48 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Снайперская винтовка Чукавина

Снайперская винтовка Чукавина. СВД выходит на пенсию

Как сообщил главный конструктор концерна «Калашников» Сергей Уржумцев, в ближайшие два года на вооружение Российской армии поступит новое оружие для снайперов — винтовка Чукавина (СВЧ). «Этой винтовкой интересуются все силовые структуры, но основной заказчик, конечно, Минобороны, потому что винтовка Драгунова, принятая на вооружение в 1963 году, значительно не улучшалась и не совершенствовалась», — уточнил представитель главного оружейного концерна.

СВЧ должна стать «адекватной заменой СВД», которая продолжительное время является основной снайперской винтовкой силовых структур страны. При этом разработчики не стали копировать конструкцию СВД. СВЧ по всем параметрам — инновационная разработка, воплотившая многолетние результаты экспериментов российских оружейников.

Замена винтовке СВД

Снайперская винтовка Драгунова под главный российский патрон 7,62х54 мм, который справедливо считается одним из старейших винтовочных патронов современности, была официально принята на вооружение еще в 1963 году, то есть 56 лет назад. Сам патрон 7,62х54R приняли на вооружение еще в царской армии, он специально разрабатывался для новой винтовки Мосина образца 1891 года, знаменитой трехлинейки.

Единственным столь же широко используемым в мире винтовочным патроном остается заокеанский аналог – 7,62х51 мм, принятый на вооружение в 1954 году. Оба патрона отлично себя чувствуют и в XXI веке, благо за десятки лет в этом калибре была создана широчайшая номенклатура боеприпасов на любой вкус.

И если винтовочный патрон 7,62х54R не вызывает вопросов и сегодня, то к СВД вопросы уже есть. Данная винтовка не до конца отвечает современным требованиям боевых действий, её замена назрела уже давно и, по всей видимости, ждать этого осталось совсем немного.

Наладить выпуск новой снайперской винтовки Чукавина, попадающей в ту же нишу и являющейся прямой заменой СВД, в Ижевске обещают уже в 2020 году. Справедливости ради стоит отметить, что новая винтовка пока что не принята на вооружение. Как сообщает телеканал «Звезда», принятие СВЧ на вооружение российской армии произойдет в ближайшие два года.

Впервые новую винтовку СВЧ, предназначенную для поражения целей на малых и средних дистанциях, показали широкой публике в 2017 году в рамках международного военно-технического форума «Армия». Демонстрация новинки из Ижевска сразу же вызвала повышенный интерес, во многом как раз из-за отличий от традиционных СВД, которые по-прежнему мелькают в репортажах из всех горячих точек нашей планеты.

Внешне СВЧ совершенно другое оружие, в котором высокопрочные эргономичные пластиковые детали пришли на смену дереву. СВЧ немного короче СВД, максимальная длина винтовки составляет 1080 мм, при этом винтовка сразу получила регулируемый по длине приклад. Длина стандартной винтовки СВД составляет 1225 мм (приклад не складывается), варианта СВД-С со складным прикладом – 1135 мм, длина модели СВДМ – 1155 мм. При этом новое оружие легче, заявленный вес СВЧ с магазином без патронов – 4,5 кг, вес СВДМ – 5,3 кг, СВДС – 4,7 кг.

Если говорить о длине ствола данных винтовок, то они практически сравнялись. У модели СВДМ длина ствола составляет 565 мм, у новой винтовки СВЧ, если верить последним роликам, опубликованным на сайте kalashnikov.media, 560 мм. Ранее многие опасались, что длина ствола 410 мм негативно скажется на точности стрельбы оружия под патрон 7,62х54 мм, но, похоже, можно выдохнуть, так как ствол указанной длины получит гражданский вариант СВЧ.

Новая модель концерна «Калашников» компактнее и легче всей линейки СВД, что очень важно в современных условиях боя. Как и СВД, винтовка Чукавина в первую очередь оружие метких стрелков, которых в иностранных армиях называют марксмены или пехотные снайперы. По своей сути, это самая настоящая снайперская винтовка отделения, которая значительно повышает огневые возможности подразделения в бою. Задача таких метких стрелков – прикрывать своих товарищей и поражать те цели, в которые трудно попасть из автомата.

Порог эффективности таких винтовок 600-800 метров. Благодаря тому, что такие винтовки являются самозарядными, у стрелка всегда есть шанс послать в цель еще одну пулю, подкорректировав свою стрельбу. Так как винтовкой вооружаются обычные пехотинцы, им приходится участвовать и в штурмовых действиях в городской застройке, где компактность и меньший вес оружия играют большую роль, здесь СВЧ также выигрывает у СВД. Легче будет применять новое оружие и в ограниченном пространстве помещений внутри различных зданий, что, несомненно, также является плюсом новой модели.

Единственной реальной проблемой принятия на вооружение винтовки СВЧ и начала массового производства может стать высокая стоимость модели при наличии большого количества СВД, СВД-С и новых СВДМ. В условиях, когда армейские склады завалены СВД, которых еще за годы существования СССР наклепали столько, что можно использовать винтовки в качестве весел для укладки к резиновым десантным лодкам, заставить военных покупать новые образцы стрелкового оружия достаточно трудно.

Особенно это заметно на примере автомата АК-12, который из принципиально нового образца превратился в ходе работ в глубокий апгрейд существующего АК-74М. В угоду удешевления оружия и легкости освоения автомата призывниками конструкторы отказались от ряда важных прогрессивных решений, которые были заложены в модель, впервые представленную в 2012 году. СВЧ в этом плане выигрывает тем, что таких винтовок армии нужно гораздо меньше, а снайперы, даже если это срочники, всегда проходят специальную подготовку.

arbalet-airgun

С 22 по 27 августа в подмосковной Кубинке проходит Международный военно-технический форум «Армия-2017». Среди представленных там образцов вооружений несомненный интерес вызвала новинка Концерна «Калашников» — самозарядная снайперская винтовка Чукавина (СВЧ). Так теперь именуется анонсированная на прошлогодней «Армии-2016» самозарядная винтовка Калашникова СВК (на фото).

Увы, столь же толковых изображений СВЧ пока еще нет, а жаль, поскольку производитель заявляет о внесении неких изменений во внешний вид по сравнению с предшественником.

К тому же сообщалось, что новинку предполагается выпускать не в двух ранее определенных основных калибрах – «российском» 7,62х54R и «натовском» 7,62х51 (коммерческий вариант — .308WIN), но и в куда более серьезном .338 LM (несколько увеличенная в размерах версия). Хотя для последнего, вроде бы, предназначался другой образец – ВСВ-338, созданный специально под могучий 8,6-миллиметровый LapuaMagnum.

СВЧ и СВД

Винтовка СВЧ предназначена для замены знаменитой «Драгуновки». В том числе ее современного варианта СВДМ (на фото внизу), оснащенного складным прикладом, утолщенным стволом, планкой Пикатинни и панкратическим прицелом «1 П88–4» вместо старого доброго ПСО-1.

7,62-мм снайперская винтовка СВД (индекс ГРАУ 6В1) спроектирована ижевским конструктором-оружейником Eвгением Федоровичем Драгуновым и принята на вооружение мотострелковых частей Советской Армии, погранвойск, спецназа МВД и КГБ в 1963 году. Несколько позже, в 1967 году конструкторы НИИ-61 В.М.Сабельников, П.Ф.Сазонов и В.Н.Дворянинов создали для СВД специальный 7,62-мм снайперский патрон 7Н1. СВД — первая в мире самозарядная армейская снайперская винтовка специальной разработки, не имеющая себе равных по надежности и неприхотливости. Она выпускалась на производственном объединении «Ижмаш» (сегодня концерн «Калашников»), который в 60-70-х годах поставлял ежегодно в среднем примерно 3200 таких винтовок.

Их выпуск продолжается и сегодня, в том числе в охотничьем варианте «Тигр». CВД стоит на вооружении более чем в 60 странах мира, причем в Болгарии, Венгрии, Индии, Ираке, Иране, Китае, Польше и Румынии был налажен выпуск ее копий. А уж разного рода реплики, страйкбольные версии и массогабаритные макеты стоят на потоке многих мировых производителей (см. «Пневматическая СВД из Германии«).

Как видим, налицо явная смена поколений высокоточного стрелкового оружия России. Хотя, как и заслуженная СВД, винтовка Чукавина не является снайперской в современном понимании. По международной классификации она относится к оружию улучшенного боя. И это правильно, поскольку предназначена именно для армейских снайперов, а не для пресловутых голливудских «международных киллеров» или, напротив, «цэрэушных охотников на террористов». Последним действительно нужны высокоточные, пусть даже при этом весьма нежные девайсы. Ведь им не придется передвигаться по полю боя, весьма вероятно, что под огнем, в том числе и артиллерийским. Даже автоматика перезарядки не столь важна, поскольку потенциальные «клиенты» и террористы-смертники не бегают отделениями и взводами, и здесь вполне достаточно классического продольно скользящего затвора. Хотите такую винтовку, мощную, дальнобойную и очень кучную (0,3 МОА), только от отечественного производителя? Пожалуйста — тоже новинка 2017 года DXL-3 «Возмездие» (на фото) от известной компании Лобаева, кстати, как раз под .338 LM.

СВЧ – полноценная самозарядка, а боепитание обеспечивается из коробчатых магазинов на 10 (как у СВД), 15 и 20 патронов. В варианте 7,62х54R магазины полностью взаимозаменяемы с СВДэшными.

А вообще, преимуществ у «Чукавинки», по сравнению с «Драгуновкой», достаточно много. Масса снижена более чем на килограмм, с 5,3 до 4,2 кг. Габариты – на заметные 15 сантиметров и составляют 995-1015 мм, а со сложенным прикладом и вообще 740 (у СВДМ – 875). По габаритам и основным тактико-техническим характеристикам неким аналогом СВЧ является германская «Heckler&Koch HK G28» (на фото), однако вес у нее достигает 7,5 кг.

В комплект самозарядной винтовки Чукавина входит «тактический» глушитель. Приклад, как и «щека», регулируются в довольно широком диапазоне, подстроить оружие под физические особенности конкретного стрелка поможет также двусторонний флажковый предохранитель, расположенный к тому же намного удобнее.

Но и это еще не все. Заметно, что ствол, ствольная коробка и приклад находятся на одной линии, что значительно уменьшает вероятность «подброса» и способствует повышению точности. Кстати, производитель заявляет кучность в пределах 1МОА (около 3 см на 100 м). Сама П-образная стальная ствольная коробка принимает на себя практически все нагрузки, в ней же размещена «вывешенная» затворная группа. Она не имеет классической крышки и как бы разделена на две части, а для неполной разборки и чистки просто переламывается. Нижняя часть отсоединяется, открывая доступ к «потрохам», включая УСМ и патронник, при этом её, не испытывающую особых нагрузок, можно сделать из легких сплавов. Опять же, при чистке не надо снимать прицел — пустячок, а приятно. То есть компоновка СВЧ как бы перевернута в сравнении с родными «калашами» и той же СВД.

И вообще — да здравствует эргономика! Вот она-то в отечественной стрелковке, в отличие от надежности, всегда была на втором плане.

Недостатки СВЧ в сравнении с СВД?

Во-первых, может быть несколько снижена дальность прицельной стрельбы из-за изрядно укороченного ствола (410 мм против 550), хотя представители Концерна декларируют ее в 1000 и даже в 1200 м. Поживем — увидим.

Во-вторых, немного смущают как футуристические «навороты» экстерьера, так и обилие пластика и легких сплавов. Но это, скорее всего, обычный консерватизм человека, который, услышав слова «стрелковое оружие», тут же представляет себе АКМ, ПКМ и СВД. Вот такой ограниченный кругозор…

Ну и, конечно, название – новинку «Калашникова» сетевые комментаторы уже успели окрестить «Микроволновкой». Правда, ту же «Драгуновку» в войсках именуют «Плёткой» за характерный звук выстрела. Вспомним также БМ-13, превратившуюся в «Катюшу», плюс добрую русскую традицию давать смертоносным и подчас жутковатым орудиям войны забавные и где-то нежные названия, вроде «Буратино», «Солнцепека» или «Гвоздики».

«Три-три-восемь» по-русски

Сегодня калибр .338 стал настоящим эталоном для высокоточных снайперских винтовок во всём мире. В России создание отечественного аналога обернулось чередой сложностей, которые удалось преодолеть далеко не сразу.

Из лесов на полигоны

Первые патроны калибра .338 (8,6 мм) были созданы в 80-е годы по заказу Минобороны США для новой снайперской винтовки. Перспективные боеприпасы должны были обладать достаточным пробивным действием по средствам защиты живой силы на дистанции в 1000 м. Тогда разработчикам не удалось достичь требуемых характеристик из-за использования в конструкции гильзы охотничьего патрона.

Позднее финская фирма Lapua доработала гильзу патрона и в конце 80-х годов выпустила на коммерческий рынок спортивно-охотничий патрон под обозначением .338 Lapua Magnum. Патрон 8,6×69 мм позволял вести стрельбу из винтовок на дальности до 1500 м. Вскоре ряд известных оружейных предприятий стал выпускать снайперские винтовки под новый патрон, а оружие калибра 8,6 мм появилось у снайперов подразделений специального назначения. Успешное применение нового снайперского комплекса в операциях коалиции международных сил в Афганистане и Ираке способствовало стремительному распространению винтовок калибра «три-три-восемь» по всему миру. В ноябре 2009 года британский снайпер Крэйг Харрисон из 8,6-мм винтовки L115A3 установил документально подтверждённый рекорд по дистанции поражения противника на расстоянии в 2475 м. Этот результат остаётся рекордным в своём классе, позднее уступив пальму первенства лишь более крупному калибру 12,7 мм.

Первый российский высокоточный дальнобойный патрон также рождался на базе охотничьего боеприпаса. «Донором» для него стал советский охотничий патрон 9,3×64 мм, предназначенный для охоты на крупных животных весом до 500 кг. В 90-е годы при разработке нового снайперского патрона Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) снова вернулся к своим ранним «гражданским» наработкам. Пойдя по пути американских разработчиков, российские инженеры наступили на те же грабли, когда плавный переход от «охоты на зверя» к специфическим военным задачам был обречён на неудачу. Тем не менее, специалисты ЦНИИТОЧМАШ довели свою работу до логического завершения, сдав заказчику требуемое изделие в рамках опытно-конструкторских работ (ОКР) «Взломщик-9».

«Взломщик-9»

В марте 1998 года Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) открыло ОКР «Взломщик-9» по разработке 9-мм снайперского комплекса взамен 7,62-мм комплекса с винтовкой СВД с обеспечением повышения эффективности стрельбы в 1,3-1,5 раза. Требования к комплексу неоднократно корректировались и уточнялись, в итоговом варианте вероятность поражения мишени в бронежилете 6Б23 первым выстрелом на 500 м составляла не менее 80%.

Изготовление 9-мм винтовочного патрона поручили Новосибирскому патронному заводу, а Ижевский машиностроительный завод (Ижмаш) приступил к изготовлению баллистических стволов. Именно тогда выяснилось, что новые боевые патроны могут с лёгкостью использоваться в охотничьем оружии. Для удовлетворения требований «Закона об оружии» шаг нарезов для снайперской винтовки был уменьшен с 365 до 295 мм. Обеспечить комплекс прицельными приспособлениями предписывалось новосибирскому ЦКБ «Точприбор», Красногорскому механическому заводу и казанскому СКБ «СКАН».

Помимо изготовления баллистических стволов, на Ижмаше велась разработка самозарядной снайперской винтовки. В Ижевске также пошли по пути наименьшего сопротивления, взяв за основу будущей винтовки конструкцию хорошо известной СВД. Для новой винтовки были спроектированы ствольная коробка, затворная рама и затвор по типу СВД, но увеличенных размеров, а также вывешенный ствол и съёмные сошки. Винтовка со снайперским патроном СН получила 1,5-2 кратное преимущество по боевой эффективности над штатным СВД с патроном 7Н14. Помимо этого, 9-мм снайперский патрон обеспечивал пробитие 10-мм бронеплиты на дальности 100 м.

Для улучшения кучности стрельбы винтовки было решено сначала вернуться к шагу нарезов в 365 мм, увеличив их количество до 6, а затем снова возвратиться к 4 нарезам, но с длиной шага в 390 мм. Проблемы на испытаниях возникали не только с винтовкой, но и с патронами, и с оптическими приборами. Завершить полигонные испытания винтовки 6В9 удалось лишь в мае 2003 года. В заключении комиссии указывалось, что «9-мм снайперский комплекс 6С7 не в полной мере удовлетворяет требованиям технического задания и до предоставления на государственные испытания должен быть доработан по надёжности работы и живучести деталей винтовки и по нарезке прицелов под уточнённую баллистику патрона 7Н33».

С 2004 по 2005 год проходили государственные испытания, на которые были представлены два варианта снайперских винтовок с нарезами 4×390 мм и 6×365 мм. По итогам испытаний для дальнейшей отработки рекомендовались нарезы 4×390 мм, показавшие несколько лучшую кучность, а 9-мм снайперский комплекс 6С7, удовлетворивший требованиям технического задания ГРАУ, рекомендовался к принятию на вооружение.

На вооружение российской армии винтовка 6В9, патрон 7Н33, прицелы 1П70 и 1ПН101 были приняты лишь в 2013 году. Однако к этому времени в некоторых силовых структурах уже появились зарубежные и российские винтовки под стандартный патрон .338LM, которые значительно превосходили отечественные разработки по кучности стрельбы на дальние дистанции. В итоге многолетняя борьба за патрон «три-три-восемь» была проиграна, а Минобороны РФ так и не стало внедрять комплекс 6С7 в вооружённые силы.

Климовская специальная

В 1998-1999 годах, ещё до начала ОКР «Взломщик-9», ЦНИИТОЧМАШ по заказу ФСБ начал разработку 9-мм снайперского комплекса в рамках ОКР «Вольер», предназначенного для поражения живой силы и небронированной техники на дальности 1000 м. Первоначально патрон СП.14 для винтовки СР.4 представлял собой почти полную копию западного патрона 8,6×69 мм за исключением российской пули патрона 7Н33. В дальнейшем для повышения кучности стрельбы пуля патрона СП.14 получила комбинированный сердечник из алюминия в носовой части и свинца в хвостовой, доработанную гильзу и специальный порох. Поперечник рассеивания такого целевого патрона при стрельбе из винтовки СР.4 на дальности 300 м не превышает 9 см. Патрон СП.14 и винтовка СР.4 были приняты на вооружение ФСБ в 2011 году и изготавливались в ЦНИИТОЧМАШ.

Винтовка СР.4 представляет собой оружие ручного перезаряжания с запиранием канала ствола поворотом продольно скользящего затвора. Ударно-спусковой механизм ударникового типа имеет флажковый предохранитель от случайного выстрела и выполнен в виде отдельного узла для удобства обслуживания. На верхней поверхности ствольной коробки имеется планка Пикатинни для крепления оптических приборов, а также механические прицельные приспособления. Питание патронами осуществляется из пятиместного коробчатого магазина. Приклад винтовки регулируется по длине и высоте. Конструкцией СР.4 предусмотрена замена стволов для увеличения ресурса винтовки.

В 2013-2015 годах в рамках ОКР «Точка-338» и «Точность-8,6» в интересах ФСО и МВД РФ велась разработка патронов для федеральных органов (ПФО). В первую очередь, эти работы были адаптацией производства патронов .338LM на российских предприятиях. В дополнение к стандартному снайперскому патрону с пулей ПС в ЦНИИТОЧМАШ был разработан и патрон с бронебойной пулей БП. Новая высокоточная винтовка разрабатывалась на ООО «Промтехнология» (торговая марка «Орсис») путем незначительной доработки успешной спортивной винтовки Т-5000. В результате силовые структуры получили новый всесуточный высокоточный снайперский комплекс 8,6×69ВСК с винтовкой ВФО-8,6×69, патронами 8,6 ПФО ПС и БП, оптическим прицелом ПОФО, лазерным дальномером ДЛФО, ночной насадкой ННФО и тепловизионной насадкой НТФО.

Полный цикл производства патронов в конце 2019 года наладили на Ульяновском патронном заводе, а на Тульском патронном заводе ведётся изготовление патронов ПФО. В Казанском научно-исследовательском институте химических продуктов удалось достигнуть стабильных показателей российского пороха к высокоточным патронам.

Армейский «Уголёк»

Не остались в стороне от снайперского бума 2000-х годов и тульские конструкторы, которые в рамках ОКР «Виктория» попытались отработать технологию изготовления патрона 8,6×69 мм и снаряжения его различными типами пуль. В 2009 году в ЦКИБ СОО были разработаны несколько вариантов патронов СЦ-152. Первой тульской винтовкой калибра 8,6 мм стала МЦ116Р3, затем появилась ВС-СЦ-8 на базе ВКС. В 2011 году на выставках на стенде КБП был представлен снайперский комплекс с винтовкой ВС-8 для патронов СЦ-8 и .338LM. Впрочем, всё это пестрое разнообразие тульского оружия и патронов осталось в опытных экземплярах.

В Ижевске также делались попытки обратить внимание на популярный мировой снайперский калибр. В линейке опытных образцов Ижмаша числятся винтовки СВ-338, СВ-338М, СВ-338М1 и ВСВ-338. Наиболее актуальной ижевской разработкой сегодня является снайперская винтовка Чукавина СВЧ-338.

В 2018 году настал черёд и ГРАУ взяться за разработку снайперских комплексов под патрон калибра .338. Разработку армейских патронов калибра 8,6 мм осуществляет ЦНИИТОЧМАШ в рамках ОКР «Уголёк». Вероятно, они станут продолжением работ и совершенствованием патронов ПФО ПС и БП. Свои образцы винтовок на конкурс представили климовский ЦНИИТОЧМАШ, тульский ЦКИБ СОО и ижевский концерн «Калашников». Тем интереснее в скором времени будет узнать, какие из технических решений известных российских оружейных школ лягут в основу новых претендентов на звание современных высокоточных армейских снайперских винтовок.

Модификации

Винтовка может изготавливаться в трех модификациях в зависимости от типа применяемого патрона. Базовая модель имеет магазин идентичный СВД. Его емкость составляет 10 патронов. Есть магазины увеличенной емкости — на 15 или 20 патронов.

Вторая модификация — под патрон калибра 7,62х51. Это самый популярный в мире винтовочный боеприпас. Конструктивно винтовка отличается приемником магазина. Емкость магазина — как у отечественного.

Третья модификация — под патрон калибра .338 или 8,6х70 миллиметров. Имеет ствольную коробку большего размера, а также удлиненный ствол и иной дульный тормоз. Затворная группа у этой модели также изменена под патрон. Общая длина этой модификации больше и составляет 1015 мм.

Интересно знать: новая винтовка — инициативная разработка «Концерна Калашникова». Иными словами, госзаказа на разработку не было, и далеко не факт, что российская армия примет новинку на вооружение. Однако к ней уже проявили интерес западные покупатели, поэтому проблем со сбытом, скорее всего, не будет.

arbalet-airgun

С 22 по 27 августа в подмосковной Кубинке проходит Международный военно-технический форум «Армия-2017». Среди представленных там образцов вооружений несомненный интерес вызвала новинка Концерна «Калашников» — самозарядная снайперская винтовка Чукавина (СВЧ). Так теперь именуется анонсированная на прошлогодней «Армии-2016» самозарядная винтовка Калашникова СВК (на фото).

Увы, столь же толковых изображений СВЧ пока еще нет, а жаль, поскольку производитель заявляет о внесении неких изменений во внешний вид по сравнению с предшественником.

К тому же сообщалось, что новинку предполагается выпускать не в двух ранее определенных основных калибрах – «российском» 7,62х54R и «натовском» 7,62х51 (коммерческий вариант — .308WIN), но и в куда более серьезном .338 LM (несколько увеличенная в размерах версия). Хотя для последнего, вроде бы, предназначался другой образец – ВСВ-338, созданный специально под могучий 8,6-миллиметровый LapuaMagnum.

СВЧ и СВД

Винтовка СВЧ предназначена для замены знаменитой «Драгуновки». В том числе ее современного варианта СВДМ (на фото внизу), оснащенного складным прикладом, утолщенным стволом, планкой Пикатинни и панкратическим прицелом «1 П88–4» вместо старого доброго ПСО-1.

7,62-мм снайперская винтовка СВД (индекс ГРАУ 6В1) спроектирована ижевским конструктором-оружейником Eвгением Федоровичем Драгуновым и принята на вооружение мотострелковых частей Советской Армии, погранвойск, спецназа МВД и КГБ в 1963 году. Несколько позже, в 1967 году конструкторы НИИ-61 В.М.Сабельников, П.Ф.Сазонов и В.Н.Дворянинов создали для СВД специальный 7,62-мм снайперский патрон 7Н1. СВД — первая в мире самозарядная армейская снайперская винтовка специальной разработки, не имеющая себе равных по надежности и неприхотливости. Она выпускалась на производственном объединении «Ижмаш» (сегодня концерн «Калашников»), который в 60-70-х годах поставлял ежегодно в среднем примерно 3200 таких винтовок.

Их выпуск продолжается и сегодня, в том числе в охотничьем варианте «Тигр». CВД стоит на вооружении более чем в 60 странах мира, причем в Болгарии, Венгрии, Индии, Ираке, Иране, Китае, Польше и Румынии был налажен выпуск ее копий. А уж разного рода реплики, страйкбольные версии и массогабаритные макеты стоят на потоке многих мировых производителей (см. «Пневматическая СВД из Германии«).

Как видим, налицо явная смена поколений высокоточного стрелкового оружия России. Хотя, как и заслуженная СВД, винтовка Чукавина не является снайперской в современном понимании. По международной классификации она относится к оружию улучшенного боя. И это правильно, поскольку предназначена именно для армейских снайперов, а не для пресловутых голливудских «международных киллеров» или, напротив, «цэрэушных охотников на террористов». Последним действительно нужны высокоточные, пусть даже при этом весьма нежные девайсы. Ведь им не придется передвигаться по полю боя, весьма вероятно, что под огнем, в том числе и артиллерийским. Даже автоматика перезарядки не столь важна, поскольку потенциальные «клиенты» и террористы-смертники не бегают отделениями и взводами, и здесь вполне достаточно классического продольно скользящего затвора. Хотите такую винтовку, мощную, дальнобойную и очень кучную (0,3 МОА), только от отечественного производителя? Пожалуйста — тоже новинка 2017 года DXL-3 «Возмездие» (на фото) от известной компании Лобаева, кстати, как раз под .338 LM.

СВЧ – полноценная самозарядка, а боепитание обеспечивается из коробчатых магазинов на 10 (как у СВД), 15 и 20 патронов. В варианте 7,62х54R магазины полностью взаимозаменяемы с СВДэшными.

А вообще, преимуществ у «Чукавинки», по сравнению с «Драгуновкой», достаточно много. Масса снижена более чем на килограмм, с 5,3 до 4,2 кг. Габариты – на заметные 15 сантиметров и составляют 995-1015 мм, а со сложенным прикладом и вообще 740 (у СВДМ – 875). По габаритам и основным тактико-техническим характеристикам неким аналогом СВЧ является германская «Heckler&Koch HK G28» (на фото), однако вес у нее достигает 7,5 кг.

В комплект самозарядной винтовки Чукавина входит «тактический» глушитель. Приклад, как и «щека», регулируются в довольно широком диапазоне, подстроить оружие под физические особенности конкретного стрелка поможет также двусторонний флажковый предохранитель, расположенный к тому же намного удобнее.

Но и это еще не все. Заметно, что ствол, ствольная коробка и приклад находятся на одной линии, что значительно уменьшает вероятность «подброса» и способствует повышению точности. Кстати, производитель заявляет кучность в пределах 1МОА (около 3 см на 100 м). Сама П-образная стальная ствольная коробка принимает на себя практически все нагрузки, в ней же размещена «вывешенная» затворная группа. Она не имеет классической крышки и как бы разделена на две части, а для неполной разборки и чистки просто переламывается. Нижняя часть отсоединяется, открывая доступ к «потрохам», включая УСМ и патронник, при этом её, не испытывающую особых нагрузок, можно сделать из легких сплавов. Опять же, при чистке не надо снимать прицел — пустячок, а приятно. То есть компоновка СВЧ как бы перевернута в сравнении с родными «калашами» и той же СВД.

И вообще — да здравствует эргономика! Вот она-то в отечественной стрелковке, в отличие от надежности, всегда была на втором плане.

Недостатки СВЧ в сравнении с СВД?

Во-первых, может быть несколько снижена дальность прицельной стрельбы из-за изрядно укороченного ствола (410 мм против 550), хотя представители Концерна декларируют ее в 1000 и даже в 1200 м. Поживем — увидим.

Во-вторых, немного смущают как футуристические «навороты» экстерьера, так и обилие пластика и легких сплавов. Но это, скорее всего, обычный консерватизм человека, который, услышав слова «стрелковое оружие», тут же представляет себе АКМ, ПКМ и СВД. Вот такой ограниченный кругозор…

Ну и, конечно, название – новинку «Калашникова» сетевые комментаторы уже успели окрестить «Микроволновкой». Правда, ту же «Драгуновку» в войсках именуют «Плёткой» за характерный звук выстрела. Вспомним также БМ-13, превратившуюся в «Катюшу», плюс добрую русскую традицию давать смертоносным и подчас жутковатым орудиям войны забавные и где-то нежные названия, вроде «Буратино», «Солнцепека» или «Гвоздики».

Особенности снайперской винтовки Чукавина

Особенностью новой снайперской винтовки Чукавина является то, что это оружие было полностью спроектировано с использованием цифровых технологий. Созданный конструкторами «электронный макет» изделия в полном объеме соответствует физическим компонентам винтовки. Вся разработка оружия осуществляется в единой цифровой среде. Здесь же формируется 3D модель будущего оружия, статический вид винтовки, а также тестируется кинематика основных её подвижных элементов.

На данный момент известно как минимум о трех вариантах исполнения СВЧ, которые уже демонстрировались концерном «Калашников». Это модели под российский патрон 7,62х54 мм, под натовский патрон – 7,62х51 мм и самый интересный вариант – дальнобойная СВЧ под патрон .338 LAPUA MAGNUM (8,6х70 мм).

В ближайшее время в производство пойдет версия под патрон 7,62х54R, которую иногда также называют СВЧ-54. С этой моделью будут совместимы 10-зарядные магазины от винтовки СВД.

Конструктивно винтовка построена по гардинной схеме с линейной отдачей, когда приклад находится на уровне ствола оружия. Если говорить о внутреннем устройстве СВЧ, то сама компоновка не сильно изменилась со времен СВД.

Как отметил в интервью агентству РИА Новости главный редактор журнала «Калашников» Михаил Дегтярев, заимствование схемы Драгунова стоит считать достоинством новой снайперской винтовки. По его словам, СВЧ – полноценная преемница СВД, поскольку сердце новой модели – узел запирания – взяли у «старшей сестры».

Также, по словам Михаила Дегтярева, концепции газового двигателя и затворной группы отличаются лишь в деталях. Это также в плюс новой модели, так как данный узел у СВД можно было смело назвать близким к гениальному решением. При этом заявленная кучность стрельбы СВЧ выросла. Заявленный разброс на 100 метров составляет 3 см, для СВД – от 8 до 10 см.

Новая снайперская винтовка отличается наличием телескопического приклада, который позволяет легко регулировать длину изделия и подгонять винтовку под антропометрические особенности стрелка. Судя по уже представленным видео, приклад можно будет складывать. На уже представленных концерном образцах можно заметить, что предохранитель находится как с правой, так и с левой стороны, что также облегчает обращение с оружием.

В целом эргономике СВЧ уделялось достаточно большое внимание. Винтовка изначально проектировалась с обобщением опыта стрелков-спортсменов. Известно, что помощь в разработке оказывал Андрей Кирисенко, являющийся заслуженным мастером спорта и чемпионом мира по практической стрельбе. Важной особенностью винтовки является и то, что вдоль всей ствольной коробки сверху расположена планка типа Пикатинни, позволяющая легко установить на оружие любые современные прицелы: дневные оптические, ночные, тепловизионные.

Классика жанра

Снайперская винтовка Драгунова состоит на вооружении более полувека. В далёком 1963-м конкурентами СВД выступили конструкции Симонова и Константинова. Снайперская винтовка Драгунова одержала верх благодаря надёжности, простоте конструкции и высокой точности. Также была отмечена способность винтовки безотказно «работать» при самых неблагоприятных условиях и в любых боевых ситуациях.

Справка

Распространённое заблуждение, будто винтовка Драгунова — модификация автомата Калашникова, поскольку у них практически одинаковая схема работы автоматики, принцип отвода пороховых газов, а также заметное сходство во внешнем виде. Но это не так. Конструкции АК и СВД существенно отличаются. В первую очередь это касается подвижных частей — затворная рама автомата Калашникова связана с поршнем, и при стрельбе большая часть «внутренней конструкции» приходит в движение. У СВД при стрельбе движется только затворная рама, что значительно влияет на точность стрельбы.

Надо отметить, что в армиях мира распространены снайперские винтовки со скользящим затвором, например, американская M24 (и её недавняя модификация XM2010) или британская L96A1. Это обусловлено тем, что самозарядные винтовки обладают заметно худшими стрелковыми характеристиками либо чрезмерно сложной конструкцией. Но при этом следует понимать, что самозарядные винтовки западного изготовления считаются или оружием поддержки, или полицейским оружием, например, немецкая PSG1, которая специально была создана после террористического акта на Мюнхенской олимпиаде.

Несмотря на то, что СВД является самозарядной, конструкторам удалось обеспечить и простоту автоматики, и высокую точность стрельбы, близкую к неавтоматическим аналогам, причём даже на большой дальности. Что и подтвердилось в ходе афганской кампании, когда снайпер 345-го гвардейского парашютно-десантного полка Владимир Ильин поразил цель с расстояния 1.350 метров и установил рекорд для полуавтоматических винтовок калибра 7.62 мм. Но основная задача СВД — обеспечивать эффективный огонь мотострелкового отделения на дальности до 600 метров.

В СВД используется патрон калибра 7.62 мм, причём на первых порах применялись обычные автоматные, которые не могли обеспечить достаточную точность стрельбы. В 1967 году был разработан специальный снайперский патрон 7Н1, ключевой особенностью которого является высокая кучность. Однако на этом эксперименты с боеприпасами закончились и больше не проводились.

Да и конструкция винтовки Драгунова за полвека не претерпела существенных изменений, способных повлиять на её эффективность. В то же время требования к современной снайперской винтовке возрастали. В частности, появились новые прицелы, однако винтовка Драгунова с современной оптикой «дружить» не собиралась — боковая планка не могла оградить прицел от нежелательных вибраций. Поэтому снайпер был «привязан» к штатной оптике — прицелу ПСО-1. Также отмечалось, что у СВД, по современным меркам, слишком длинный ствол. Но все попытки разработчиков концерна «Калашников» обновить конструкцию СВД только оттягивал роковой момент. Поэтому и было принято решение создать принципиально новую винтовку.

«Три-три-восемь» по-русски

Сегодня калибр .338 стал настоящим эталоном для высокоточных снайперских винтовок во всём мире. В России создание отечественного аналога обернулось чередой сложностей, которые удалось преодолеть далеко не сразу.

Из лесов на полигоны

Первые патроны калибра .338 (8,6 мм) были созданы в 80-е годы по заказу Минобороны США для новой снайперской винтовки. Перспективные боеприпасы должны были обладать достаточным пробивным действием по средствам защиты живой силы на дистанции в 1000 м. Тогда разработчикам не удалось достичь требуемых характеристик из-за использования в конструкции гильзы охотничьего патрона.

Позднее финская фирма Lapua доработала гильзу патрона и в конце 80-х годов выпустила на коммерческий рынок спортивно-охотничий патрон под обозначением .338 Lapua Magnum. Патрон 8,6×69 мм позволял вести стрельбу из винтовок на дальности до 1500 м. Вскоре ряд известных оружейных предприятий стал выпускать снайперские винтовки под новый патрон, а оружие калибра 8,6 мм появилось у снайперов подразделений специального назначения. Успешное применение нового снайперского комплекса в операциях коалиции международных сил в Афганистане и Ираке способствовало стремительному распространению винтовок калибра «три-три-восемь» по всему миру. В ноябре 2009 года британский снайпер Крэйг Харрисон из 8,6-мм винтовки L115A3 установил документально подтверждённый рекорд по дистанции поражения противника на расстоянии в 2475 м. Этот результат остаётся рекордным в своём классе, позднее уступив пальму первенства лишь более крупному калибру 12,7 мм.

Первый российский высокоточный дальнобойный патрон также рождался на базе охотничьего боеприпаса. «Донором» для него стал советский охотничий патрон 9,3×64 мм, предназначенный для охоты на крупных животных весом до 500 кг. В 90-е годы при разработке нового снайперского патрона Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) снова вернулся к своим ранним «гражданским» наработкам. Пойдя по пути американских разработчиков, российские инженеры наступили на те же грабли, когда плавный переход от «охоты на зверя» к специфическим военным задачам был обречён на неудачу. Тем не менее, специалисты ЦНИИТОЧМАШ довели свою работу до логического завершения, сдав заказчику требуемое изделие в рамках опытно-конструкторских работ (ОКР) «Взломщик-9».

«Взломщик-9»

В марте 1998 года Главное ракетно-артиллерийское управление (ГРАУ) открыло ОКР «Взломщик-9» по разработке 9-мм снайперского комплекса взамен 7,62-мм комплекса с винтовкой СВД с обеспечением повышения эффективности стрельбы в 1,3-1,5 раза. Требования к комплексу неоднократно корректировались и уточнялись, в итоговом варианте вероятность поражения мишени в бронежилете 6Б23 первым выстрелом на 500 м составляла не менее 80%.

Изготовление 9-мм винтовочного патрона поручили Новосибирскому патронному заводу, а Ижевский машиностроительный завод (Ижмаш) приступил к изготовлению баллистических стволов. Именно тогда выяснилось, что новые боевые патроны могут с лёгкостью использоваться в охотничьем оружии. Для удовлетворения требований «Закона об оружии» шаг нарезов для снайперской винтовки был уменьшен с 365 до 295 мм. Обеспечить комплекс прицельными приспособлениями предписывалось новосибирскому ЦКБ «Точприбор», Красногорскому механическому заводу и казанскому СКБ «СКАН».

Помимо изготовления баллистических стволов, на Ижмаше велась разработка самозарядной снайперской винтовки. В Ижевске также пошли по пути наименьшего сопротивления, взяв за основу будущей винтовки конструкцию хорошо известной СВД. Для новой винтовки были спроектированы ствольная коробка, затворная рама и затвор по типу СВД, но увеличенных размеров, а также вывешенный ствол и съёмные сошки. Винтовка со снайперским патроном СН получила 1,5-2 кратное преимущество по боевой эффективности над штатным СВД с патроном 7Н14. Помимо этого, 9-мм снайперский патрон обеспечивал пробитие 10-мм бронеплиты на дальности 100 м.

Для улучшения кучности стрельбы винтовки было решено сначала вернуться к шагу нарезов в 365 мм, увеличив их количество до 6, а затем снова возвратиться к 4 нарезам, но с длиной шага в 390 мм. Проблемы на испытаниях возникали не только с винтовкой, но и с патронами, и с оптическими приборами. Завершить полигонные испытания винтовки 6В9 удалось лишь в мае 2003 года. В заключении комиссии указывалось, что «9-мм снайперский комплекс 6С7 не в полной мере удовлетворяет требованиям технического задания и до предоставления на государственные испытания должен быть доработан по надёжности работы и живучести деталей винтовки и по нарезке прицелов под уточнённую баллистику патрона 7Н33».

С 2004 по 2005 год проходили государственные испытания, на которые были представлены два варианта снайперских винтовок с нарезами 4×390 мм и 6×365 мм. По итогам испытаний для дальнейшей отработки рекомендовались нарезы 4×390 мм, показавшие несколько лучшую кучность, а 9-мм снайперский комплекс 6С7, удовлетворивший требованиям технического задания ГРАУ, рекомендовался к принятию на вооружение.

На вооружение российской армии винтовка 6В9, патрон 7Н33, прицелы 1П70 и 1ПН101 были приняты лишь в 2013 году. Однако к этому времени в некоторых силовых структурах уже появились зарубежные и российские винтовки под стандартный патрон .338LM, которые значительно превосходили отечественные разработки по кучности стрельбы на дальние дистанции. В итоге многолетняя борьба за патрон «три-три-восемь» была проиграна, а Минобороны РФ так и не стало внедрять комплекс 6С7 в вооружённые силы.

Климовская специальная

В 1998-1999 годах, ещё до начала ОКР «Взломщик-9», ЦНИИТОЧМАШ по заказу ФСБ начал разработку 9-мм снайперского комплекса в рамках ОКР «Вольер», предназначенного для поражения живой силы и небронированной техники на дальности 1000 м. Первоначально патрон СП.14 для винтовки СР.4 представлял собой почти полную копию западного патрона 8,6×69 мм за исключением российской пули патрона 7Н33. В дальнейшем для повышения кучности стрельбы пуля патрона СП.14 получила комбинированный сердечник из алюминия в носовой части и свинца в хвостовой, доработанную гильзу и специальный порох. Поперечник рассеивания такого целевого патрона при стрельбе из винтовки СР.4 на дальности 300 м не превышает 9 см. Патрон СП.14 и винтовка СР.4 были приняты на вооружение ФСБ в 2011 году и изготавливались в ЦНИИТОЧМАШ.

Винтовка СР.4 представляет собой оружие ручного перезаряжания с запиранием канала ствола поворотом продольно скользящего затвора. Ударно-спусковой механизм ударникового типа имеет флажковый предохранитель от случайного выстрела и выполнен в виде отдельного узла для удобства обслуживания. На верхней поверхности ствольной коробки имеется планка Пикатинни для крепления оптических приборов, а также механические прицельные приспособления. Питание патронами осуществляется из пятиместного коробчатого магазина. Приклад винтовки регулируется по длине и высоте. Конструкцией СР.4 предусмотрена замена стволов для увеличения ресурса винтовки.

В 2013-2015 годах в рамках ОКР «Точка-338» и «Точность-8,6» в интересах ФСО и МВД РФ велась разработка патронов для федеральных органов (ПФО). В первую очередь, эти работы были адаптацией производства патронов .338LM на российских предприятиях. В дополнение к стандартному снайперскому патрону с пулей ПС в ЦНИИТОЧМАШ был разработан и патрон с бронебойной пулей БП. Новая высокоточная винтовка разрабатывалась на ООО «Промтехнология» (торговая марка «Орсис») путем незначительной доработки успешной спортивной винтовки Т-5000. В результате силовые структуры получили новый всесуточный высокоточный снайперский комплекс 8,6×69ВСК с винтовкой ВФО-8,6×69, патронами 8,6 ПФО ПС и БП, оптическим прицелом ПОФО, лазерным дальномером ДЛФО, ночной насадкой ННФО и тепловизионной насадкой НТФО.

Полный цикл производства патронов в конце 2019 года наладили на Ульяновском патронном заводе, а на Тульском патронном заводе ведётся изготовление патронов ПФО. В Казанском научно-исследовательском институте химических продуктов удалось достигнуть стабильных показателей российского пороха к высокоточным патронам.

Армейский «Уголёк»

Не остались в стороне от снайперского бума 2000-х годов и тульские конструкторы, которые в рамках ОКР «Виктория» попытались отработать технологию изготовления патрона 8,6×69 мм и снаряжения его различными типами пуль. В 2009 году в ЦКИБ СОО были разработаны несколько вариантов патронов СЦ-152. Первой тульской винтовкой калибра 8,6 мм стала МЦ116Р3, затем появилась ВС-СЦ-8 на базе ВКС. В 2011 году на выставках на стенде КБП был представлен снайперский комплекс с винтовкой ВС-8 для патронов СЦ-8 и .338LM. Впрочем, всё это пестрое разнообразие тульского оружия и патронов осталось в опытных экземплярах.

В Ижевске также делались попытки обратить внимание на популярный мировой снайперский калибр. В линейке опытных образцов Ижмаша числятся винтовки СВ-338, СВ-338М, СВ-338М1 и ВСВ-338. Наиболее актуальной ижевской разработкой сегодня является снайперская винтовка Чукавина СВЧ-338.

В 2018 году настал черёд и ГРАУ взяться за разработку снайперских комплексов под патрон калибра .338. Разработку армейских патронов калибра 8,6 мм осуществляет ЦНИИТОЧМАШ в рамках ОКР «Уголёк». Вероятно, они станут продолжением работ и совершенствованием патронов ПФО ПС и БП. Свои образцы винтовок на конкурс представили климовский ЦНИИТОЧМАШ, тульский ЦКИБ СОО и ижевский концерн «Калашников». Тем интереснее в скором времени будет узнать, какие из технических решений известных российских оружейных школ лягут в основу новых претендентов на звание современных высокоточных армейских снайперских винтовок.

Читать еще:  Подствольный гранатомет M203 (США)
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector