24 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

10 неписанных правил ближнего боя; CQB от израильского спецназа

Содержание

10 неписанных правил ближнего боя — CQB от израильского спецназа. Часть 2

10 неписанных правил ближнего боя CQB от израильского спецназа. Часть 1

10 неписанных правил ближнего боя CQB от спецназа Израиля. Часть 3

Добро пожаловать в продолжение серии «Топ-10 неписанных правил ближнего боя»! В предыдущей части мы рассказали о первых двух — это правила фиксации прицела и использование фонарей. Термины CQB (Close Quarters Battle), или CQC (Close Quarters Combat), что то же самое, означают не столько бой на ближней дистанции, в буквальном его понимании, сколько бой или, если хотите, огневой контакт в ограниченных пространствах, то есть — комнатах, коридорах, галереях и так далее. Перестрелку в каком-нибудь дальневосточном поселении тоже можно с натяжкой назвать «ближний бой«, так как вездесущие стены, двери, коридоры и дома серьёзно ограничивают и видимость, и пространство для манёвра.

Прежде чем мы продолжим, хотелось бы напомнить, что приведённые далее «правила» — не откровение, они скорее напоминают то, о чем часто просто забывают или даже не знают.

3. «Разделяйте» внимание противника

Буду честен — я не был до конца уверен, стоит ли включать данный пункт в список. Дело в том, что реализация этой техники требует крайне высокого уровня профессионализма, который даётся только с внушительным опытом работы в спецподразделениях. Разделение, отвлечение, «рассеивание» внимания противника или, другими словами, нарушение его цикла OODA (observe — orient — decide — act, или, по-русски, цикл НОРД — наблюдение, ориентация, решение, действие) является одним из важнейших принципов CQB, особенно, когда противник опытен и другие средства не работают. Однако, прежде чем я окунусь в детали, приведу более общий пример.

Когда мы тренировали штурм укреплений малыми огневыми группами, мы использовали очень простой, но эффективный метод. Кратко описать метод можно как «подавить и ударить с фланга», и вот как он работал:

  1. Первоначально одно из отделений с одной или нескольких позиций открывает огонь из тяжелого, автоматического или снайперского оружия.
  2. Через несколько минут обстрела другое отделение начинает медленно обходить укрепление и «беспокоит» противника огнём с флангов.
  3. Используя различные углы атаки, мы заставляем врага распределять усилия и дробить свою оборонную мощь на отдельные куски, которые автоматически и не согласованно с другими реагируют на всё, что они видят перед собой.
  4. Разбив оборону врага на части и постоянно нарушая цикл OODA их командира, мы в итоге уменьшаем силу и способность противника немедленно реагировать на наши действия.

КРАСНЫЕ: превосходящие численностью средневековые рыцари, которые эффективно сражаются в плотном строю.
СИНИЕ: стрелки с мушкетами, без брони и защиты, не имеющие права на ошибку.
Обратите внимание, что тот же принцип «рассеивания» внимания, который здесь более уместно назвать «разделение сил», используется, чтобы сделать линию построения противника более уязвимой.

Как это использовать в CQB?

Когда всё происходит очень быстро, механизм противодействия нападения и защиты точно такой, как изображен выше. Мы используем тот же принцип, но несколько изменённый, чтобы повысить наши шансы на выживание. Разделение внимания противника лучше всего работает c более известными вариантами входа в помещение. Например, один боец действует как «приманка» — он быстро перемещается в заранее оговоренном направлении, сознательно привлекая внимание противника действием или звуком, таким образом заставляя врага, который в тот момент контролирует определённый сектор, переключиться на быстро движущуюся цель. Одновременно с первым, второй боец атакует из-за укрытия. Результат таких действий — противник на подсознании пытается восстановить цикл OODA, который прерывается с каждым новым появление угрозы.

Приведу еще одну тактику CQB, которую мы используем в условиях низкого освещения или полного отсутствия света. Один боец входит в комнату в направлении «на противника» с мощным источником света, в то время как остальные без света входят параллельно линии атаки. Фонарь должен быть направлен в сторону угрозы, тогда остальная группа будет полностью скрыта от противника, который по сути окажется слеп и зафиксирует внимание на источнике света.

На следующем видео вы можете увидеть «вход» штурмующей группы в L-образную комнату. Камеры расположена со стороны «противника».

Даже полицию мы обучаем той же методике, когда они приближаются к кому-либо на открытом пространстве, например, на автостоянке, просто пообщаться или в результате преследования. Как только офицеры чувствуют опасность или начинается заваруха, они используют тактику разделения внимания (см. рисунок ниже), двигаясь в стороны и разрывая дистанцию, по сути превращая одну картинку в две, чем заставляют подозреваемого постоянно сомневаться в принятии решения (нарушать (цикл OODA), перегружая его восприятие.

А вот для противодействия тактике разделения внимания мы используем следующую методику — один товарищ по команде начинает разговаривать, кричать, петь, жестикулировать, создавая плотный поток вербальной и визуальной информации, в то время как другой, сохраняя спокойствие, работает по цели, оценивая ситуацию и используя укрытия и фланги и выбирая выгодные секторы ведения огня, при этом максимально прикрывая своего «говорливого» партнёра. В итоге боец учится воспринимать больше данных для последующей обработки, отсекая ненужное, и тратить меньше времени на принятие решений. И это именно те два аспекта, которые влияют на успех цикла «наблюдение — ориентирование — принятие решения — действие». Кто справляется с этим лучше — тот и побеждает.

Подведём итог: разделение внимания противника, или, как ещё иногда говорят в некоторых кругах, «запустить кролика» — это, по сути, использование обычных человеческих возможностей, а точнее — их пределов. Некоторые сейчас нахмурятся, но скажу честно — это срабатывало и на нас, и на многих из тех, кого я знаю. Простые свойства человеческого восприятия.

И напоследок — представьте ситуацию одновременной атаки по цели двух огневых групп с двух направлений — с воздуха (пусть это будет вертолёт) и с земли (грузовик). Так вот, пока их противник решает, в каком направлении отражать атаку, нападающие уже врываются внутрь и зачищают здание.

4. Не опускайтесь на колено

Избегайте вставать на одно или оба колена, по крайней мере там, где в этом нет необходимости. Это правило распространяется только на ближний бой (CQB) применительно к «работе» внутри строений.

Когда я служил в IDF (Israel Defense Forces — Армия обороны Израиля, ЦАХАЛ — прим.пер.), первый курс CQB, который мы прошли, был из базовой программы ближнего боя для пехоты — углы и прямоугольные комнаты. И там был такой стандарт: когда солдат добегает до своей позиции, он сразу же встаёт на колено, чтобы якобы избежать пуль, выпущенных возможным противником. Однако с годами и прогрессом в тактике ближнего боя методика была исключена инструкторами, потому что стало понятно, насколько это глупо и потенциально опасно — в условиях ближнего боя чуть что вставать на колено. Почти что смертный приговор.

Почему важно выделить эту проблему? Большинство учреждений, обучающих тактике и выживанию на поле боя, всё ещё учат своих студентов становиться на колено и толпиться за укрытиями в контексте вялых перестрелок, которые проходят на расстоянии в 3 метра.

Общие проблемы со стойкой на колене:

(A) РАНЕНИЯ

Прежде, чем перейдём к ранениям, мы очень кратко поясним разницу между так называемыми зонами «триггер» и «свитч», которыми обычно характеризуется угроза.

Триггерная зона (trigger zone) — грудь и всё, что ниже. Мы называем её «триггером» потому, что в большинстве случаев попадание в эту зону вызовет определенную цепочку реакций (кровотечение, потеря подвижности, сознания), но не смерть. Это может и не устранит угрозу полностью, но позволит достичь желаемого.

Зона выключения (switch zone) – шея и выше. Одно попадание в эту область — и, считай, песенка спета. «Хреновый выдался денёк»…

Вернемся к ранениям. Становясь на колено, боец не только теряет свою мобильность, но также меняет свою триггерную зону (там, где плейткерриер) на зону выключения (а там уже ваша голова). Догадаетесь, к чему это приведёт?

Какие вы видите тут проблемы? Сколько их? Правильные Ответы будут чуть ниже…

(B) ПОТЕРЯ МОБИЛЬНОСТИ

Большинство килл-хаусов, в которых я тренировал навыки CQB — простые пустые прямоугольные комнаты в одним-двумя дверными проемами. Реальность ближнего боя очень сильно отличается. Несколько помещений, связанные коридорами через множество дверей, что можно найти в любом складе, доме и подвале — в этом случае от команды требуется максимально быстро принимать решения. При этом, опускаясь на колено, вы уменьшите только поле видимости, сделав его более статичным, а вот время вашей реакции увеличится. Мобильность — это ключ к успеху.

Ошибки следующие:
A — чрезвычайно узкое поле зрение;
B — фиксация взгляда через прицел;
C — иммобилизация, блокировка подвижности;
D — все головы находятся на одном уровне.

(C) ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕЛОЧИ

Вот что ещё я заметил, когда наблюдал за людьми, которые всегда вставали на колено, когда «зачищали» комнаты:

  • Снаряжение цепляется за края столов, шкафов, тумбочек и прочих деталей интерьера.
  • Потеря визуального контакта с товарищами по команде, которые передвигаются.
  • Боец становится более привязан к укрытиям.
  • Когда человек боится или возникает необходимость самопомощи, последнее, что он сделает — это успокоится и будет ждать (по другому — замрёт).

Подытожим: В большинстве случаев в ближнем бою стоит избегать опускаться на колено (кроме некоторых случаев, когда, например, известно, что угроза укрывается точно за дверью, или необходимо прикрыть отход). Однако среди прочих причин на вставать на колени с CQB самая главная — вы же не хотите, чтобы в прицеле врага оказался не прейткерриер, а ваша голова?

Спасибо за внимание, и до встречи в третьей части серии!

10 неписанных правил ближнего боя — CQB от израильского спецназа. Часть 2

Добро пожаловать в продолжение серии «Топ-10 неписанных правил ближнего боя»! В предыдущей части мы рассказали о первых двух — это правила фиксации прицела и использование фонарей. Термины CQB (Close Quarters Battle), или CQC (Close Quarters Combat), что то же самое, означают не столько бой на ближней дистанции, в буквальном его понимании, сколько бой или, если хотите, огневой контакт в ограниченных пространствах, то есть — комнатах, коридорах, галереях и так далее. Перестрелку в каком-нибудь дальневосточном поселении тоже можно с натяжкой назвать «ближний бой«, так как вездесущие стены, двери, коридоры и дома серьёзно ограничивают и видимость, и пространство для манёвра.

Прежде чем мы продолжим, хотелось бы напомнить, что приведённые далее «правила» — не откровение, они скорее напоминают то, о чем часто просто забывают или даже не знают.

3. «Разделяйте» внимание противника

Буду честен — я не был до конца уверен, стоит ли включать данный пункт в список. Дело в том, что реализация этой техники требует крайне высокого уровня профессионализма, который даётся только с внушительным опытом работы в спецподразделениях. Разделение, отвлечение, «рассеивание» внимания противника или, другими словами, нарушение его цикла OODA (observe — orient — decide — act, или, по-русски, цикл НОРД — наблюдение, ориентация, решение, действие) является одним из важнейших принципов CQB, особенно, когда противник опытен и другие средства не работают. Однако, прежде чем я окунусь в детали, приведу более общий пример.

Когда мы тренировали штурм укреплений малыми огневыми группами, мы использовали очень простой, но эффективный метод. Кратко описать метод можно как «подавить и ударить с фланга», и вот как он работал:

  1. Первоначально одно из отделений с одной или нескольких позиций открывает огонь из тяжелого, автоматического или снайперского оружия.
  2. Через несколько минут обстрела другое отделение начинает медленно обходить укрепление и «беспокоит» противника огнём с флангов.
  3. Используя различные углы атаки, мы заставляем врага распределять усилия и дробить свою оборонную мощь на отдельные куски, которые автоматически и не согласованно с другими реагируют на всё, что они видят перед собой.
  4. Разбив оборону врага на части и постоянно нарушая цикл OODA их командира, мы в итоге уменьшаем силу и способность противника немедленно реагировать на наши действия.

КРАСНЫЕ: превосходящие численностью средневековые рыцари, которые эффективно сражаются в плотном строю.
СИНИЕ: стрелки с мушкетами, без брони и защиты, не имеющие права на ошибку.
Обратите внимание, что тот же принцип «рассеивания» внимания, который здесь более уместно назвать «разделение сил», используется, чтобы сделать линию построения противника более уязвимой.

Как это использовать в CQB?

Когда всё происходит очень быстро, механизм противодействия нападения и защиты точно такой, как изображен выше. Мы используем тот же принцип, но несколько изменённый, чтобы повысить наши шансы на выживание. Разделение внимания противника лучше всего работает c более известными вариантами входа в помещение. Например, один боец действует как «приманка» — он быстро перемещается в заранее оговоренном направлении, сознательно привлекая внимание противника действием или звуком, таким образом заставляя врага, который в тот момент контролирует определённый сектор, переключиться на быстро движущуюся цель. Одновременно с первым, второй боец атакует из-за укрытия. Результат таких действий — противник на подсознании пытается восстановить цикл OODA, который прерывается с каждым новым появление угрозы.

Приведу еще одну тактику CQB, которую мы используем в условиях низкого освещения или полного отсутствия света. Один боец входит в комнату в направлении «на противника» с мощным источником света, в то время как остальные без света входят параллельно линии атаки. Фонарь должен быть направлен в сторону угрозы, тогда остальная группа будет полностью скрыта от противника, который по сути окажется слеп и зафиксирует внимание на источнике света.

Читать еще:  Основные этапы обороны квартиры с огнестрельным оружием

На следующем видео вы можете увидеть «вход» штурмующей группы в L-образную комнату. Камеры расположена со стороны «противника».

Даже полицию мы обучаем той же методике, когда они приближаются к кому-либо на открытом пространстве, например, на автостоянке, просто пообщаться или в результате преследования. Как только офицеры чувствуют опасность или начинается заваруха, они используют тактику разделения внимания (см. рисунок ниже), двигаясь в стороны и разрывая дистанцию, по сути превращая одну картинку в две, чем заставляют подозреваемого постоянно сомневаться в принятии решения (нарушать (цикл OODA), перегружая его восприятие.

А вот для противодействия тактике разделения внимания мы используем следующую методику — один товарищ по команде начинает разговаривать, кричать, петь, жестикулировать, создавая плотный поток вербальной и визуальной информации, в то время как другой, сохраняя спокойствие, работает по цели, оценивая ситуацию и используя укрытия и фланги и выбирая выгодные секторы ведения огня, при этом максимально прикрывая своего «говорливого» партнёра. В итоге боец учится воспринимать больше данных для последующей обработки, отсекая ненужное, и тратить меньше времени на принятие решений. И это именно те два аспекта, которые влияют на успех цикла «наблюдение — ориентирование — принятие решения — действие». Кто справляется с этим лучше — тот и побеждает.

Подведём итог: разделение внимания противника, или, как ещё иногда говорят в некоторых кругах, «запустить кролика» — это, по сути, использование обычных человеческих возможностей, а точнее — их пределов. Некоторые сейчас нахмурятся, но скажу честно — это срабатывало и на нас, и на многих из тех, кого я знаю. Простые свойства человеческого восприятия.

И напоследок — представьте ситуацию одновременной атаки по цели двух огневых групп с двух направлений — с воздуха (пусть это будет вертолёт) и с земли (грузовик). Так вот, пока их противник решает, в каком направлении отражать атаку, нападающие уже врываются внутрь и зачищают здание.

4. Не опускайтесь на колено

Избегайте вставать на одно или оба колена, по крайней мере там, где в этом нет необходимости. Это правило распространяется только на ближний бой (CQB) применительно к «работе» внутри строений.

Когда я служил в IDF (Israel Defense Forces — Армия обороны Израиля, ЦАХАЛ — прим.пер.), первый курс CQB, который мы прошли, был из базовой программы ближнего боя для пехоты — углы и прямоугольные комнаты. И там был такой стандарт: когда солдат добегает до своей позиции, он сразу же встаёт на колено, чтобы якобы избежать пуль, выпущенных возможным противником. Однако с годами и прогрессом в тактике ближнего боя методика была исключена инструкторами, потому что стало понятно, насколько это глупо и потенциально опасно — в условиях ближнего боя чуть что вставать на колено. Почти что смертный приговор.

Почему важно выделить эту проблему? Большинство учреждений, обучающих тактике и выживанию на поле боя, всё ещё учат своих студентов становиться на колено и толпиться за укрытиями в контексте вялых перестрелок, которые проходят на расстоянии в 3 метра.

Общие проблемы со стойкой на колене:

(A) РАНЕНИЯ

Прежде, чем перейдём к ранениям, мы очень кратко поясним разницу между так называемыми зонами «триггер» и «свитч», которыми обычно характеризуется угроза.

Триггерная зона (trigger zone) — грудь и всё, что ниже. Мы называем её «триггером» потому, что в большинстве случаев попадание в эту зону вызовет определенную цепочку реакций (кровотечение, потеря подвижности, сознания), но не смерть. Это может и не устранит угрозу полностью, но позволит достичь желаемого.

Зона выключения (switch zone) – шея и выше. Одно попадание в эту область — и, считай, песенка спета. «Хреновый выдался денёк»…

Вернемся к ранениям. Становясь на колено, боец не только теряет свою мобильность, но также меняет свою триггерную зону (там, где плейткерриер) на зону выключения (а там уже ваша голова). Догадаетесь, к чему это приведёт?

Какие вы видите тут проблемы? Сколько их? Правильные Ответы будут чуть ниже…

(B) ПОТЕРЯ МОБИЛЬНОСТИ

Большинство килл-хаусов, в которых я тренировал навыки CQB — простые пустые прямоугольные комнаты в одним-двумя дверными проемами. Реальность ближнего боя очень сильно отличается. Несколько помещений, связанные коридорами через множество дверей, что можно найти в любом складе, доме и подвале — в этом случае от команды требуется максимально быстро принимать решения. При этом, опускаясь на колено, вы уменьшите только поле видимости, сделав его более статичным, а вот время вашей реакции увеличится. Мобильность — это ключ к успеху.

Ошибки следующие:
A — чрезвычайно узкое поле зрение;
B — фиксация взгляда через прицел;
C — иммобилизация, блокировка подвижности;
D — все головы находятся на одном уровне.

(C) ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕЛОЧИ

Вот что ещё я заметил, когда наблюдал за людьми, которые всегда вставали на колено, когда «зачищали» комнаты:

  • Снаряжение цепляется за края столов, шкафов, тумбочек и прочих деталей интерьера.
  • Потеря визуального контакта с товарищами по команде, которые передвигаются.
  • Боец становится более привязан к укрытиям.
  • Когда человек боится или возникает необходимость самопомощи, последнее, что он сделает — это успокоится и будет ждать (по другому — замрёт).

Подытожим: В большинстве случаев в ближнем бою стоит избегать опускаться на колено (кроме некоторых случаев, когда, например, известно, что угроза укрывается точно за дверью, или необходимо прикрыть отход). Однако среди прочих причин на вставать на колени с CQB самая главная — вы же не хотите, чтобы в прицеле врага оказался не прейткерриер, а ваша голова?

Спасибо за внимание, и до встречи в третьей части серии!

Уроки израильского спецназа

Питерские спортсмены предлагают милиции новую систему рукопашного боя. Это современное израильское боевое искусство, которое зарекомендовало себя в израильской армии и полиции.

Год назад доцент кафедры борьбы Академии физкультуры имени Лесгафта Станислав Лейкин набрел в интернете на новое для себя боевое искусство — крав мага. Учитывая, что он в этом деле знаток (бывший спецназовец, призер чемпионатов ВДВ, мастер спорта по самбо и рукопашному бою, член международной Шаолиньской федерации боевых искусств), он оценил израильскую систему рукопашного боя. Чтобы познакомиться с ней практически, он специально поехал на обучение в Финляндию и Израиль. А сегодня создает в России федерацию крав мага и собирается преподавать это боевое искусство в Академии Лесгафта.
— Я уверен, что для нашей милиции, спецназа, охранных структур крав мага просто необходима, — убежден Станислав Лейкин. — Самбо, которое используется у нас, создавалось еще в 30-е годы. Крав мага значительно более современная система рукопашного боя, она показала себя с самой лучшей стороны в израильских спецслужбах. А известно, что они одни из самых эффективных в мире, у них огромный опыт борьбы с терроризмом. Для нас сейчас это тоже как нельзя более актуально.
Крав магу разработал в 40-60-е годы XX века шеф-инструктор израильских сил самообороны по рукопашному бою Ими Лихтенфельд. Сегодня ее использует армия и полиция не только в Израиле. Крав магу применяют для обучения спецподразделений армии и полиции в США, Великобритании, Франции, Италии, Швеции, Финляндии, Австралии, Японии больше чем в 20 странах. Сейчас в мире происходит бурный рост числа поклонников этого боевого искусства, рассказал шеф инструктор и президент Международной федерации крав мага I.K.M.F.Эйяль Янилов. А у нас в Израиле им уже давно занимаются не только полицейские и десантники, но и дети.

Н.Д.
Фото Дениса ВЫШИНСКОГО

Читайте также

Арена неспортивных баталий. кто купит стадион «Петровский»?

О судьбе главной спортивной арены Петербурга — стадиона «Петровский» – первым заговорил президент футбольного клуба «Зенит» Виталий Мутко. Успешная игра питерской команды подогрела его давние планы прибрать стадион к рукам сделать его зенитовским не только в спортивном, но и в юридическом смысле. Дирекция «Петровского», а вместе с ней и городская администрация (которой принадлежит стадион)отнеслись к этой идее прохладно. Обидевшись, руководитель «Зенита» пригрозил: если город не «подарит» стадион клубу, он увезет команду в Великий Новгород и они будут играть там. Впрочем, этот спортивно-имущественный конфликт, то тлеющий, то разгорающийся с новой силой, оказался всего лишь прелюдией для еще более громкого скандала. 11 октября Владимир Яковлев издал распоряжение о приватизации стадиона. Комитет по управлению городским имуществом бросился претворять губернаторскую директиву в жизнь. Необходимые документы были подготовлены в рекордно короткий срок. На 30 октября назначили заседание приватизационной комиссии, которая должна решать судьбу спортивной арены. Претензии «Зенита» уже забыты. На передний план вышли совсем иные темы: в чьи руки попадет стадион, что станет с ним после этого? А если шире: что станет со всем Петровским островом, удивительным уголком в центре Петербурга, до сего дня совершенно не освоенным инвесторами, в первую очередь как раз потому, что большую часть территории там занимает стадион «Петровский»?

О чем думал Маяковский на Бруклинском мосту

«В настоящее время в мире существуют два великих народа. Это русские и англоамериканцы. Оба этих народа появились на сцене неожиданно. Американцы преодолевают природные препятствия, русские сражаются с людьми. Американцы одерживают победы с помощью плуга земледельца, а русские солдатским штыком. В Америке в основе всякой деятельности лежит свобода, в России рабство. У них разные истоки и разные пути, но очень возможно, что Провидение уготовило каждой из них стать хозяйкой половины мира».

Груз-15000. Петербург становится радиоактивной помойкой Минатома?

Сосновый Бор — небольшой городок на берегу Финского залива в 80 километрах от Петербурга. Славный городок с ласкающим слух названием. Правда, известен он стал не за красоты окрестной северной природы, а совсем по другим причинам. Уже почти 30 лет (с 1973 года) здесь работает Ленинградская атомная электростанция, между прочим, с технической точки зрения, полное подобие Чернобыльской. Наверное, из-за этого после страшных событий 86-го к городку прилепилось другое, неофициальное название Соснобыль. К несчастью, время от времени это зловещее прозвище подкрепляется вполне конкретными событиями. Так случилось и несколько дней назад, когда в Сосновый Бор пришел очередной вагон со «светящимся» грузом.

10 неписанных правил ближнего боя — CQB от израильского спецназа. Часть 2

Добро пожаловать в продолжение серии «Топ-10 неписанных правил ближнего боя»! В предыдущей части мы рассказали о первых двух — это правила фиксации прицела и использование фонарей. Термины CQB (Close Quarters Battle), или CQC (Close Quarters Combat), что то же самое, означают не столько бой на ближней дистанции, в буквальном его понимании, сколько бой или, если хотите, огневой контакт в ограниченных пространствах, то есть — комнатах, коридорах, галереях и так далее. Перестрелку в каком-нибудь дальневосточном поселении тоже можно с натяжкой назвать «ближний бой«, так как вездесущие стены, двери, коридоры и дома серьёзно ограничивают и видимость, и пространство для манёвра.

Прежде чем мы продолжим, хотелось бы напомнить, что приведённые далее «правила» — не откровение, они скорее напоминают то, о чем часто просто забывают или даже не знают.

3. «Разделяйте» внимание противника

Буду честен — я не был до конца уверен, стоит ли включать данный пункт в список. Дело в том, что реализация этой техники требует крайне высокого уровня профессионализма, который даётся только с внушительным опытом работы в спецподразделениях. Разделение, отвлечение, «рассеивание» внимания противника или, другими словами, нарушение его цикла OODA (observe — orient — decide — act, или, по-русски, цикл НОРД — наблюдение, ориентация, решение, действие) является одним из важнейших принципов CQB, особенно, когда противник опытен и другие средства не работают. Однако, прежде чем я окунусь в детали, приведу более общий пример.

Когда мы тренировали штурм укреплений малыми огневыми группами, мы использовали очень простой, но эффективный метод. Кратко описать метод можно как «подавить и ударить с фланга», и вот как он работал:

  1. Первоначально одно из отделений с одной или нескольких позиций открывает огонь из тяжелого, автоматического или снайперского оружия.
  2. Через несколько минут обстрела другое отделение начинает медленно обходить укрепление и «беспокоит» противника огнём с флангов.
  3. Используя различные углы атаки, мы заставляем врага распределять усилия и дробить свою оборонную мощь на отдельные куски, которые автоматически и не согласованно с другими реагируют на всё, что они видят перед собой.
  4. Разбив оборону врага на части и постоянно нарушая цикл OODA их командира, мы в итоге уменьшаем силу и способность противника немедленно реагировать на наши действия.

КРАСНЫЕ: превосходящие численностью средневековые рыцари, которые эффективно сражаются в плотном строю.
СИНИЕ: стрелки с мушкетами, без брони и защиты, не имеющие права на ошибку.
Обратите внимание, что тот же принцип «рассеивания» внимания, который здесь более уместно назвать «разделение сил», используется, чтобы сделать линию построения противника более уязвимой.

Как это использовать в CQB?

Когда всё происходит очень быстро, механизм противодействия нападения и защиты точно такой, как изображен выше. Мы используем тот же принцип, но несколько изменённый, чтобы повысить наши шансы на выживание. Разделение внимания противника лучше всего работает c более известными вариантами входа в помещение. Например, один боец действует как «приманка» — он быстро перемещается в заранее оговоренном направлении, сознательно привлекая внимание противника действием или звуком, таким образом заставляя врага, который в тот момент контролирует определённый сектор, переключиться на быстро движущуюся цель. Одновременно с первым, второй боец атакует из-за укрытия. Результат таких действий — противник на подсознании пытается восстановить цикл OODA, который прерывается с каждым новым появление угрозы.

Приведу еще одну тактику CQB, которую мы используем в условиях низкого освещения или полного отсутствия света. Один боец входит в комнату в направлении «на противника» с мощным источником света, в то время как остальные без света входят параллельно линии атаки. Фонарь должен быть направлен в сторону угрозы, тогда остальная группа будет полностью скрыта от противника, который по сути окажется слеп и зафиксирует внимание на источнике света.

Читать еще:  Переносной зенитный ракетный комплекс «FIM-92A Stinger» (США)

На следующем видео вы можете увидеть «вход» штурмующей группы в L-образную комнату. Камеры расположена со стороны «противника».

Даже полицию мы обучаем той же методике, когда они приближаются к кому-либо на открытом пространстве, например, на автостоянке, просто пообщаться или в результате преследования. Как только офицеры чувствуют опасность или начинается заваруха, они используют тактику разделения внимания (см. рисунок ниже), двигаясь в стороны и разрывая дистанцию, по сути превращая одну картинку в две, чем заставляют подозреваемого постоянно сомневаться в принятии решения (нарушать (цикл OODA), перегружая его восприятие.

А вот для противодействия тактике разделения внимания мы используем следующую методику — один товарищ по команде начинает разговаривать, кричать, петь, жестикулировать, создавая плотный поток вербальной и визуальной информации, в то время как другой, сохраняя спокойствие, работает по цели, оценивая ситуацию и используя укрытия и фланги и выбирая выгодные секторы ведения огня, при этом максимально прикрывая своего «говорливого» партнёра. В итоге боец учится воспринимать больше данных для последующей обработки, отсекая ненужное, и тратить меньше времени на принятие решений. И это именно те два аспекта, которые влияют на успех цикла «наблюдение — ориентирование — принятие решения — действие». Кто справляется с этим лучше — тот и побеждает.

Подведём итог: разделение внимания противника, или, как ещё иногда говорят в некоторых кругах, «запустить кролика» — это, по сути, использование обычных человеческих возможностей, а точнее — их пределов. Некоторые сейчас нахмурятся, но скажу честно — это срабатывало и на нас, и на многих из тех, кого я знаю. Простые свойства человеческого восприятия.

И напоследок — представьте ситуацию одновременной атаки по цели двух огневых групп с двух направлений — с воздуха (пусть это будет вертолёт) и с земли (грузовик). Так вот, пока их противник решает, в каком направлении отражать атаку, нападающие уже врываются внутрь и зачищают здание.

4. Не опускайтесь на колено

Избегайте вставать на одно или оба колена, по крайней мере там, где в этом нет необходимости. Это правило распространяется только на ближний бой (CQB) применительно к «работе» внутри строений.

Когда я служил в IDF (Israel Defense Forces — Армия обороны Израиля, ЦАХАЛ — прим.пер.), первый курс CQB, который мы прошли, был из базовой программы ближнего боя для пехоты — углы и прямоугольные комнаты. И там был такой стандарт: когда солдат добегает до своей позиции, он сразу же встаёт на колено, чтобы якобы избежать пуль, выпущенных возможным противником. Однако с годами и прогрессом в тактике ближнего боя методика была исключена инструкторами, потому что стало понятно, насколько это глупо и потенциально опасно — в условиях ближнего боя чуть что вставать на колено. Почти что смертный приговор.

Почему важно выделить эту проблему? Большинство учреждений, обучающих тактике и выживанию на поле боя, всё ещё учат своих студентов становиться на колено и толпиться за укрытиями в контексте вялых перестрелок, которые проходят на расстоянии в 3 метра.

Общие проблемы со стойкой на колене:

(A) РАНЕНИЯ

Прежде, чем перейдём к ранениям, мы очень кратко поясним разницу между так называемыми зонами «триггер» и «свитч», которыми обычно характеризуется угроза.

Триггерная зона (trigger zone) — грудь и всё, что ниже. Мы называем её «триггером» потому, что в большинстве случаев попадание в эту зону вызовет определенную цепочку реакций (кровотечение, потеря подвижности, сознания), но не смерть. Это может и не устранит угрозу полностью, но позволит достичь желаемого.

Зона выключения (switch zone) – шея и выше. Одно попадание в эту область — и, считай, песенка спета. «Хреновый выдался денёк»…

Вернемся к ранениям. Становясь на колено, боец не только теряет свою мобильность, но также меняет свою триггерную зону (там, где плейткерриер) на зону выключения (а там уже ваша голова). Догадаетесь, к чему это приведёт?

Какие вы видите тут проблемы? Сколько их? Правильные Ответы будут чуть ниже…

(B) ПОТЕРЯ МОБИЛЬНОСТИ

Большинство килл-хаусов, в которых я тренировал навыки CQB — простые пустые прямоугольные комнаты в одним-двумя дверными проемами. Реальность ближнего боя очень сильно отличается. Несколько помещений, связанные коридорами через множество дверей, что можно найти в любом складе, доме и подвале — в этом случае от команды требуется максимально быстро принимать решения. При этом, опускаясь на колено, вы уменьшите только поле видимости, сделав его более статичным, а вот время вашей реакции увеличится. Мобильность — это ключ к успеху.

Ошибки следующие:
A — чрезвычайно узкое поле зрение;
B — фиксация взгляда через прицел;
C — иммобилизация, блокировка подвижности;
D — все головы находятся на одном уровне.

(C) ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕЛОЧИ

Вот что ещё я заметил, когда наблюдал за людьми, которые всегда вставали на колено, когда «зачищали» комнаты:

  • Снаряжение цепляется за края столов, шкафов, тумбочек и прочих деталей интерьера.
  • Потеря визуального контакта с товарищами по команде, которые передвигаются.
  • Боец становится более привязан к укрытиям.
  • Когда человек боится или возникает необходимость самопомощи, последнее, что он сделает — это успокоится и будет ждать (по другому — замрёт).

Подытожим: В большинстве случаев в ближнем бою стоит избегать опускаться на колено (кроме некоторых случаев, когда, например, известно, что угроза укрывается точно за дверью, или необходимо прикрыть отход). Однако среди прочих причин на вставать на колени с CQB самая главная — вы же не хотите, чтобы в прицеле врага оказался не прейткерриер, а ваша голова?

Спасибо за внимание, и до встречи в третьей части серии!

10 неписанных правил ближнего боя CQB от спецназа Израиля. Часть 3

10 неписанных правил ближнего боя — CQB от израильского спецназа. Часть 2

Практическая стрельба в армии и силовых структурах

Эта статья не про конкретные методики и не даст конкретных советов. Существуют десятки путей для достижения цели, и если мы говорим про ближний бой, то выбор пути определяется требуемой эффективностью — или безопасностью. То, что вы сегодня узнаете — не откровение и не ноу-хау, а просто напоминание о том известном, что многие забывают или просто не знают. В этом серии статей мы обсудим 10 самых важных «неписанных» правил CQB.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Приведённая далее информация очень специфична и предназначена для специалистов и сотрудников силовых подразделений. Прежде чем продолжить чтение, ознакомьтесь с Частью 1 и Частью 2.

5. Не переносите оружие на «слабое» плечо

Примечание: это правило касается смены плеча в ближнем бою при предполагаемой близости противника!

Человеческий мозг подобен лесу. Когда мы ещё малы, «лес» густой, заросший деревьями и травой, без дорог и троп. По мере взросления, изучая новые навыки, получая опыт, взаимодействуя с окружением, мы протаптываем в мозгу характерные «тропинки» — изучаем и запоминаем на подсознании определённые последовательности действий (например, как перезарядить оружие). Чем больше раз вы выполните одну и ту же задачу, тем быстрее и увереннее будет становиться путь, ведущий к успешному завершению задачи в вашем мозговом «лесу».

Вы наверняка замечали, что любой человек, находясь на природе, подсознательно выбирает для движения самый удобный и визуально простой маршрут? Так и в случае мозга, который мы представляем как «лес» — при выполнении задачи мы подсознательно пойдём по самому широкому и простому пути. Подсознательно — это когда придётся работать на инстинктах и на пределе возможностей. Менее тренированные навыки в таких случаях становятся почти бесполезными, если их не использовать специально, но это роскошь, которую невозможно позволить в критических ситуациях. Так работает наш мозг — густой лес с нейронами, бегающими туда и обратно. Мы ещё вернёмся к этому позже.

Я все время наблюдаю, как люди из кожи вон лезут, чтобы выполнять разные крутые ниндзя-техники — такие вот переносы оружия с плеча на плечо каждый раз, когда они проходят повороты, входят в двери, или «нарезают пирог» со слабой стороны.

Ах да, они пытаются уменьшить свою потенциальную площадь поражения в момент входа. Однако большинство стрелков совершает эту фантастическую смену плеча либо непосредственно перед, либо во время, либо сразу после входа. И опять же — после пересечения порога оружие возвращается к «сильному» плечу, что делает стрелка совершенно не готовым к стрельбе в самый критический момент.

Проблемы, связанные с переносом оружия при входе в комнату:

  • Потеря времени и ухудшение внимания. Лишние мыслительные и мышечные действия в дополнение к тому, что мы обычно делаем, могут привести к потере времени из-за необходимости подключать сознание в работу инстинктов. А ещё это неумолимо приведёт к ошибкам — из-за недостаточного внимания. Можно пробовать делать хоть 10 различных действий в спокойных условиях на тренировке — но не в реальном ближнем бою.
  • Ухудшение реакции. В момент переноса оружия значительно ухудшается способность адекватно реагировать на угрозу, не только из-за смены плеча, но и из-за характерного положения тела и смещения оружия с линии прицеливания в момент переноса.
  • «Затормаживание«. В случае возникновения проблемы в момент переноса оружия мозгу требуется время на обработку информации, принятие решения и совершение действий, в то время как решение уже известно стрелку. Происходит нечто вроде «Ээээ… Ах, ну да!» в самый неподходящий момент.
  • Ненадежный хват оружия. Можно сколько угодно долго обсуждать этот момент, но небрежное или недостаточно надежное удержание оружия в случае, когда до плохого парня, вооруженного даже ножом, меньше 3-х метров, чревато… Вобщем, вы поняли. Наша боевая дистанция — 3 метра, и надежное удержание оружия в любом случае играет решающую роль.

Перенос оружия за укрытием, но в непосредственной близости от угрозы

Если противник находится очень близко, знает о вас и сфокусирован на вашем направлении, манёвренность и согласованность действий в команде имеют решающее значение, гораздо более решающее, чем использование укрытия. Перенос оружия на слабое плечо в такой ситуации — напрасная трата времени. Кроме того, в такой ситуации это будет ещё и небезопасно, так как может сработать против ваших инстинктов.

Подведём итог. Мы воспринимаем опасность следующим образом: в мозг поступает определённая информация, полученная визуально или вербально, например, вид застреленного человека или звук взвода затвора пистолета. Кора головного мозга оценивает эту информацию и делает рациональный вывод на основе нескольких факторов, в том числе практического опыта ближнего боя CQB. Далее информация поступает в миндалину, которая затем посылает импульсы вегетативной нервной системе. Эта система запускает реакцию «бей или беги» (англ. «fight, flight, freeze»), т.н. острая реакция на стресс, ещё до того, как мы осознали увиденное или услышанное.

В итоге сердцебиение учащается, кровь приливает к мышцам, высвобождаются гормоны стресса, в крови повышается уровень глюкозы, и так далее. Происходит ряд физиологических изменений с одной целью — улучшить наши способности, чтобы справиться в опасностью.

Но более интересным для нас в тактическом плане является тот факт, что в продолжительных стрессовых ситуациях область мозга, отвечающая за долговременную память, не отключается. Простым языком это означает, что при стрессе мы будем применять то, что лучше всего знаем, те навыки, которые хорошо тренировали. Таким образом, в результаты кропотливых и усиленных тренировок станут нашими рефлексами.

6. Убедитесь в эффективности используемых вами тактик CQB

Знаете ли вы, что большая часть тактик ближнего боя, которые преподносятся как само-собой разумеющиеся в CQB, не имеют статистического подтверждения своей эффективности, того, что они действительно позволяют достичь своей цели?

Такие методики были вынесены из индивидуальных ситуаций, конкретных «шаблонов», а не эмпирически, в результате изучения всех возможных вариантов и сценариев, и они основываются не столько на практике, сколько на личном опыте, интуитивных решениях, а ещё традициях и чьём-то авторитете. «Так в чём же проблема?» — спросите вы? А проблема в том, что выбранная тактика может как сработать, если боец оценивает ситуацию, которая совпадает с «шаблоном», и принимает верные решения, так и провалиться, если ошибочная оценка обстановки будет принята за верную, по причине несоответствия условий и возможных осложнений, организованных на тренировке, текущим в конкретной боевой обстановке. В конечном счёте это означает, что тактика, которая не подтверждена статистикой, может подвести вас в половине случаев! Вы пойдёте стрелять плохих парней с вероятностью неудачи в 50%?

Ниже приведены 4 чрезвычайно важных видеоролика, которые мы используем для выделения тактического поведения VS. обратите внимание, что общий принцип для всех этих видео заключается в том, что немедленное использование динамических записей сворачивается в рамках ранних признаков сопротивления. Обратите внимание на переход к импровизации на основе выживания. нет концепции.

Далее приведены 4 видео, на которых хорошо показано, как быстрый динамичный штурм помещения полностью проваливается, как только появляются первые признаки противодействия. Обратите внимание на момент перехода от тактики к импровизации, вызванной желанием выжить.

Проблема, с которой я постоянно сталкиваюсь, заключается в том, что стандартные тактики CQB (например, тот же динамический штурм) представляет собой концепцию, разработанную и практикуемую против картонных мишеней в «идеальных» условиях стрельбища, которая тем не менее отчаянно пытаясь соответствовать реальности.

В действительности силовое противодействие, или перестрелка (напомню — мы говорим про CQB — ближний бой в ограниченных пространствах) является чрезвычайно динамичным и страшным событием, которое длится всего несколько секунд. В эти секунды противник передвигается, стреляет, принимает неожиданные решения и действует.

С учетом сказанного крайне важно, чтобы каждая используемая вами тактика проходила суровую и многоуровневую проверку, будь то самые простые вещи, которые студенты изучают на базовом курсе, или новые метод, разработанный опытным инструктором. Бег по килл-хаусу, стрельба по бумажным целям и выполнение всяких хитрых крутых тактических движений — это то, чего на самом деле не будет в реальности. Доказательства — посмотрите ещё раз видео.

В итоге, если вы узнали что-то новое — проверьте эффективность в более реалистичных условиях. Обсуждайте варианты развития событий, меняйте цели, положение и количество, работайте с разных углов и в разных ролях в огневой группе. Вся суть в обратной связи и вашей реакции!

Читать еще:  Стресс-подготовка для гражданских. Часть 9: Средства самообороны

10 неписанных правил ближнего боя — CQB от израильского спецназа. Часть 2

10 неписанных правил ближнего боя CQB от израильского спецназа. Часть 1

10 неписанных правил ближнего боя CQB от спецназа Израиля. Часть 3

Добро пожаловать в продолжение серии «Топ-10 неписанных правил ближнего боя»! В предыдущей части мы рассказали о первых двух — это правила фиксации прицела и использование фонарей. Термины CQB (Close Quarters Battle), или CQC (Close Quarters Combat), что то же самое, означают не столько бой на ближней дистанции, в буквальном его понимании, сколько бой или, если хотите, огневой контакт в ограниченных пространствах, то есть — комнатах, коридорах, галереях и так далее. Перестрелку в каком-нибудь дальневосточном поселении тоже можно с натяжкой назвать «ближний бой«, так как вездесущие стены, двери, коридоры и дома серьёзно ограничивают и видимость, и пространство для манёвра.

Прежде чем мы продолжим, хотелось бы напомнить, что приведённые далее «правила» — не откровение, они скорее напоминают то, о чем часто просто забывают или даже не знают.

3. «Разделяйте» внимание противника

Буду честен — я не был до конца уверен, стоит ли включать данный пункт в список. Дело в том, что реализация этой техники требует крайне высокого уровня профессионализма, который даётся только с внушительным опытом работы в спецподразделениях. Разделение, отвлечение, «рассеивание» внимания противника или, другими словами, нарушение его цикла OODA (observe — orient — decide — act, или, по-русски, цикл НОРД — наблюдение, ориентация, решение, действие) является одним из важнейших принципов CQB, особенно, когда противник опытен и другие средства не работают. Однако, прежде чем я окунусь в детали, приведу более общий пример.

Когда мы тренировали штурм укреплений малыми огневыми группами, мы использовали очень простой, но эффективный метод. Кратко описать метод можно как «подавить и ударить с фланга», и вот как он работал:

  1. Первоначально одно из отделений с одной или нескольких позиций открывает огонь из тяжелого, автоматического или снайперского оружия.
  2. Через несколько минут обстрела другое отделение начинает медленно обходить укрепление и «беспокоит» противника огнём с флангов.
  3. Используя различные углы атаки, мы заставляем врага распределять усилия и дробить свою оборонную мощь на отдельные куски, которые автоматически и не согласованно с другими реагируют на всё, что они видят перед собой.
  4. Разбив оборону врага на части и постоянно нарушая цикл OODA их командира, мы в итоге уменьшаем силу и способность противника немедленно реагировать на наши действия.

КРАСНЫЕ: превосходящие численностью средневековые рыцари, которые эффективно сражаются в плотном строю.
СИНИЕ: стрелки с мушкетами, без брони и защиты, не имеющие права на ошибку.
Обратите внимание, что тот же принцип «рассеивания» внимания, который здесь более уместно назвать «разделение сил», используется, чтобы сделать линию построения противника более уязвимой.

Как это использовать в CQB?

Когда всё происходит очень быстро, механизм противодействия нападения и защиты точно такой, как изображен выше. Мы используем тот же принцип, но несколько изменённый, чтобы повысить наши шансы на выживание. Разделение внимания противника лучше всего работает c более известными вариантами входа в помещение. Например, один боец действует как «приманка» — он быстро перемещается в заранее оговоренном направлении, сознательно привлекая внимание противника действием или звуком, таким образом заставляя врага, который в тот момент контролирует определённый сектор, переключиться на быстро движущуюся цель. Одновременно с первым, второй боец атакует из-за укрытия. Результат таких действий — противник на подсознании пытается восстановить цикл OODA, который прерывается с каждым новым появление угрозы.

Приведу еще одну тактику CQB, которую мы используем в условиях низкого освещения или полного отсутствия света. Один боец входит в комнату в направлении «на противника» с мощным источником света, в то время как остальные без света входят параллельно линии атаки. Фонарь должен быть направлен в сторону угрозы, тогда остальная группа будет полностью скрыта от противника, который по сути окажется слеп и зафиксирует внимание на источнике света.

На следующем видео вы можете увидеть «вход» штурмующей группы в L-образную комнату. Камеры расположена со стороны «противника».

Даже полицию мы обучаем той же методике, когда они приближаются к кому-либо на открытом пространстве, например, на автостоянке, просто пообщаться или в результате преследования. Как только офицеры чувствуют опасность или начинается заваруха, они используют тактику разделения внимания (см. рисунок ниже), двигаясь в стороны и разрывая дистанцию, по сути превращая одну картинку в две, чем заставляют подозреваемого постоянно сомневаться в принятии решения (нарушать (цикл OODA), перегружая его восприятие.

А вот для противодействия тактике разделения внимания мы используем следующую методику — один товарищ по команде начинает разговаривать, кричать, петь, жестикулировать, создавая плотный поток вербальной и визуальной информации, в то время как другой, сохраняя спокойствие, работает по цели, оценивая ситуацию и используя укрытия и фланги и выбирая выгодные секторы ведения огня, при этом максимально прикрывая своего «говорливого» партнёра. В итоге боец учится воспринимать больше данных для последующей обработки, отсекая ненужное, и тратить меньше времени на принятие решений. И это именно те два аспекта, которые влияют на успех цикла «наблюдение — ориентирование — принятие решения — действие». Кто справляется с этим лучше — тот и побеждает.

Подведём итог: разделение внимания противника, или, как ещё иногда говорят в некоторых кругах, «запустить кролика» — это, по сути, использование обычных человеческих возможностей, а точнее — их пределов. Некоторые сейчас нахмурятся, но скажу честно — это срабатывало и на нас, и на многих из тех, кого я знаю. Простые свойства человеческого восприятия.

И напоследок — представьте ситуацию одновременной атаки по цели двух огневых групп с двух направлений — с воздуха (пусть это будет вертолёт) и с земли (грузовик). Так вот, пока их противник решает, в каком направлении отражать атаку, нападающие уже врываются внутрь и зачищают здание.

4. Не опускайтесь на колено

Избегайте вставать на одно или оба колена, по крайней мере там, где в этом нет необходимости. Это правило распространяется только на ближний бой (CQB) применительно к «работе» внутри строений.

Когда я служил в IDF (Israel Defense Forces — Армия обороны Израиля, ЦАХАЛ — прим.пер.), первый курс CQB, который мы прошли, был из базовой программы ближнего боя для пехоты — углы и прямоугольные комнаты. И там был такой стандарт: когда солдат добегает до своей позиции, он сразу же встаёт на колено, чтобы якобы избежать пуль, выпущенных возможным противником. Однако с годами и прогрессом в тактике ближнего боя методика была исключена инструкторами, потому что стало понятно, насколько это глупо и потенциально опасно — в условиях ближнего боя чуть что вставать на колено. Почти что смертный приговор.

Почему важно выделить эту проблему? Большинство учреждений, обучающих тактике и выживанию на поле боя, всё ещё учат своих студентов становиться на колено и толпиться за укрытиями в контексте вялых перестрелок, которые проходят на расстоянии в 3 метра.

Общие проблемы со стойкой на колене:

(A) РАНЕНИЯ

Прежде, чем перейдём к ранениям, мы очень кратко поясним разницу между так называемыми зонами «триггер» и «свитч», которыми обычно характеризуется угроза.

Триггерная зона (trigger zone) — грудь и всё, что ниже. Мы называем её «триггером» потому, что в большинстве случаев попадание в эту зону вызовет определенную цепочку реакций (кровотечение, потеря подвижности, сознания), но не смерть. Это может и не устранит угрозу полностью, но позволит достичь желаемого.

Зона выключения (switch zone) – шея и выше. Одно попадание в эту область — и, считай, песенка спета. «Хреновый выдался денёк»…

Вернемся к ранениям. Становясь на колено, боец не только теряет свою мобильность, но также меняет свою триггерную зону (там, где плейткерриер) на зону выключения (а там уже ваша голова). Догадаетесь, к чему это приведёт?

Какие вы видите тут проблемы? Сколько их? Правильные Ответы будут чуть ниже…

(B) ПОТЕРЯ МОБИЛЬНОСТИ

Большинство килл-хаусов, в которых я тренировал навыки CQB — простые пустые прямоугольные комнаты в одним-двумя дверными проемами. Реальность ближнего боя очень сильно отличается. Несколько помещений, связанные коридорами через множество дверей, что можно найти в любом складе, доме и подвале — в этом случае от команды требуется максимально быстро принимать решения. При этом, опускаясь на колено, вы уменьшите только поле видимости, сделав его более статичным, а вот время вашей реакции увеличится. Мобильность — это ключ к успеху.

Ошибки следующие:
A — чрезвычайно узкое поле зрение;
B — фиксация взгляда через прицел;
C — иммобилизация, блокировка подвижности;
D — все головы находятся на одном уровне.

(C) ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕЛОЧИ

Вот что ещё я заметил, когда наблюдал за людьми, которые всегда вставали на колено, когда «зачищали» комнаты:

  • Снаряжение цепляется за края столов, шкафов, тумбочек и прочих деталей интерьера.
  • Потеря визуального контакта с товарищами по команде, которые передвигаются.
  • Боец становится более привязан к укрытиям.
  • Когда человек боится или возникает необходимость самопомощи, последнее, что он сделает — это успокоится и будет ждать (по другому — замрёт).

Подытожим: В большинстве случаев в ближнем бою стоит избегать опускаться на колено (кроме некоторых случаев, когда, например, известно, что угроза укрывается точно за дверью, или необходимо прикрыть отход). Однако среди прочих причин на вставать на колени с CQB самая главная — вы же не хотите, чтобы в прицеле врага оказался не прейткерриер, а ваша голова?

Спасибо за внимание, и до встречи в третьей части серии!

Уроки израильского спецназа

Питерские спортсмены предлагают милиции новую систему рукопашного боя. Это современное израильское боевое искусство, которое зарекомендовало себя в израильской армии и полиции.

Год назад доцент кафедры борьбы Академии физкультуры имени Лесгафта Станислав Лейкин набрел в интернете на новое для себя боевое искусство — крав мага. Учитывая, что он в этом деле знаток (бывший спецназовец, призер чемпионатов ВДВ, мастер спорта по самбо и рукопашному бою, член международной Шаолиньской федерации боевых искусств), он оценил израильскую систему рукопашного боя. Чтобы познакомиться с ней практически, он специально поехал на обучение в Финляндию и Израиль. А сегодня создает в России федерацию крав мага и собирается преподавать это боевое искусство в Академии Лесгафта.
— Я уверен, что для нашей милиции, спецназа, охранных структур крав мага просто необходима, — убежден Станислав Лейкин. — Самбо, которое используется у нас, создавалось еще в 30-е годы. Крав мага значительно более современная система рукопашного боя, она показала себя с самой лучшей стороны в израильских спецслужбах. А известно, что они одни из самых эффективных в мире, у них огромный опыт борьбы с терроризмом. Для нас сейчас это тоже как нельзя более актуально.
Крав магу разработал в 40-60-е годы XX века шеф-инструктор израильских сил самообороны по рукопашному бою Ими Лихтенфельд. Сегодня ее использует армия и полиция не только в Израиле. Крав магу применяют для обучения спецподразделений армии и полиции в США, Великобритании, Франции, Италии, Швеции, Финляндии, Австралии, Японии больше чем в 20 странах. Сейчас в мире происходит бурный рост числа поклонников этого боевого искусства, рассказал шеф инструктор и президент Международной федерации крав мага I.K.M.F.Эйяль Янилов. А у нас в Израиле им уже давно занимаются не только полицейские и десантники, но и дети.

Н.Д.
Фото Дениса ВЫШИНСКОГО

Читайте также

Арена неспортивных баталий. кто купит стадион «Петровский»?

О судьбе главной спортивной арены Петербурга — стадиона «Петровский» – первым заговорил президент футбольного клуба «Зенит» Виталий Мутко. Успешная игра питерской команды подогрела его давние планы прибрать стадион к рукам сделать его зенитовским не только в спортивном, но и в юридическом смысле. Дирекция «Петровского», а вместе с ней и городская администрация (которой принадлежит стадион)отнеслись к этой идее прохладно. Обидевшись, руководитель «Зенита» пригрозил: если город не «подарит» стадион клубу, он увезет команду в Великий Новгород и они будут играть там. Впрочем, этот спортивно-имущественный конфликт, то тлеющий, то разгорающийся с новой силой, оказался всего лишь прелюдией для еще более громкого скандала. 11 октября Владимир Яковлев издал распоряжение о приватизации стадиона. Комитет по управлению городским имуществом бросился претворять губернаторскую директиву в жизнь. Необходимые документы были подготовлены в рекордно короткий срок. На 30 октября назначили заседание приватизационной комиссии, которая должна решать судьбу спортивной арены. Претензии «Зенита» уже забыты. На передний план вышли совсем иные темы: в чьи руки попадет стадион, что станет с ним после этого? А если шире: что станет со всем Петровским островом, удивительным уголком в центре Петербурга, до сего дня совершенно не освоенным инвесторами, в первую очередь как раз потому, что большую часть территории там занимает стадион «Петровский»?

О чем думал Маяковский на Бруклинском мосту

«В настоящее время в мире существуют два великих народа. Это русские и англоамериканцы. Оба этих народа появились на сцене неожиданно. Американцы преодолевают природные препятствия, русские сражаются с людьми. Американцы одерживают победы с помощью плуга земледельца, а русские солдатским штыком. В Америке в основе всякой деятельности лежит свобода, в России рабство. У них разные истоки и разные пути, но очень возможно, что Провидение уготовило каждой из них стать хозяйкой половины мира».

Груз-15000. Петербург становится радиоактивной помойкой Минатома?

Сосновый Бор — небольшой городок на берегу Финского залива в 80 километрах от Петербурга. Славный городок с ласкающим слух названием. Правда, известен он стал не за красоты окрестной северной природы, а совсем по другим причинам. Уже почти 30 лет (с 1973 года) здесь работает Ленинградская атомная электростанция, между прочим, с технической точки зрения, полное подобие Чернобыльской. Наверное, из-за этого после страшных событий 86-го к городку прилепилось другое, неофициальное название Соснобыль. К несчастью, время от времени это зловещее прозвище подкрепляется вполне конкретными событиями. Так случилось и несколько дней назад, когда в Сосновый Бор пришел очередной вагон со «светящимся» грузом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector