6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какими будут танки будущего?

Операция турецких военных в сирийском Идлибе в марте этого года стала премьерным показом новых возможностей турецкой армии. Впервые были массово задействованы новейшие беспилотные аппараты Bayraktar TB2 и многоцелевые TAI Anka. Турецкие военные утверждали, что осуществлялось до трех групповых вылетов в день. Снятое дронами видео доказывало их эффективность: аппараты легко находили и уничтожали цели на земле. Министр обороны Турции Хулуси Акара с гордостью отмечал, что только за одну ночь армия уничтожила более 200 целей.

На фоне демонстрации возможностей дронов в сознании некоторых политических лидеров закрепилась идея, что с их помощью можно начать войну и победить без особых для себя потерь. Ею заразился и украинец Владимир Зеленский. Совсем недавно он посетил Анкару, где подписал соглашение о намерении приобрести у Турции 48 ударных оперативно-тактических беспилотников Bayraktar TB2 и начать их совместное производство на территории своей страны. В 2019 году Украина уже приобретала у турецкой компании Baykar Makina ударные дроны. Их планировали использовать в Донбассе. Если на тот момент, по сути, ничего, кроме ярмарочно-выставочного пиара, за ними не стояло, то на сегодняшний день, приходится признать, они доказали свою эффективность.

«Избиение младенцев»

Фактически представленный некоторыми СМИ в качестве «убийцы» наших Т-72 и Т-90 беспилотный штурмовик TAI Aksungur, разработанный компанией Turkish Aerospace Industries, еще более впечатляет своими достоинствами, чем его предшественники. Он может взять на борт крылатую ракету большой дальности Roketsan SOM. Вес ее боевой части 230 кг. Эта более чем серьезная боеголовка способна с высокой вероятностью пробить броню танка. Но вот уничтожить их роту, как восторженно пишут СМИ, вряд ли.

Причина этого весьма банальна. Анализ видеороликов, регулярно поставляемых в Интернет Минобороны Турции из разных конфликтных зон, показывает, что дроны воюют с одиночными, часто ничем не защищенными целями. ЗРПК «Панцирь-С» либо находится на марше, либо стоит выключенным под навесом. Комплексы ПВО «Оса» также не работают. Про танки и другую бронетехнику и говорить не приходится: они либо стоят, либо небыстро куда-то едут. Второй момент заключается в том, что во всех случаях более высокотехнологичный противник уничтожает менее подготовленного. Поэтому все и выглядит как библейский сюжет с избиением младенцев.

Читать еще:  Походный топор: необходимые навыки. Топ-5 топоров для выживания

А если противник посерьезней? Например, российские, не экспортные, а именно наши танки стоят на позиции? И вот тут уже можно фантазировать про технологическую войну будущего. Ее главные черты: полное информационное перекрытие района боевых действий системами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), глубоко эшелонированная система противовоздушной обороны театра военных действий (ПРО ТВД), наличие авиации и ударных вертолетов над полем боя, ну а на земле — танки в компании с самоходной зенитной артиллерией.

Один в поле не воин

РЭБ — это то, что глобально сделает невозможным массовое применение ударных дронов. Канал связи с ними находится мгновенно, так как машиной надо не только управлять, но и оператор должен контролировать ее полет по видеоканалу, который вот так просто в эфире не спрячешь. Если машина не одна, а несколько или десяток — это будет все равно что включить первый канал нашего телевидения, передающий сигнал по всей стране в HD-качестве.

Одинокий камикадзе еще имеет шанс остаться незамеченным в радиоэфире. Но не для систем ПВО. С-300/400, может, и проморгают его из-за незначительности цели. Но следом за ними стоят комплексы средней дальности «Бук-М3». Они тоже могут смолчать. Но там как в лес: чем дальше — тем больше елок. В «чаще» будут ждать недальнобойные, но зато всеядные «Тор-М3» и ЗРПК «Панцирь-С1». И даже если им будет лень напрягаться, на позиции окажется боец с современным зенитным ракетным комплексом «Игла» или «Верба», который получит целеуказание по цепочке от всех радаров более мощных систем и сможет применить против нарушителя относительно недорогое, но крайне эффективное средство поражения.

А что же с танками? С ними, в общем-то, все будет так же. Если внимательно читать пресс-релизы концерна «Уралвагонзавод» (входит в ГК «Ростех») — предприятия, одного из немногих в мире, серийно производящих такую технику, — то в них сказано, что «старенькие» Т-72, доведенные в ходе модернизации до уровня Т-72Б3, имеют «всеракурскую защиту» от средств поражения. Это означает, что самое уязвимое на сегодня их место — верх башни — у них прикрыто динамической защитой. Про Т-90 и его самую современную модификацию Т-90МС, новейший Т-14 «Армата», вообще говорить не приходится. Для них это аксиома, подкрепленная еще и возможностью использования дымометаллических зарядов, накрывающих поле боя на километры непроницаемой для оптических средств завесой, найти под которой машины практически невозможно.

Читать еще:  Низколетящий гражданский танк с характеристиками спорткара за $100000

Нам не страшен страшный рой

Но есть и еще один секрет живучести роты танков. Даже без всей этой многоуровневой и в чем-то капризной группировки ПВО. В ближайшее время в строй вернется реинкарнация легендарной «адской молотилки» ЗСУ-57 — «Деривация-ПВО». Это новая машина, созданная на базе БМП-3 и автоматического боевого 57-мм модуля АУ-220М. Блок делает 120 выстрелов в минуту. Использует несколько типов боеприпасов, среди которых есть дистанционно подрываемые и управляемые. Машина оснащена современными оптико-электронными системами наблюдения, благодаря которым видит даже самые маленькие дроны. Ну а с их роем разберутся снаряды с дистанционным подрывом.

При такой интенсивности стрельбы «Деривация-ПВО» способна буквально в одной точке выставить в рядок несколько десятков боеприпасов и мгновенно их подорвать, после чего облако поражающих элементов сотрет с неба всю воздушную рать. Дальность поражения боеприпасов комплекса сопоставима с дистанцией применения управляемых противотанковых ракет UMTAS с лазерным наведением, корректируемых планирующих высокоточных авиабомб Roketsan MAM-C и MAM-L, стоящих на турецких беспилотниках Bayraktar TB2, ANKA-S, Aksungur.

Боевой модуль АУ-220М существует сегодня в нескольких версиях: для тяжелых гусеничных платформ, кораблей, боевых машин пехоты БМП-3 или боевых разведывательных машин БРМ-3K «Рысь». Есть у него и авиационный вариант, который позволяет нам создать так называемый ганшип. Это аналог американского самолета C-130 «Геркулес» с размещенной на борту артиллерийской батареей 30-мм и 105-мм пушек для непосредственной поддержки сухопутных войск на поле боя. У нас такую машину создают на базе военно-транспортного самолета Ан-12. Можно спросить, какая связь между летающей крепостью и дронами? Ответ очевиден — уничтожение пунктов управления ими. Это, как правило, трейлеры, которые, как и вся любая техника в районе боевых действий, находятся собственными беспилотниками-разведчиками, космическими средствами наблюдения и уничтожаются в первую очередь.

Читать еще:  Что такое бивачный мешок или биви, и может ли он заменить палатку

Спекулировать на тему войн будущего можно бесконечно. Очевидно, что Турция, а также Израиль с роботами-убийцами Sky Striker и Harop (барражирующими боеприпасами) показали нам один из возможных сценариев их ведения. Понятно, что в военном конфликте средней интенсивности против плохо вооруженного противника они в высшей степени эффективны. Но в любой войне результат достигается исключительно на земле. Без проведения сухопутной операции победы не будет. Это показали и две американские кампании в Ираке, где в первой активно обстреливали «Томагавками», а во второй вынуждены были послать танки для окончательного усмирения Саддама Хусейна. То же самое происходит в Сирии, где наши вооруженные силы, не ограничиваясь одними авиаударами, проводят сухопутные операции совместно с правительственными войсками против запрещенной у нас ИГИЛ.

Тем более что есть и еще нюансы. Неправомерное по отношению к способу ведения военных конфликтов применение беспилотных аппаратов привело к тому, что ряд западных компаний заявил о прекращении поставок комплектующих для турецких беспилотников. Первой это сделала австрийская Rotax — дочернее предприятие канадского концерна Bombardier. Следом санкции в отношении Анкары ввела американская компания Viasat. Эти компании поставляли Турции двигатели и аппаратуру канала связи для дронов. Если учесть, что Bayraktar TB2 практически полностью состоит из иностранных компонентов, то стоит ли бояться «турецкого чуда»?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector