, что на самом деле произошло 26 апреля 1986 года в Чернобыле, в 2016-и предприняли умельцы из студии The Farm 51.

В этой игре обязательно использование шлемов виртуальной реальности. В описании говорится, что проект — уникальная возможность изучить Чернобыль и его окрестности, не выходя из дома и не боясь радиации.

Но на деле студией были проработаны не все детали и локации, поэтому большая часть мест — это просто панорамные фотографии, которых в Интернете и так много.

На официальной странице игры в Steam всего 30 рецензий, из которых лишь 56 процентов — положительные.

Chernobylite

Студия The Farm 51 никак не может отпустить тему чернобыльской катастрофы. Поляки разрабатывают новую игру, которая вновь вернет геймеров в этот мир.

«Это научно-фантастическая игра на выживание в жанре «ужасы», в которой сочетаются свободное исследование мрачного мира, сложные бои, уникальный крафтинг и нелинейный сюжет. Попробуйте выжить и раскрыть запутанные тайны Чернобыля в воссозданной с помощью 3D-сканирования реальной Зоны отчуждения. Помните, что присутствие военных — не единственная ваша проблема», — говорится в описании проекта.

В игре рассказывается история физика Игоря, решившего вернуться в зону, чтобы попытаться найти потерянную возлюбленную. Пользователям предложат исследовать мир зоны и взаимодействовать как с обычными людьми, так и со сверхъестественными явлениями.

Для завершения работы над проектом разработчики запустили кампанию на Kickstarter, посвященную сбору средств. Им требовалась сумма в 100 тысяч долларов, но за несколько месяцев на платформе было собрано свыше 200 тысяч.

Каково это — родиться и вырасти через девять лет после чернобыльской катастрофы в паре сотен километров от ЧАЭС

«Chernobyl» для большинства 20-летних жителей постсоветских республик — название нашумевшего американского сериала. Для их родителей — трагедия перед распадом огромной страны. Для меня — надпись с дорожной сумки, на которой я 10-летняя сидела в миланском аэропорту в 2005-м. Рядом были еще пара десятков таких же детей на таких же сумках. Мы ждали рейса в Белоруссию и искренне не понимали, почему проходящие мимо итальянцы с нескрываемым любопытством поглядывали в нашу сторону.

Ганна Курак, Брестская область

Нас так и называли — «дети Чернобыля», или проще — «чернобыльцы». Хотя родились мы спустя 9 лет после катастрофы в паре сотен километров от атомной электростанции. Впрочем, время и расстояния для радиации ничего не значат. Она как накрыла нашу деревушку в 1986-м, так никуда и не делась. Поэтому в школе детей до сих пор кормят бесплатными обедами и раз в год отправляют на оздоровление в отечественный санаторий, а если повезет, то можно и в Европу на целый месяц съездить. «Везение», конечно, относительное. За деревней у дороги стоит знак — три черных «лепестка» на желтом фоне. Все знают, что за него лучше не соваться.

Дома никогда не вспоминали 86-й и не вели философских бесед о радиации. Есть и есть. Что тут непонятного? У нас даже первоклашки скажут, что случилось 26 апреля. И не потому, что родители просветили: к этой дате районный отдел МЧС неизменно устраивает среди школьников конкурсы на лучшие стихи и рисунок о трагедии на Чернобыльской АЭС. Пустые покосившиеся дома, лес со знаками радиоактивной опасности и ликвидаторы в противогазах — мы про аварию знаем не больше, чем остальные, и видим ее через набор банальных картинок. Хоть и напрямую до сих пор ощущаем последствия.

Например, медкомиссию на загрязненных территориях невозможно пройти без посещения кабинета с загадочным названием СИЧ. Спроси у народа в очереди перед обследованием, что означают эти буквы, ответят единицы. Но то, что без СИЧа главврач справку не подпишет, знает каждый. Счетчик излучений человека (отсюда и аббревиатура) меряет уровень радиоактивности в теле. Признаться, мы долгие годы думали, что серое кресло в полиэтилене (это и есть СИЧ) сломано. Кто бы в него ни садился, результат всегда был одинаковый. Но пару лет назад после обследования у матери неожиданно спросили, что она ела накануне. Счетчик зафиксировал скачок радиации в организме. Так баночка консервированных опят убедила семью в том, что СИЧ — не такая уж и бесполезная штука.

Воспоминания фотографа Александра Ведерникова, работавшего физиком на ЧАЭС

Что касается самих грибов, которые, как известно, способны накапливать лошадиные дозы радиации по сравнению с той же картошкой, то есть мы их не перестали. Сколько себя помню, на столе всегда были жареные боровики, суп с лисичками и тушеная капуста с подберезовиками. Да, пару-тройку лет после аварии даже самые заядлые грибники отсиживались дома. Но потом деревенская натура взяла верх, и народ вернулся в леса. Там уж как кому повезет: все знают, что радиация осела не равномерно, а мозаично. На опушке зашкаливает, отойдешь на сто метров — чисто. Поход за грибами чем-то напоминает русскую рулетку — дозиметр с собой никто не носит.

Еще одна яркая страница из жизни людей в наших краях — «удостоверение чернобыльца». Молодые люди получают его вместе с аттестатом зрелости, выпускаясь из школы. Это маленькая карточка с фото, которая подтверждает проживание на загрязненных территориях, но главное — дает первоочередное право заселения в студенческие общежития, мест в которых катастрофически не хватает. В Минске, где сосредоточены главные вузы страны, жилищный вопрос стоит особенно остро. Поэтому столичные студенты между собой шутят: чтобы заселиться в общагу, нужно быть инвалидом, сиротой или «чернобыльцем». Только иногда правды в этом гораздо больше, чем юмора.

После выхода американского сериала об аварии на ЧАЭС друзья-знакомые из-за границы, зная о моем «чернобыльском происхождении», задавали лишь один вопрос: «Ну как тебе?» А мне и моим близким «никак». Ведь нас там не было, для нас Чернобыль начался позже. Если о роковых днях той весны спросить у белорусов, которые 33 года живут в радиации, они, как один, начнут с фразы: «Стояла чудесная погода…» Дальше пойдут воспоминания о «речке, даче, футболе во дворе и первомайских демонстрациях». Люди жили и продолжают жить, как и до трагедии.

Бабушка — одна из немногих, чей рассказ выбивается из общей канвы. Она почти 40 лет работала метеорологом, а в последних числах апреля 86-го как раз находилась на смене: «Полдня с коллегой загорали, а к обеду услышали, что телефон разрывается. Звонили из начальства, требовали дать показания по радиации в почве. Глянули на дозиметр — цифра подскочила. Сверху приказали проверять показания каждые полчаса и помалкивать. А что кому могли сказать рядовые метеорологи из глубинки? Мы и про Чернобыль тот никогда не слышали, не то что про аварию на нем». Но даже это знание не сильно изменило ее жизнь: она продолжала ходить на работу, гулять с детьми на улице и по вечерам копаться в огороде.

…а это те же мальчишки, только повзрослевшие, Сергей Щеменок и братья Константин и Алексей Пинчуки. Спустя 25 лет после чернобыльской трагедии они обзавелись семьями, у них появились свои дети

Фото: Анатоль Клещук

Любопытно, что за помощью к мировому сообществу Белоруссия как полноправный член ООН обратилась только спустя четыре года после трагедии. Получила. Матери — она тогда в школе училась — запомнился странный сухпаек, который выдавали в столовой: итальянские витамины, палка немецкой колбасы и пакеты концентрированного супа с шампиньонами. Тогда же ребятня из полесской глуши впервые увидала красную и черную икру. Дефицитные апельсины, бананы, гранаты, хурму — все это выдавали даже не поштучно, а килограммами на человека. Школьники искренне радовались внезапно привалившему «счастью», не задумываясь о цене, которую за него заплатили.

Приведу лишь одну цифру: в Гомельской и Брестской областях заболеваемость раком щитовидной железы среди детей выросла в 33,6 раза по сравнению с доаварийным периодом. Дополню фактом: в нашей деревне добрая часть ровесников мамы (им на момент взрыва было 10 лет) живет без щитовидки.

Взрослые, которым пришлось обивать пороги больниц и поликлиник, чтобы спасти своих внезапно заболевших детей, к материальной поддержке относились иначе. «Гробовые» — так они называли денежные компенсации, которые выплачивали в первые несколько лет после аварии.

Читать еще:  Фотоальбом "Девушки с пушками" - Girls and Guns. Часть 3

В ХХ веке белорусы хоронили свои села дважды. Сначала во время Великой Отечественной больше 9 тысяч населенных пунктов горели в огне немецко-фашистских оккупантов. А в 1986-м еще сотню деревень поглотило невидимое пламя радиации. И если в первом случае оставались хотя бы пепелища, то во втором — абсолютная пустота. Как такое возможно?

Официальное название белого пятна — Полесский радиационно-экологический заповедник. Согласно документам, здесь сконцентрировано около трети выпавшего на территорию Белоруссии радиоактивного цезия, более 70 процентов стронция и 97 процентов плутония. Но самая большая опасность — америций, его активность уже выросла вдвое и будет продолжать расти до 2060-го.

— Радиация никуда не делась и в обозримом будущем не денется. Поэтому есть только два варианта действий — уехать подальше или научиться с ней жить. Ехать нам особо некуда, страна небольшая,— у директора заповедника Михаила Рубащенко взгляд на ситуацию реалистичный.— Ученые — наши и зарубежные — десятилетиями занимаются исследованиями загрязненных территорий, а мы, опираясь на их работы, постепенно осваиваем некогда брошенные земли. Крошечными, но безопасными шагами. С 1998-го заготавливаем древесину по особым технологиям. С 2005-го разводим племенных лошадей. Не так давно у нас появилась пасека. У меда все показатели в норме, но на продажу его все равно не вывозим. Свои же люди в прошлом году три тонны люди разобрали до наступления зимы. Потому что знают: его тут с водой никто не бодяжил.

Особая гордость работников заповедника — популяция зубров.

— В начале 90-х в качестве эксперимента привезли 17 особей из Беловежской пущи. Надо ведь было чем-то простор заполнять, когда человек ушел. Теперь их у нас больше 150. Красивые и свободные, но людей не боятся. Зимой приходят к кормушкам — хоть бери и рукой гладь! — не скрывает радости Рубащенко.

Еще одно чудо местной фауны — лошади Пржевальского. Вид, которого в белорусской природе вообще никогда не существовало: «Пришли с Украины. Не гнать же их теперь обратно?» Эмиграция лошадок — история закономерная, учитывая огромный турпоток в украинскую часть зоны. У белорусов с этим делом строже: до декабря прошлого года вообще никого в заповедник не пускали. Сейчас предлагают экскурсии, но они совсем не похожи на соседские. Никаких постапокалиптичных пейзажей, вышибающих слезу! Только животные-краснокнижники, девственные леса и полное единение с природой. Типичная Белоруссия, если не считать того, что в любой момент у туриста может запищать дозиметр в кармане.

Сотрудники Полесского государственного радиационно-экологического заповедника проводят дозиметрическое обследование на ферме, расположенной в зоне отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС

Фото: РИА Новости

Всего в паре километров от закрытой территории находятся три небольших городка — Брагин, Наровля и Хойники. В последнем даже налажено производство молочной продукции и сыров. «Это законно и безопасно,— уверяют местные и для убедительности добавляют:— Наши сыры даже в Европу на экспорт идут».

Вообще, тема молока для хойникчан — болезненная. Аккурат перед аварией в городе установили новенькое мощнейшее оборудование, здешний сырный комбинат должен был стать одним из самых крупных в Союзе. В итоге вместо российского и гауды пришлось замешивать казеиновый клей — предприятие перепрофилировали. В новом тысячелетии молоко на комбинат все-таки вернулось, пусть и работать с ним теперь дороже и сложнее. Справедливости ради стоит заметить, что пару лет назад в разгар «молочных войн» между Россией и Белоруссией предприятие из 12-тысячного городка Хойники было одно из немногих, кому Роскомнадзор дал зеленый свет. Молоко и сыры из «чистых» белорусских территорий тоннами возвращали домой, а к произведенному рядом с радиационным заповедником не было ни одной претензии.

Правда, не теми, что в лесу. Песочное печенье в виде боровичков было хитом ВДНХ. Автору лакомства дали звание заслуженного кондитера СССР, а заказы на местное райпо приходили даже из Москвы и Ленинграда. Сейчас знаменитые грибы растут в печках лишь по праздникам. Просто так сладость на прилавках больше не появляется.

В целом города, находящиеся у самой кромки зоны, практически ничем не отличаются от всех остальных. Есть пара-тройка небольших предприятий, Ленин на площади и грядки за домами в частном секторе. Единственное место, где трагедия наваливается на тебя со всех сторон,— Хойникский краеведческий музей. Потолок усыпан табличками с названиями «мертвых» деревень, со стен через деревянные оконные рамы поглядывают грустные черно-белые портреты переселенцев, а под стеклом лежат личные вещи героев-ликвидаторов, коих в здешних краях было немало. Находиться в музее непросто. С другой стороны, выходишь из него, встречаешь по дороге какую-нибудь улыбчивую девчушку, плетущуюся из школы домой, и понимаешь, что жизнь продолжается.

Эхо черной были

Ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС продолжается до сих пор. Курс на умалчивание реальной беды, взятый с самого начала, привел к тому, что обычные люди и сейчас не знают, что такое радиация и как от нее защищаться. Кроме того, «игра в молчанку» — благодатная почва для всевозможных мифов и небылиц.

Какие ошибки допустили создатели «Чернобыля»

Самые безобидные слухи — то, что на загрязненных территориях живут двухголовые лоси и ежики без иголок. Самые серьезные наговоры касаются строящейся Белорусской атомной электростанции. Уже бывший президент Литвы (ее президентский срок закончился 12 июля этого года) Даля Грибаускайте окрестила АЭС «угрожающим Европе геополитическим проектом России», требовала остановить возведение и в открытую призывала ЕС в будущем блокировать производимую там электроэнергию. Свою позицию литовский политик аргументировала «небезопасностью». В то же время международные эксперты подтвердили отсутствие рисков. Реакция Грибаускайте со стороны выглядит странной еще и потому, что Литва после остановки собственной Игналинской АЭС в 2009 году стала закупать электроэнергию в… Белоруссии! Поэтому в какой-то момент резкие высказывания в адрес соседей стали напоминать плевки в колодец, из которого все равно придется пить.

Пока белорусы стараются доказать общественности, что их атом будет безопасным, другие пострадавшие от Чернобыля планируют использовать его темную славу в целях заработка. Две недели назад украинский президент Владимир Зеленский заявил, что в скором времени зона отчуждения превратится в одну из точек роста страны. Глава страны пообещал создать «зеленый коридор» для туристов и «снять необоснованные ограничения и запреты».

— Чернобыль — уникальное место на планете, где природа возрождается после мировой техногенной катастрофы, где есть настоящий «город-призрак». Мы должны показать это место миру: ученым, экологам, историкам, туристам,— считает Зеленский.

Любопытно, что всего два года назад Кабинет министров Украины дал добро на строительство Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива на территории все той же Чернобыльской зоны. Сейчас в стране трем из четырех действующих АЭС некуда девать отходы. При этом Украина занимает 5-е место в Европе и 10-е в мире по количеству энергетических реакторов, а на атомную энергетику приходится около 55 процентов выработки электричества в стране. Подрядчиком строительства хранилища еще в 2005-м была выбрана американская компания Holtec International, но по неизвестным причинам проект заморозили. Возобновили в 2015-м, когда Bank of America Merrill Lynch неожиданно решил помочь украинцам и выдал кредит в 250 млн долларов. Сооружение шло стахановскими темпами: на прошлой неделе стало известно, что на промышленной площадке Чернобыльской АЭС заработал завод по переработке жидких ядерных отходов.Будут ли туда возить отработанное топливо только с украинских АЭС или все же расширят географию сборов, пока неизвестно.

Кстати, та самая итальянская сумка оказалась на удивление прочной. Пользуюсь ей до сих пор. Реакция прохожих в аэропортах и на вокзалах на мой личный «Chernobyl» остается неизменной: смотрят, спрашивают. А теперь еще и пытаются выяснить «как мне» очередная телесериальная фантазия на тему трагедии, в которой до сих пор живут сотни тысяч людей…

«Собирают урожай и ночуют в домах»

Заброшенная людьми инфраструктура и дома в зоне ЧАЭС спустя 30 лет пришли в запустение. Город-призрак Припять, в котором никто не живет, оказался во власти природы: на месте проспектов и улиц теперь густые заросли. Городской стадион можно узнать только по трибунам, а бывшее футбольное поле превратилось в настоящий лес. Граница между человеком и природой здесь практически стерлась, что позволяет животным без страха заходить в город, а иногда даже устраивать жилище на территории заброшенных зданий. Зверей привлекают также фруктовые деревья, плодами которых они питаются.

«Последние исследования говорят, что животные начали довольно активно использовать в зоне отчуждения то, что оставил после себя человек, в том числе инфраструктуру. То есть заброшенные здания в Чернобыле, Припяти, прилегающих селах. Они с удовольствием заходят и ночуют в зданиях, бывших фермах. Заброшенные постройки посещают большинство из крупных видов животных. Они там метят территорию… Каждую осень дикие животные массово посещают заброшенные деревни, там, где есть заброшенные сады. Они там собирают урожай, яблоки, груши», — рассказал Вишневский.

Пользуются популярностью также экскурсии в зону отчуждения. Недавно в здешних местах даже решили открыть первый хостел для туристов, которые приезжают в район Чернобыльской катастрофы. Он рассчитан на 100 мест, для посетителей созданы все условия для комфортного проживания: есть плазменный телевизор, душевая кабина, туалет, бесплатный интернет.

По данным главы Государственного агентства по управлению зоной отчуждения Виталия Петрука, число приезжающих сюда постоянно растет: если в 2015 году было более 16 тысяч посетителей, то в 2016 Чернобыльской зоне побывали более 32 тысяч человек.

«После аварии над Чернобыльской АЭС стояло северное сияние»

«МОЁ!» собрала уникальные свидетельства людей, которые побывали в эпицентре самой крупной в мире ядерной катастрофы — врача медсанчасти Припяти, оператора четвёртого энергоблока и дозиметриста-разведчика, который 20 лет по долгу службы изучал разрушенный реактор

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

Читать все комментарии

1 час 24 минуты 26 апреля 1986 года. Эта минута навеки вошла в историю. На четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции из-за ошибок конструкторов реактора и персонала произошел неконтролируемый рост мощности, который привел к тепловым взрывам и разрушению значительной части реакторной установки. В атмосферу были выброшены тонны радиоактивных веществ. Продукты деления ядерного топлива разнесло воздушными потоками на значительные территории, обусловив радиоактивное загрязнение не только вблизи АЭС в границах Украины, России и Белоруссии, но и за сотни и даже тысячи километров от места аварии. Советский Союз бросил на ликвидацию последствий небывалой доселе аварии 600 тысяч человек. Многих из них уже нет в живых, большинство оставшихся — инвалиды.

Сегодня у нас появилась уникальная возможность перенестись на 30 лет назад — в 26 апреля 1986 года. Ведь в Воронеже живёт врач Владимир Фейгин, который в ночь аварии ездил на Чернобыльскую АЭС на скорой. Владимир Львович по профессии психиатр и нарколог. Но в Припяти, где семья жила с 1978 года, он работал не только по специальности, но и на скорой помощи. Свой орден Трудового Красного Знамени Владимир Фейгин надевал всего несколько раз в жизни. И рассказывать о Чернобыле он не любит. Говорит, что долгое время не хотел пугать родных. Например, никогда не говорил им, что утром 26 апреля, когда дочь хотела увидеть его на работе в медсанчасти, он лежал под капельницей после поездок к разрушенному реактору…Также с нами согласился поделиться своими воспоминаниями оператор злополучного четвёртого энергоблока Алексей Бреус.

«Решили посмотреть на горящий реактор с крыши»

В ночь на 26 апреля 1986 года в домах Припяти ещё было отопление. На улице при этом стояла уже весенняя погода, поэтому форточки у припятчан были распахнуты настежь.

16-летняя Светлана Фейгина проснулась как раз оттого, что в её комнату забежал отец и быстро закрыл фрамугу. Владимир Львович сказал, что ему позвонили и срочно вызывают на работу, так как на станции случилась авария. Какая — пока непонятно. Но доктор на всякий случай попросил домашних в этот день никуда не выходить.

— Но разве я послушалась? — вспоминает Светлана. — Наш класс в это время как раз проходил практику в припятской медсанчасти. Девочки работали санитарками. И мы с подругой, как всегда, к 8 утра пошли в больницу. По дороге к больнице встретилась машина-поливалка. Она почему-то мыла асфальт с мылом. И мыльную пену прибивало к обочине. Я в босоножках была, и хорошо помню необычное ощущение — свежая пена на ногах. Только потом выяснилось, что из-за этой пены получила радиационный ожог. Оказывается, поливалки смывали с дороги радиоактивную «грязь». Её привезли на колёсах скорые, которые ездили со станции.

В медсанчасти школьницам сказали, что практика отменяется.

— Мы решили посмотреть на станцию с крыши самого высокого дома, — продолжает рассказ Светлана. — Оттуда по прямой до станции километра три. Посмотрели на дым над четвёртым блоком и пошли гулять дальше. Помню, каким разным было настроение у припятчан. Кто-то радовался весенней субботе. Видимо, ничего не знал. А кто-то, похоже, знал. Прямо при нас в гастрономе женщина начала рыдать вроде бы ни с того ни с сего…

Северное сияние над разрушенным реактором

В 1 час 24 минуты 26 апреля Владимир Фейгин услышал сквозь сон глухой хлопок за окном.

— Через полчаса зазвонил телефон. Диспетчер скорой сказала, что нужно срочно явиться на подмогу, — вспоминает Владимир Фейгин. — Первым у входа в медсанчасть меня встретил сотрудник первого отдела (сотрудники этих отделов следили во всех советских организациях за режимом секретности. — Ред.). Сказал коротко: «Вы сейчас поедете на станцию. Что увидите, о том молчите». Всего у нас было шесть машин скорой. Уже на подъезде к станции увидел небывалое. Над развалом в четвёртом блоке поднималось столбом в небо что-то похожее на северное сияние… В ту ночь мы отвозили в медсанчасть пожарных и работников станции. Там их раздевали, мыли и укладывали под капельницы. К утру, чтобы найти для всех место, стали выписывать других больных. В это время мне тоже стало плохо.

Сейчас, конечно, рисуют апокалиптические картины аварии. Но вообще в ту ночь понять, что случилось, было сложно. Да, здание сильно повреждено. Да, это странное свечение, похожее на бенгальский огонь. Но все же живы, и кровь рекой не течёт… К сожалению, дозиметра у нас сначала не было. Но потом, когда всё-таки нашли, намеряли на сиденье в санитарном автомобиле 5 рентген в час. А норма даже для атомщиков 5 рентген в год. И конечно, к утру мы поняли, что у пострадавших ребят острая лучевая болезнь.

«Ни один из них истерики не устроил»

Пожарные из Припяти, умершие в страшных муках в мае 1986 года. Их имена знает действительно весь мир. Николай Титенок, Владимир Правик, Виктор Кибенок, Василий Игнатенко, Николай Ващук, Владимир Тишура. Им не было и 30 лет. Мы спросили у Владимира Фейгина, знали ли пожарные, что едут тушить огонь в эпицентр ядерной катастрофы. Или всё же думали, что это обычный пожар.

— Ребята вряд ли понимали, куда едут… — тихо ответил он, но тут же продолжил уже с металлом в голосе. — Но они назад бы не побежали. Я сам был свидетелем — уже в больнице, когда они узнали, что случилось, ни один из них истерики не устроил.

Не побежали назад и врачи. 27 апреля на работу вышел почти весь коллектив медсанчасти Припяти. И только в тот день они госпитализировали со станции более 200 человек.

Читать еще:  Вьетнамские ловушки для американских солдат

Но давайте отдадим дань памяти не только пожарным, как это часто делают, но и сотрудникам атомной станции. Многочисленные свидетельства, которые мы прочли, прямо говорят о том, что эти люди (а большинство из них не имело никакого отношения к управлению реактором) спасли мир от куда более страшной ядерной катастрофы.

Осколки реактора и ядерного топлива пробили крышу расположенного рядом с реактором машинного зала энергоблока и попали внутрь. Из-за сотрясения здания порвались различные коммуникации. Зал стало заливать машинным маслом. Всего его на блоке было около 100 тонн. Работники этого цеха начали самостоятельно тушить возгорания, каким-то чудом слили масло в резервные ёмкости, вытеснили из турбины водород. То есть сделали всё, чтобы избежать взрыва и большого пожара в машинном зале.

Что бы было, если бы этот взрыв и пожар случились? Даже физики-ядерщики боятся предполагать. Вот самые несложные расчёты. Во время взрыва реактора четвёртого энергоблока в атмосферу, по разным оценкам, вырвалось от 10 до 20% ядерного топлива. Оно сократило жизни десятков тысяч человек (выяснить точное количестве жертв Чернобыля сейчас практически невозможно). Но если бы взорвался ещё и расположенный рядом с реактором машинный зал, то снова «зацепило» бы и разрушенный реактор, и примыкающий к нему третий энергоблок. И это была бы уже преисподняя для всей европейской части Советского Союза и всей Европы.

— Люди работали в огромных полях радиации. 26-го днём после тошноты и рвоты у ребят, которых мы привезли со станции, наступил так называемый период мнимого благополучия, — рассказывает Владимир Фейгин. — Они не хотели ехать в Москву на лечение, на работу рвались. Встретил на крыльце медсанчасти Сашу Лелеченко — заместителя начальника электроцеха. Оказалось, он в ту ночь обесточивал оборудование после взрыва. И всё ломал голову — выключил какой-то рубильник или нет. И чуть позже он сбежал из больницы на станцию — проверять.

Александр Лелеченко умер через 11 дней. Всего от острой лучевой болезни в первые месяцы после аварии скончался 31 человек. Большинство из них — работники Чернобыльской АЭС.

«Последняя кнопка»

А что же происходило на самой станции в день после взрыва? И когда до руководства станции дошло, что реактора больше нет? Своими воспоминаниями об этом с нами поделился Алексей Бреус, который, напомним, работал старшим инженером управления четвёртого энергоблока. Его смена началась после аварии — в 8 утра 26 апреля. Алексей Бреус на Чернобыльской АЭС.

— Я шёл на рабочее место по территории станции, переступая через обломки выброшенного из реактора графита, — воспоминает Алексей Бреус. — У моего пульта уровень радиации составлял 800 микрорентген в секунду, что ровно в тысячу раз превышает допустимый уровень для атомщиков. Как потом оказалось, это было едва ли не самое чистое место, где в тот день мне пришлось побывать на четвёртом блоке. С самого утра вместе с тремя коллегами побывал в полуразрушенном и залитом водой помещении по соседству с реактором, где мы вручную открывали подачу воды в реактор. Правда, через многочисленные повреждения вода тоннами выливалась наружу, стекала вниз и собиралась в подвальных помещениях.

Подачу воды в разрушенный реактор потом признали ошибочной. Эта вода, ставшая высокорадиоактивной, затруднила ликвидацию последствий аварии. Алексей Бреус отвечает, что в тот момент вся смена действовала по инструкции, которая предписывала в случае аварии всеми силами обеспечивать подачу воды к реактору для его охлаждения. И конечно, команды охлаждать несуществующий уже реактор поступали от руководства станции и из Москвы…

Алексей Бреус на Чернобыльской АЭС 30 лет спустя

— На пульт управления поступала информация от операторов-разведчиков со всего блока. — рассказывает Алексей Бреус. — В результате примерно в 11 часов начальник смены четвёртого блока Виктор Смагин отдал команду: «Всем покинуть блок!» Это было трудное решение — отказаться от дальнейших действий вопреки инструкциям и приказам сверху и признать наконец продолжение работ на разрушенном блоке нецелесообразным. После команды Виктора Смагина на пульте остались двое — он сам, как высший по рангу оператор на блоке, и я, как второй по рангу. Состояние Викора Смагина из-за переоблучения становилось все хуже и хуже, но он сначала велел уйти с четвёртого блока мне. И только потом в крайне тяжёлом состоянии, еле передвигаясь, он ушёл в медпункт. А я… вернулся за пульт четвёртого блока. Дело в том, что московские чиновники по-прежнему звонили и требовали во что бы то ни стало подавать воду в реактор. И вновь мы вместе с коллегами пытались возобновить подачу. К концу смены мы всё-таки оставили разрушенный блок. Я отключил всё оставшееся в работе оборудование. Помню, как нажал последнюю кнопку на пульте, который потом никто никогда больше не включал.

Алексей Бреус на Чернобыльской АЭС 30 лет спустя

Позже в Чернобыле из-за высоких уровней радиации рабочая смена ликвидаторов длилась лишь несколько минут. А Алексей Бреус работал на станции ещё несколько дней. В итоге он получил дозу облучения 120 рентген (напомним, разрешённое облучение персонала атомных станций составляло 5 бэр в год). О проблемах со здоровьем бывший оператор Чернобыльской АЭС предпочитает не распространяться. Но вспоминает о другом действии радиации…

— Меня охватило ощущение готовности сделать все, что потребуется, чувство приподнятости и какой-то неуместной торжественности, возвышенности. Как узнал спустя несколько лет, это была так называемая радиационная эйфория.

Природа, лишенная влияния человека в течение 30 лет, забурлила в зоне ЧАЭС с новой силой – Чернобыль кишит дикими животными.

Чернобыль кишит дикими животными

Популяция и разнообразие видов в зоне отчуждения могут конкурировать с самыми известными заповедниками и национальными парками мира.

Здесь процветает популяция волков, оленей, орлов, бобров, лисиц и других животных. А также здесь опять появились уникальные для нашей страны бурые медведи.

В зоне отчуждения ученые также зафиксировали рысей, диких кабанов, лосей, зайцев, речных выдр, косуль, сов, журавлей и других животных.

Также в зоне отчуждения есть несколько видов летучих мышей, которые занесены в международную «Красную книгу».


Чернобыль кишит уникальными животными

Из-за пожаров в Чернобыльской зоне в апреле 2020 года, которые длились более 10 дней, пострадало много животных. Больше всего от огня пострадали амфибии, рептилии, мышевидные грызуны. Ведь они не могут быстро убежать от огня и задымления.

Также из-за пожара многие животные потеряли свои дома. Во время пожара сгорели также кормушки и солонцы, куда приходили питаться копытные.

Ущерб, который причинил огонь животному миру, подсчитать пока не удалось.

6. РЫЖИЙ (РЖАВЫЙ) ЛЕС

Рыжий лес – участок соснового леса в непосредственной близости от Чернобыльской АЭС. Деревья приняли на себя мощный удар радиации, который окрасил хвою в кирпичный цвет, и превратились в «ржавый» лес.

Погибший лесной массив по сути был миной замедленного действия, так как, например, при пожаре мог послужить источником вторичного радиоактивного загрязнения.

Поэтому было принято решение про захоронение части наиболее зараженной древесины. Со временем, экосистема начала восстанавливаться и на этом месте начали расти молодые сосны.

Клипы в зоне отчуждения

Культовая группа Pink Floyd презентовала в 2014 году клип на композицию «Marooned», снятый в городе-призраке Припяти. Его на канале группы посмотрели 19 млн раз.

Pink Floyd – Marooned: смотрите видео

Также история о Чернобыле вошла в короткометражный фильм-путешествие шотландского поп-рок певца Паоло Нутини. Клип снимался на песню «Iron Sky». Видео посмотрели более 2 млн раз.

Paolo Nutini – Iron Sky: смотрите видео

Летом 2018-го британская брит-поп-рок-группа Suede презентовала клип на песню «Life Is Golden». Видео собрало на YouTube более 845 000 просмотров.

Suede – Life Is Golden: смотрите видео

Каково это — родиться и вырасти через девять лет после чернобыльской катастрофы в паре сотен километров от ЧАЭС

«Chernobyl» для большинства 20-летних жителей постсоветских республик — название нашумевшего американского сериала. Для их родителей — трагедия перед распадом огромной страны. Для меня — надпись с дорожной сумки, на которой я 10-летняя сидела в миланском аэропорту в 2005-м. Рядом были еще пара десятков таких же детей на таких же сумках. Мы ждали рейса в Белоруссию и искренне не понимали, почему проходящие мимо итальянцы с нескрываемым любопытством поглядывали в нашу сторону.

Ганна Курак, Брестская область

Нас так и называли — «дети Чернобыля», или проще — «чернобыльцы». Хотя родились мы спустя 9 лет после катастрофы в паре сотен километров от атомной электростанции. Впрочем, время и расстояния для радиации ничего не значат. Она как накрыла нашу деревушку в 1986-м, так никуда и не делась. Поэтому в школе детей до сих пор кормят бесплатными обедами и раз в год отправляют на оздоровление в отечественный санаторий, а если повезет, то можно и в Европу на целый месяц съездить. «Везение», конечно, относительное. За деревней у дороги стоит знак — три черных «лепестка» на желтом фоне. Все знают, что за него лучше не соваться.

Дома никогда не вспоминали 86-й и не вели философских бесед о радиации. Есть и есть. Что тут непонятного? У нас даже первоклашки скажут, что случилось 26 апреля. И не потому, что родители просветили: к этой дате районный отдел МЧС неизменно устраивает среди школьников конкурсы на лучшие стихи и рисунок о трагедии на Чернобыльской АЭС. Пустые покосившиеся дома, лес со знаками радиоактивной опасности и ликвидаторы в противогазах — мы про аварию знаем не больше, чем остальные, и видим ее через набор банальных картинок. Хоть и напрямую до сих пор ощущаем последствия.

Например, медкомиссию на загрязненных территориях невозможно пройти без посещения кабинета с загадочным названием СИЧ. Спроси у народа в очереди перед обследованием, что означают эти буквы, ответят единицы. Но то, что без СИЧа главврач справку не подпишет, знает каждый. Счетчик излучений человека (отсюда и аббревиатура) меряет уровень радиоактивности в теле. Признаться, мы долгие годы думали, что серое кресло в полиэтилене (это и есть СИЧ) сломано. Кто бы в него ни садился, результат всегда был одинаковый. Но пару лет назад после обследования у матери неожиданно спросили, что она ела накануне. Счетчик зафиксировал скачок радиации в организме. Так баночка консервированных опят убедила семью в том, что СИЧ — не такая уж и бесполезная штука.

Воспоминания фотографа Александра Ведерникова, работавшего физиком на ЧАЭС

Что касается самих грибов, которые, как известно, способны накапливать лошадиные дозы радиации по сравнению с той же картошкой, то есть мы их не перестали. Сколько себя помню, на столе всегда были жареные боровики, суп с лисичками и тушеная капуста с подберезовиками. Да, пару-тройку лет после аварии даже самые заядлые грибники отсиживались дома. Но потом деревенская натура взяла верх, и народ вернулся в леса. Там уж как кому повезет: все знают, что радиация осела не равномерно, а мозаично. На опушке зашкаливает, отойдешь на сто метров — чисто. Поход за грибами чем-то напоминает русскую рулетку — дозиметр с собой никто не носит.

Еще одна яркая страница из жизни людей в наших краях — «удостоверение чернобыльца». Молодые люди получают его вместе с аттестатом зрелости, выпускаясь из школы. Это маленькая карточка с фото, которая подтверждает проживание на загрязненных территориях, но главное — дает первоочередное право заселения в студенческие общежития, мест в которых катастрофически не хватает. В Минске, где сосредоточены главные вузы страны, жилищный вопрос стоит особенно остро. Поэтому столичные студенты между собой шутят: чтобы заселиться в общагу, нужно быть инвалидом, сиротой или «чернобыльцем». Только иногда правды в этом гораздо больше, чем юмора.

После выхода американского сериала об аварии на ЧАЭС друзья-знакомые из-за границы, зная о моем «чернобыльском происхождении», задавали лишь один вопрос: «Ну как тебе?» А мне и моим близким «никак». Ведь нас там не было, для нас Чернобыль начался позже. Если о роковых днях той весны спросить у белорусов, которые 33 года живут в радиации, они, как один, начнут с фразы: «Стояла чудесная погода…» Дальше пойдут воспоминания о «речке, даче, футболе во дворе и первомайских демонстрациях». Люди жили и продолжают жить, как и до трагедии.

Бабушка — одна из немногих, чей рассказ выбивается из общей канвы. Она почти 40 лет работала метеорологом, а в последних числах апреля 86-го как раз находилась на смене: «Полдня с коллегой загорали, а к обеду услышали, что телефон разрывается. Звонили из начальства, требовали дать показания по радиации в почве. Глянули на дозиметр — цифра подскочила. Сверху приказали проверять показания каждые полчаса и помалкивать. А что кому могли сказать рядовые метеорологи из глубинки? Мы и про Чернобыль тот никогда не слышали, не то что про аварию на нем». Но даже это знание не сильно изменило ее жизнь: она продолжала ходить на работу, гулять с детьми на улице и по вечерам копаться в огороде.

…а это те же мальчишки, только повзрослевшие, Сергей Щеменок и братья Константин и Алексей Пинчуки. Спустя 25 лет после чернобыльской трагедии они обзавелись семьями, у них появились свои дети

Фото: Анатоль Клещук

Любопытно, что за помощью к мировому сообществу Белоруссия как полноправный член ООН обратилась только спустя четыре года после трагедии. Получила. Матери — она тогда в школе училась — запомнился странный сухпаек, который выдавали в столовой: итальянские витамины, палка немецкой колбасы и пакеты концентрированного супа с шампиньонами. Тогда же ребятня из полесской глуши впервые увидала красную и черную икру. Дефицитные апельсины, бананы, гранаты, хурму — все это выдавали даже не поштучно, а килограммами на человека. Школьники искренне радовались внезапно привалившему «счастью», не задумываясь о цене, которую за него заплатили.

Читать еще:  Самый большой в мире ядерный бункер. Если прятаться, то с размахом

Приведу лишь одну цифру: в Гомельской и Брестской областях заболеваемость раком щитовидной железы среди детей выросла в 33,6 раза по сравнению с доаварийным периодом. Дополню фактом: в нашей деревне добрая часть ровесников мамы (им на момент взрыва было 10 лет) живет без щитовидки.

Взрослые, которым пришлось обивать пороги больниц и поликлиник, чтобы спасти своих внезапно заболевших детей, к материальной поддержке относились иначе. «Гробовые» — так они называли денежные компенсации, которые выплачивали в первые несколько лет после аварии.

В ХХ веке белорусы хоронили свои села дважды. Сначала во время Великой Отечественной больше 9 тысяч населенных пунктов горели в огне немецко-фашистских оккупантов. А в 1986-м еще сотню деревень поглотило невидимое пламя радиации. И если в первом случае оставались хотя бы пепелища, то во втором — абсолютная пустота. Как такое возможно?

Официальное название белого пятна — Полесский радиационно-экологический заповедник. Согласно документам, здесь сконцентрировано около трети выпавшего на территорию Белоруссии радиоактивного цезия, более 70 процентов стронция и 97 процентов плутония. Но самая большая опасность — америций, его активность уже выросла вдвое и будет продолжать расти до 2060-го.

— Радиация никуда не делась и в обозримом будущем не денется. Поэтому есть только два варианта действий — уехать подальше или научиться с ней жить. Ехать нам особо некуда, страна небольшая,— у директора заповедника Михаила Рубащенко взгляд на ситуацию реалистичный.— Ученые — наши и зарубежные — десятилетиями занимаются исследованиями загрязненных территорий, а мы, опираясь на их работы, постепенно осваиваем некогда брошенные земли. Крошечными, но безопасными шагами. С 1998-го заготавливаем древесину по особым технологиям. С 2005-го разводим племенных лошадей. Не так давно у нас появилась пасека. У меда все показатели в норме, но на продажу его все равно не вывозим. Свои же люди в прошлом году три тонны люди разобрали до наступления зимы. Потому что знают: его тут с водой никто не бодяжил.

Особая гордость работников заповедника — популяция зубров.

— В начале 90-х в качестве эксперимента привезли 17 особей из Беловежской пущи. Надо ведь было чем-то простор заполнять, когда человек ушел. Теперь их у нас больше 150. Красивые и свободные, но людей не боятся. Зимой приходят к кормушкам — хоть бери и рукой гладь! — не скрывает радости Рубащенко.

Еще одно чудо местной фауны — лошади Пржевальского. Вид, которого в белорусской природе вообще никогда не существовало: «Пришли с Украины. Не гнать же их теперь обратно?» Эмиграция лошадок — история закономерная, учитывая огромный турпоток в украинскую часть зоны. У белорусов с этим делом строже: до декабря прошлого года вообще никого в заповедник не пускали. Сейчас предлагают экскурсии, но они совсем не похожи на соседские. Никаких постапокалиптичных пейзажей, вышибающих слезу! Только животные-краснокнижники, девственные леса и полное единение с природой. Типичная Белоруссия, если не считать того, что в любой момент у туриста может запищать дозиметр в кармане.

Сотрудники Полесского государственного радиационно-экологического заповедника проводят дозиметрическое обследование на ферме, расположенной в зоне отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС

Фото: РИА Новости

Всего в паре километров от закрытой территории находятся три небольших городка — Брагин, Наровля и Хойники. В последнем даже налажено производство молочной продукции и сыров. «Это законно и безопасно,— уверяют местные и для убедительности добавляют:— Наши сыры даже в Европу на экспорт идут».

Вообще, тема молока для хойникчан — болезненная. Аккурат перед аварией в городе установили новенькое мощнейшее оборудование, здешний сырный комбинат должен был стать одним из самых крупных в Союзе. В итоге вместо российского и гауды пришлось замешивать казеиновый клей — предприятие перепрофилировали. В новом тысячелетии молоко на комбинат все-таки вернулось, пусть и работать с ним теперь дороже и сложнее. Справедливости ради стоит заметить, что пару лет назад в разгар «молочных войн» между Россией и Белоруссией предприятие из 12-тысячного городка Хойники было одно из немногих, кому Роскомнадзор дал зеленый свет. Молоко и сыры из «чистых» белорусских территорий тоннами возвращали домой, а к произведенному рядом с радиационным заповедником не было ни одной претензии.

Правда, не теми, что в лесу. Песочное печенье в виде боровичков было хитом ВДНХ. Автору лакомства дали звание заслуженного кондитера СССР, а заказы на местное райпо приходили даже из Москвы и Ленинграда. Сейчас знаменитые грибы растут в печках лишь по праздникам. Просто так сладость на прилавках больше не появляется.

В целом города, находящиеся у самой кромки зоны, практически ничем не отличаются от всех остальных. Есть пара-тройка небольших предприятий, Ленин на площади и грядки за домами в частном секторе. Единственное место, где трагедия наваливается на тебя со всех сторон,— Хойникский краеведческий музей. Потолок усыпан табличками с названиями «мертвых» деревень, со стен через деревянные оконные рамы поглядывают грустные черно-белые портреты переселенцев, а под стеклом лежат личные вещи героев-ликвидаторов, коих в здешних краях было немало. Находиться в музее непросто. С другой стороны, выходишь из него, встречаешь по дороге какую-нибудь улыбчивую девчушку, плетущуюся из школы домой, и понимаешь, что жизнь продолжается.

Эхо черной были

Ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС продолжается до сих пор. Курс на умалчивание реальной беды, взятый с самого начала, привел к тому, что обычные люди и сейчас не знают, что такое радиация и как от нее защищаться. Кроме того, «игра в молчанку» — благодатная почва для всевозможных мифов и небылиц.

Какие ошибки допустили создатели «Чернобыля»

Самые безобидные слухи — то, что на загрязненных территориях живут двухголовые лоси и ежики без иголок. Самые серьезные наговоры касаются строящейся Белорусской атомной электростанции. Уже бывший президент Литвы (ее президентский срок закончился 12 июля этого года) Даля Грибаускайте окрестила АЭС «угрожающим Европе геополитическим проектом России», требовала остановить возведение и в открытую призывала ЕС в будущем блокировать производимую там электроэнергию. Свою позицию литовский политик аргументировала «небезопасностью». В то же время международные эксперты подтвердили отсутствие рисков. Реакция Грибаускайте со стороны выглядит странной еще и потому, что Литва после остановки собственной Игналинской АЭС в 2009 году стала закупать электроэнергию в… Белоруссии! Поэтому в какой-то момент резкие высказывания в адрес соседей стали напоминать плевки в колодец, из которого все равно придется пить.

Пока белорусы стараются доказать общественности, что их атом будет безопасным, другие пострадавшие от Чернобыля планируют использовать его темную славу в целях заработка. Две недели назад украинский президент Владимир Зеленский заявил, что в скором времени зона отчуждения превратится в одну из точек роста страны. Глава страны пообещал создать «зеленый коридор» для туристов и «снять необоснованные ограничения и запреты».

— Чернобыль — уникальное место на планете, где природа возрождается после мировой техногенной катастрофы, где есть настоящий «город-призрак». Мы должны показать это место миру: ученым, экологам, историкам, туристам,— считает Зеленский.

Любопытно, что всего два года назад Кабинет министров Украины дал добро на строительство Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива на территории все той же Чернобыльской зоны. Сейчас в стране трем из четырех действующих АЭС некуда девать отходы. При этом Украина занимает 5-е место в Европе и 10-е в мире по количеству энергетических реакторов, а на атомную энергетику приходится около 55 процентов выработки электричества в стране. Подрядчиком строительства хранилища еще в 2005-м была выбрана американская компания Holtec International, но по неизвестным причинам проект заморозили. Возобновили в 2015-м, когда Bank of America Merrill Lynch неожиданно решил помочь украинцам и выдал кредит в 250 млн долларов. Сооружение шло стахановскими темпами: на прошлой неделе стало известно, что на промышленной площадке Чернобыльской АЭС заработал завод по переработке жидких ядерных отходов.Будут ли туда возить отработанное топливо только с украинских АЭС или все же расширят географию сборов, пока неизвестно.

Кстати, та самая итальянская сумка оказалась на удивление прочной. Пользуюсь ей до сих пор. Реакция прохожих в аэропортах и на вокзалах на мой личный «Chernobyl» остается неизменной: смотрят, спрашивают. А теперь еще и пытаются выяснить «как мне» очередная телесериальная фантазия на тему трагедии, в которой до сих пор живут сотни тысяч людей…

Мрачный и пугающий мир. Как видеоигры показывают Чернобыль после трагедии на АЭС

Весной этого года в мировой прокат вышел новый проект компании HBO — «Чернобыль». В мини-сериале рассказывается об одной из самых страшных катастроф в истории, произошедшей 26 апреля 1986 года на чернобыльской АЭС. Дотошно проработанный сценарий, жуткая атмосфера, ярко передающая всю суть катастрофы, сделали «Чернобыль» одним из самых успешных сериалов в мире. Его рейтинг на сайте IMDb, специализирующемся на сборе информации о кино и сериалах, составляет 9,7 балла из 10 возможных.

В последнее время его обсуждают даже чаще «Игры престолов»! Дошло до того, что за последние 1,5 недели спрос на экскурсии в покинутый жителями город Припять вырос на 40%.

Россиянам проход в закрытую зону запрещен, поэтому предлагаем вашему вниманию подборку игр, которые помогут вам окунуться в атмосферу того жуткого времени.

S.T.A.L.K.E.R. (серия)

Когда речь заходит об играх на тему катастрофы на чернобыльской АЭС, первое, что приходит на ум — серия S.T.A.L.K.E.R. от студии GSC Game World. Первая часть Shadow of Chernobyl была выпущена в 2007 году. Игра имела колоссальный успех на территории СНГ и на Западе.

По сюжету на территорию Чернобыля и Припяти, прозванных разработчиками «зоной», стекается разношерстная публика в надежде отыскать дорогие артефакты, появившиеся после выброса энергии от взрыва. Но это происшествие также породило страшных мутантов, заполнивших собою когда-то обжитые советским народом территории. Геймерам необходимо исследовать этот мир, избегая особо радиоактивных участков, участвовать в сражениях с бандитами и помогать другим сталкерам. В конце первой части главной целью игрока становится некий Монолит или «Исполнитель желаний». Добравшись до него, сталкер сможет пожелать все, что захочет.

Игра уникальна тем, что каждое действие или бездействие игрока в итоге влияет на концовку. Их в S.T.A.L.K.E.R. «Тень Чернобыля» аж семь.

До сих пор помню страх, который одолевал меня во время игры в темное время суток. Радовало только то, что рядом была сестра, помогавшая вернуться в реальный мир без чудовищ.

В мае 2018 года был официально анонсирован сиквел первой части S.T.A.L.K.E.R. На официальном сайте игры долго значились только цифры «2.0.2.1.». Позже нам представили новый постер игры и музыкальную тему.

Chernobyl Commando

В 2013 году на просторах Интернета появилась игра Chernobyl Commando. Разработчики надеялись оседлать волну успеха «Сталкера» и хорошенько обогатиться на своем шутере. Но они не проработали игру, из-за чего случился масштабный провал. Геймеры ругали ее за дизайн, стрельбу, поведение врагов и дружественных персонажей, управляемых ИИ.

История о том, как через 26 лет после катастрофы на ЧАЭС группа террористов захватила Чернобыль, надеясь собрать бомбы из радиоактивных отходов, была попросту неинтересна игровому сообществу.

Fear the Wolves

Fear the Wolves — нетипичный представитель игр про Чернобыль. Здесь геймеру предстоит окунуться с головой в жанр королевской битвы.

«Команды из двух человек или одиночки отправляются в мрачный мир радиоактивной Чернобыльской зоны площадью 25 км². Но для победы недостаточно уничтожить остальных выживших. На враждебных пустошах всем угрожают смертоносные аномалии и динамическая смена погоды, за которую голосуют игроки и зрители как в самой игре, так и на платформах с потоковой трансляцией. Игрокам необходимо оставаться настороже и постоянно приспосабливаться к изменяющейся ситуации», — говорится в описании игры.

Пользователя Fear the Wolves ожидает много интересного. Например, схватки в радиоактивных руинах Чернобыля. А еще 20 видов оружия с десятками модификаций для различных дистанций и разнообразных ситуаций, включая рукопашную схватку. И эффектная концовка каждого матча с финальным сражением вокруг вертолета для эвакуации.

Counter-Strike: Global Offensivе (карта Cache)

Один из самых успешных шутеров в истории жанра также не обошел стороной тематику Чернобыля. В доступе у всех поклонников «контры» есть карта Cache, действие которой происходит вблизи чернобыльской АЭС, о чем говорят надписи на стенах на украинском языке.

Call of Duty: Modern Warfare

Знаменитая серия Call of Duty тоже принимает участие в своеобразном чернобыльском флешмобе. В первой части Modern Warfare есть миссия, в которой геймер должен пробираться по территории Припяти, чтобы ликвидировать террориста Имрана Захаева.

В этой игре вы сможете увидеть и гостиницу «Полесье», и знаменитое колесо обозрения в парке развлечений. Данная миссия в игре 2007 года считается одной из лучших в истории серии.

Chernobyl VR Project

Попытку рассказать о том, что на самом деле произошло 26 апреля 1986 года в Чернобыле, в 2016-и предприняли умельцы из студии The Farm 51.

В этой игре обязательно использование шлемов виртуальной реальности. В описании говорится, что проект — уникальная возможность изучить Чернобыль и его окрестности, не выходя из дома и не боясь радиации.

Но на деле студией были проработаны не все детали и локации, поэтому большая часть мест — это просто панорамные фотографии, которых в Интернете и так много.

На официальной странице игры в Steam всего 30 рецензий, из которых лишь 56 процентов — положительные.

Chernobylite

Студия The Farm 51 никак не может отпустить тему чернобыльской катастрофы. Поляки разрабатывают новую игру, которая вновь вернет геймеров в этот мир.

«Это научно-фантастическая игра на выживание в жанре «ужасы», в которой сочетаются свободное исследование мрачного мира, сложные бои, уникальный крафтинг и нелинейный сюжет. Попробуйте выжить и раскрыть запутанные тайны Чернобыля в воссозданной с помощью 3D-сканирования реальной Зоны отчуждения. Помните, что присутствие военных — не единственная ваша проблема», — говорится в описании проекта.

В игре рассказывается история физика Игоря, решившего вернуться в зону, чтобы попытаться найти потерянную возлюбленную. Пользователям предложат исследовать мир зоны и взаимодействовать как с обычными людьми, так и со сверхъестественными явлениями.

Для завершения работы над проектом разработчики запустили кампанию на Kickstarter, посвященную сбору средств. Им требовалась сумма в 100 тысяч долларов, но за несколько месяцев на платформе было собрано свыше 200 тысяч.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector