4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спецназ Росгвардии отработал прыжки с парашютом в сложных условиях

Содержание

Спецназ Росгвардии отработал прыжки с парашютом в сложных условиях

На аэродроме в Серпуховском районе Подмосковья проходят сборы, в ходе которых военнослужащие центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь» отработали прыжки с парашютом и приемы беспарашютного десантирования. Бойцы один за другим успешно приземлялись на необорудованную площадку в непростых погодных условиях. В их числе – и тандем-инструкторы, которые в случае необходимости могут доставить в нужную точку неподготовленных к прыжкам с парашютом специалистов. Корреспондент журнала «Профиль» поучаствовал в тренировке и выяснил, кто они – люди, которые раз за разом делают шаг в небо.

Рано утром во вторник, 8 сентября, над аэродромом в Серпуховском районе Подмосковья уже кружил вертолет Ми-8. Парашютисты группами по 10 человек десантировались с высоты 3000 метров, чтобы приземлиться на необорудованную площадку. От обычных парашютистов их отличала экипировка – оружие и контейнеры весом по 50 килограммов, в которых содержится специальное снаряжение, продовольствие и боеприпасы.

В тренировке участвовали представители элитных подразделений – центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь». Большинство из них – ветераны боевых действий, многие из которых имеют право носить краповый берет – символ мужества бойцов спецназа Росгвардии.

©Денис Скибин

Кроме того, участники сборов отработали десантирование из воздушного судна по канату и провели эвакуацию группы и условно раненого на внешней подвеске вертолета МИ-8. Росгвардейцы десантировались из ведомственного самолета ИЛ-76 на скорости 300 километров в час и планировали на парашютах более 10 километров, после чего выполняли условные задачи.

Как сказал «Профилю» официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин, «на сегодняшний день в частях и подразделениях Федеральной службы боевая и служебная подготовка построена на основе самого передового опыта и современных методик, имеющихся в правоохранительных органах и силовых структурах. И данные занятия не являются исключением. Большинство парашютистов, задействованных в подготовке сотрудников и военнослужащих сил специального назначения Росгвардии, – ветераны боевых действий, многие имеют право ношения крапового берета – символа мужества бойцов спецназа Росгвардии».

Спецназовцы Росгвардии используют специальную отечественную парашютную систему «Стайер». Она предназначена для десантирования с высоты от 400 до восьми тысяч метров на скорости до 255 километров в час – с немедленным вводом в действие и до 350 километров в час – с задержкой в раскрытии от трех секунд.

©Денис Скибин

Руководитель учебного сбора по парашютно-десантной подготовке подразделений Росгвардии, полковник Сергей Лихторенко рассказал журналистам, что полученные на сборах навыки позволят доставлять подразделения при помощи парашютов на любые доступные для авиационной техники расстояния и на любые площадки.

«Один из способов доставки, особенно специалистов, которые не обладают опытом выполнения парашютных прыжков, – в тандеме с тандем-пилотом. Он может доставить любого специалиста, который нужен для выполнения поставленной задачи», – пояснил Лихторенко.

Из-за резко изменившейся погоды в Подмосковье тренировка прошла в непростых условиях: к полудню усилился ветер, а нижняя граница облаков опустилась до 500 метров.

©Денис Скибин

«Когда ты не видишь землю, а земля появляется у тебя только с 500 метров, ты должен приземлиться именно в том районе, где наметил это приземление. Это как раз один из видов тренировки наших подразделений», – рассказал руководитель сбора.

Парашютно-десантная подготовка сил специального назначения Росгвардии проходит ежегодно в рамках двух сборов. За месяц те военнослужащие и специалисты, у кого вообще нет опыта прыжков с парашютом, достигают такого уровня, что могут прыгать с парашютной системой «Стайер». Новички используют парашютную систему «Д-1-5У». Они учатся управлять телом в свободном падении и действовать при приземлении. В среднем за сбор каждый парашютист делает до 80–100 прыжков.

©Денис Скибин

Приземлиться на ледокол с террористами

Офицер СОБР «Рысь» Росгвардии Денис – потомственный парашютист, и уже совершил 1100 прыжков. «Я вырос в парашютной семье, и отец служил в ВДВ, он мастер парашютного спорта. Я рос на фильмах «Ответный ход», «В зоне особого внимания». Свой первый прыжок я совершил в 13 лет», – рассказал он.

Несмотря на огромный опыт, Денис до сих пор не получил «Мастера спорта» – нет времени. «У нас своя подготовка: растем в профессиональном плане, не спортивном», – пояснил боец.

Зато служба в спецназе сулит приключения, которые и не снились обычным спортсменам. У их подразделения бывает много командировок на Кавказ, а в 2018 году Денис участвовал в учениях по действиям подразделений на Крайнем Севере. Тогда ему приходилось десантироваться на ледокол.

«По задумке организаторов, террористы захватили ледокол, и мы его отважно освобождали. Наша парашютная группа в составе трех человек приземлялась на ледокол. Также там присутствовали водолазы, которые выныривали из-под воды, и группа, как говорится, «тяжелых», которая вела освобождение заложников с пирса. Под прикрытием БТР они проникли на ледокол и освободили основную группу заложников», – рассказал он.

После этого бойцы вылетели из Оленегорска в Мурманской области и через пять часов выпрыгнули на Земле Франца-Иосифа.

«Специфика таких прыжков – это, во-первых, холод. Во-вторых, площадка была неизведанная: мы ее не знали и не видели. Нас было 22 человека, мы прыгали по GPS-навигатору на конкретную точку с последующим штурмом. Мы приземлились и собрались в кольцо. К нам подъехали снегоходы с санями, на них мы выдвинулись к торосам, за которыми находилась условная база боевиков. Мы ее уничтожили. Они, по легенде, что-то натворили в Мурманске, потом похитили самолет и улетели туда. И там хотели, видать, в Норвегию или еще куда-нибудь проникнуть», – сказал спецназовец.

После этого бойцы еще пять дней находились на Крайнем Севере и занимались тактико-огневой подготовкой. «Мы видели следы белых медведей. Путешествовали, искали, думали их по следам найти, но нет. Ученые рассказывали, что эти животные настолько обнаглевшие, что даже в лагерь приходят. Но к нам никто не приходил. Видимо, они почувствовали, что люди серьезные», – посетовал он.

©Денис Скибин

«Прыжки мне дают удовольствие. Выпуск адреналина с большим количеством прыжков притупляется. Бывает, люди прыгают-прыгают, а после сотого, допустим, прыжка у него какой-то страх появляется. Главное – этот промежуток преодолеть. У меня такой страх был на прыжке 60-м или на 50-м. Прям, боюсь, и все. Не могу. Думаю, завязать, что ли, с этим. И буквально пришлось себя переломить, и прыжка через три как отрубило», – рассказал Денис.

Все прыжки фиксируются в парашютной книжке. В зависимости от их количества бойцам предоставляются различные льготы и доплаты.

Боец отметил, что хоть у спецназовцев нет особых суеверий, но существует традиция: непосредственно перед прыжком стукнуться костяшками кулаков на удачу.

«Пока у нас десантирование в плане учений, но в жизни всякое бывает… Не зря же сказано: «Хочешь мира – готовься к войне». Поэтому мы постоянно готовимся. Скажем так, не дай, бог, когда-то и пригодятся наши навыки», – заключил боец.

Последний шанс на спасение

В тренировке участвовала и девушка по имени Александра. Она – сертифицированный риггер, специалист по укладке, обслуживанию и ремонту парашютов. Александра отвечает за безопасность: именно она укладывает запасные парашюты и занимается их проверкой раз в полгода. В каждом подразделении есть по одному риггеру.

©Денис Скибин

«Мне давно хотелось прыгнуть с парашютом. Как-то раз я пришла, попробовала и решила, что хочу остаться. Так я начала работать. Парашютным спортом я занималась и до службы в Росгвардии», – рассказала она.

К настоящему моменту Александра совершила 400 прыжков и каждый раз самостоятельно занималась укладкой парашюта.

«В первый раз это очень тяжело, потому что надо знать, куда нажать, как правильно давить, нужен правильный подход к системе. И нас этому учили неделю, с шести утра до 11 вечера», – отметила риггер. Пройти обучение однажды недостаточно, риггерам необходимо ежегодно подтверждать свои навыки.

Основной парашют укладывается за семь–десять минут, а техосмотр запасного проводится дольше: он занимает около двух часов. «Запасной парашют – это последний шанс на спасение. Если основной отказал, надежда только на него», – пояснила Александра.

По должностной инструкции, ей тоже приходится прыгать. «Я должна совершать прыжки. Ну как я могу укладывать парашютные системы, если я не знаю, как они работают? У нас сборы проходят несколько раз в год, и мы приезжаем и просто прыгаем по максимуму. Есть возможность – мы уложились, пошли прыгнули, уложились – пошли прыгнули. Максимум отдачи. Не то, что какое-то определенное количество. Чем больше, тем лучше», – отметила укладчица.

Ломать себя и доверять приборам

Не менее ответственная работа и у летчиков. Командир экипажа вертолета Павел Оськин служит с 2013 года и управляет вертолетом Ми-8, с которого производилось десантирование. Грузоподъемность этого вертолета – 13 тонн, он может взять на борт до 20 парашютистов.

©Денис Скибин

«Когда светит солнце, ты летаешь по естественным ориентирам, а когда низкая облачность, у тебя вокруг белая пелена, ты не видишь и ориентируешься только по приборам. Это имеет свои сложности. Надо доверять приборам. Бывает, как называют, «летчики поймали глюк». То есть тебе кажется, что ты летишь с креном, а по приборам все ровно. Нужно учиться ломать себя и полностью доверять приборам», – рассказал он. Сложнее управлять вертолетом и в зимних условиях, когда все вокруг покрыто снегом.

Читать еще:  3 причины, почему стрелку нужна крав-мага

Зависание, во время которого бойцы десантируются по канату, считается одним из сложных маневров. Причем чем выше нужно удерживать вертолет в одной точке, тем сложнее.

©Денис Скибин

Пилоты взаимодействуют с выпускающим парашютистов: передают ему показания силы и направления ветра, а он подсказывает, какое парашютистам нужно удаление от точки приземления. «Они же по-разному прыгают: кто-то прыгает на максимальном удалении, на 9–10 километров, и у них задача долететь. Перворазники – да, они просто на два километра, просто долететь», – пояснил пилот.

Летчики тоже обязаны совершать прыжки с парашютом. Павел совершил около 50 прыжков. С 2019 года Росгвардия стала готовить не отдельных парашютистов, а целые штатные подразделения, которые готовы выполнять различные задачи с использованием парашютных систем специального назначения.

«Профессиональные силы специального назначения не могут создаваться в массовом количестве и сразу, как только в них возникает необходимость»

Если вы хотите, чтобы люди отлично работали вместе, то изначально предъявляйте высокие требования к отбору кадров. В спецподразделениях, помимо проверок на соответствие физической и базовой боевой подготовки (аналогично базовым требованиям к соискателям вакансии), предъявляются требования к наличию устойчивого, командного психотипа и внутренних высокоморальных стремлений, которые нужно еще и доказать.

В спецназе перед принятием человека проводят ряд проверок. Например, это может быть пробежка вместе со старожилами отряда, которые после дают обратную связь командиру о кандидате. Качество важнее количества.

Фото: Вадим Ефремов, Спецназ-ПРО

Совет. Помимо привлечения к отбору психологов и службы безопасности, возьмите человека на реальный испытательный проект, который он будет выполнять с проверенными сотрудниками или с вами. Так вы проверите не только его знания и психотип, но и насколько он надежен и подходит ли по характеру вашей компании.

Кроме того, вы можете организовать непростое состязание между лучшими кандидатами и вашими профессионалами, чтобы соискатели смогли проявить себя в конкурентных условиях – так вы сможете узнать предел кандидата и как он умеет его преодолевать, а также взбодрить старичков. Чем выше ожидания, тем жестче отбор.

Спецназ Росгвардии отработал прыжки с парашютом в сложных условиях

На аэродроме в Серпуховском районе Подмосковья проходят сборы, в ходе которых военнослужащие центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь» отработали прыжки с парашютом и приемы беспарашютного десантирования. Бойцы один за другим успешно приземлялись на необорудованную площадку в непростых погодных условиях. В их числе – и тандем-инструкторы, которые в случае необходимости могут доставить в нужную точку неподготовленных к прыжкам с парашютом специалистов. Корреспондент журнала «Профиль» поучаствовал в тренировке и выяснил, кто они – люди, которые раз за разом делают шаг в небо.

Рано утром во вторник, 8 сентября, над аэродромом в Серпуховском районе Подмосковья уже кружил вертолет Ми-8. Парашютисты группами по 10 человек десантировались с высоты 3000 метров, чтобы приземлиться на необорудованную площадку. От обычных парашютистов их отличала экипировка – оружие и контейнеры весом по 50 килограммов, в которых содержится специальное снаряжение, продовольствие и боеприпасы.

В тренировке участвовали представители элитных подразделений – центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь». Большинство из них – ветераны боевых действий, многие из которых имеют право носить краповый берет – символ мужества бойцов спецназа Росгвардии.

©Денис Скибин

Кроме того, участники сборов отработали десантирование из воздушного судна по канату и провели эвакуацию группы и условно раненого на внешней подвеске вертолета МИ-8. Росгвардейцы десантировались из ведомственного самолета ИЛ-76 на скорости 300 километров в час и планировали на парашютах более 10 километров, после чего выполняли условные задачи.

Как сказал «Профилю» официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин, «на сегодняшний день в частях и подразделениях Федеральной службы боевая и служебная подготовка построена на основе самого передового опыта и современных методик, имеющихся в правоохранительных органах и силовых структурах. И данные занятия не являются исключением. Большинство парашютистов, задействованных в подготовке сотрудников и военнослужащих сил специального назначения Росгвардии, – ветераны боевых действий, многие имеют право ношения крапового берета – символа мужества бойцов спецназа Росгвардии».

Спецназовцы Росгвардии используют специальную отечественную парашютную систему «Стайер». Она предназначена для десантирования с высоты от 400 до восьми тысяч метров на скорости до 255 километров в час – с немедленным вводом в действие и до 350 километров в час – с задержкой в раскрытии от трех секунд.

©Денис Скибин

Руководитель учебного сбора по парашютно-десантной подготовке подразделений Росгвардии, полковник Сергей Лихторенко рассказал журналистам, что полученные на сборах навыки позволят доставлять подразделения при помощи парашютов на любые доступные для авиационной техники расстояния и на любые площадки.

«Один из способов доставки, особенно специалистов, которые не обладают опытом выполнения парашютных прыжков, – в тандеме с тандем-пилотом. Он может доставить любого специалиста, который нужен для выполнения поставленной задачи», – пояснил Лихторенко.

Из-за резко изменившейся погоды в Подмосковье тренировка прошла в непростых условиях: к полудню усилился ветер, а нижняя граница облаков опустилась до 500 метров.

©Денис Скибин

«Когда ты не видишь землю, а земля появляется у тебя только с 500 метров, ты должен приземлиться именно в том районе, где наметил это приземление. Это как раз один из видов тренировки наших подразделений», – рассказал руководитель сбора.

Парашютно-десантная подготовка сил специального назначения Росгвардии проходит ежегодно в рамках двух сборов. За месяц те военнослужащие и специалисты, у кого вообще нет опыта прыжков с парашютом, достигают такого уровня, что могут прыгать с парашютной системой «Стайер». Новички используют парашютную систему «Д-1-5У». Они учатся управлять телом в свободном падении и действовать при приземлении. В среднем за сбор каждый парашютист делает до 80–100 прыжков.

©Денис Скибин

Приземлиться на ледокол с террористами

Офицер СОБР «Рысь» Росгвардии Денис – потомственный парашютист, и уже совершил 1100 прыжков. «Я вырос в парашютной семье, и отец служил в ВДВ, он мастер парашютного спорта. Я рос на фильмах «Ответный ход», «В зоне особого внимания». Свой первый прыжок я совершил в 13 лет», – рассказал он.

Несмотря на огромный опыт, Денис до сих пор не получил «Мастера спорта» – нет времени. «У нас своя подготовка: растем в профессиональном плане, не спортивном», – пояснил боец.

Зато служба в спецназе сулит приключения, которые и не снились обычным спортсменам. У их подразделения бывает много командировок на Кавказ, а в 2018 году Денис участвовал в учениях по действиям подразделений на Крайнем Севере. Тогда ему приходилось десантироваться на ледокол.

«По задумке организаторов, террористы захватили ледокол, и мы его отважно освобождали. Наша парашютная группа в составе трех человек приземлялась на ледокол. Также там присутствовали водолазы, которые выныривали из-под воды, и группа, как говорится, «тяжелых», которая вела освобождение заложников с пирса. Под прикрытием БТР они проникли на ледокол и освободили основную группу заложников», – рассказал он.

После этого бойцы вылетели из Оленегорска в Мурманской области и через пять часов выпрыгнули на Земле Франца-Иосифа.

«Специфика таких прыжков – это, во-первых, холод. Во-вторых, площадка была неизведанная: мы ее не знали и не видели. Нас было 22 человека, мы прыгали по GPS-навигатору на конкретную точку с последующим штурмом. Мы приземлились и собрались в кольцо. К нам подъехали снегоходы с санями, на них мы выдвинулись к торосам, за которыми находилась условная база боевиков. Мы ее уничтожили. Они, по легенде, что-то натворили в Мурманске, потом похитили самолет и улетели туда. И там хотели, видать, в Норвегию или еще куда-нибудь проникнуть», – сказал спецназовец.

После этого бойцы еще пять дней находились на Крайнем Севере и занимались тактико-огневой подготовкой. «Мы видели следы белых медведей. Путешествовали, искали, думали их по следам найти, но нет. Ученые рассказывали, что эти животные настолько обнаглевшие, что даже в лагерь приходят. Но к нам никто не приходил. Видимо, они почувствовали, что люди серьезные», – посетовал он.

©Денис Скибин

«Прыжки мне дают удовольствие. Выпуск адреналина с большим количеством прыжков притупляется. Бывает, люди прыгают-прыгают, а после сотого, допустим, прыжка у него какой-то страх появляется. Главное – этот промежуток преодолеть. У меня такой страх был на прыжке 60-м или на 50-м. Прям, боюсь, и все. Не могу. Думаю, завязать, что ли, с этим. И буквально пришлось себя переломить, и прыжка через три как отрубило», – рассказал Денис.

Все прыжки фиксируются в парашютной книжке. В зависимости от их количества бойцам предоставляются различные льготы и доплаты.

Боец отметил, что хоть у спецназовцев нет особых суеверий, но существует традиция: непосредственно перед прыжком стукнуться костяшками кулаков на удачу.

«Пока у нас десантирование в плане учений, но в жизни всякое бывает… Не зря же сказано: «Хочешь мира – готовься к войне». Поэтому мы постоянно готовимся. Скажем так, не дай, бог, когда-то и пригодятся наши навыки», – заключил боец.

Последний шанс на спасение

В тренировке участвовала и девушка по имени Александра. Она – сертифицированный риггер, специалист по укладке, обслуживанию и ремонту парашютов. Александра отвечает за безопасность: именно она укладывает запасные парашюты и занимается их проверкой раз в полгода. В каждом подразделении есть по одному риггеру.

©Денис Скибин

«Мне давно хотелось прыгнуть с парашютом. Как-то раз я пришла, попробовала и решила, что хочу остаться. Так я начала работать. Парашютным спортом я занималась и до службы в Росгвардии», – рассказала она.

К настоящему моменту Александра совершила 400 прыжков и каждый раз самостоятельно занималась укладкой парашюта.

«В первый раз это очень тяжело, потому что надо знать, куда нажать, как правильно давить, нужен правильный подход к системе. И нас этому учили неделю, с шести утра до 11 вечера», – отметила риггер. Пройти обучение однажды недостаточно, риггерам необходимо ежегодно подтверждать свои навыки.

Основной парашют укладывается за семь–десять минут, а техосмотр запасного проводится дольше: он занимает около двух часов. «Запасной парашют – это последний шанс на спасение. Если основной отказал, надежда только на него», – пояснила Александра.

По должностной инструкции, ей тоже приходится прыгать. «Я должна совершать прыжки. Ну как я могу укладывать парашютные системы, если я не знаю, как они работают? У нас сборы проходят несколько раз в год, и мы приезжаем и просто прыгаем по максимуму. Есть возможность – мы уложились, пошли прыгнули, уложились – пошли прыгнули. Максимум отдачи. Не то, что какое-то определенное количество. Чем больше, тем лучше», – отметила укладчица.

Ломать себя и доверять приборам

Не менее ответственная работа и у летчиков. Командир экипажа вертолета Павел Оськин служит с 2013 года и управляет вертолетом Ми-8, с которого производилось десантирование. Грузоподъемность этого вертолета – 13 тонн, он может взять на борт до 20 парашютистов.

©Денис Скибин

«Когда светит солнце, ты летаешь по естественным ориентирам, а когда низкая облачность, у тебя вокруг белая пелена, ты не видишь и ориентируешься только по приборам. Это имеет свои сложности. Надо доверять приборам. Бывает, как называют, «летчики поймали глюк». То есть тебе кажется, что ты летишь с креном, а по приборам все ровно. Нужно учиться ломать себя и полностью доверять приборам», – рассказал он. Сложнее управлять вертолетом и в зимних условиях, когда все вокруг покрыто снегом.

Читать еще:  Использование стресса в огневой подготовке

Зависание, во время которого бойцы десантируются по канату, считается одним из сложных маневров. Причем чем выше нужно удерживать вертолет в одной точке, тем сложнее.

©Денис Скибин

Пилоты взаимодействуют с выпускающим парашютистов: передают ему показания силы и направления ветра, а он подсказывает, какое парашютистам нужно удаление от точки приземления. «Они же по-разному прыгают: кто-то прыгает на максимальном удалении, на 9–10 километров, и у них задача долететь. Перворазники – да, они просто на два километра, просто долететь», – пояснил пилот.

Летчики тоже обязаны совершать прыжки с парашютом. Павел совершил около 50 прыжков. С 2019 года Росгвардия стала готовить не отдельных парашютистов, а целые штатные подразделения, которые готовы выполнять различные задачи с использованием парашютных систем специального назначения.

Подготовка сотрудников СпН: Снаряжение, навыки, взаимодействие

В Подмосковном Мураново прошло практическое занятие сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию.

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по г. Москве и Московской области.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на различных высотах. Сотрудники совершали высадку из вертолета Ми-8 двумя способами — с помощью спускового каната, а также специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки спуска, но и нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором, от чего также зависит успешное и безопасное проведение спуска.

В Пушкинском городском округе прошли учения спецназовцев Росгвардии

Главное управление региональной безопасности МО

В Подмосковном Мураново прошли учения спецназовцов Росгвардии

Учения спецназа Росгвардии прошли в Пушкинском округе

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по Москве и Московской области», сообщает пресс-служба Главного управления региональной безопасности Московской области.

В Пушкинском округе прошли учения Росгвардии

Во время занятий росгвардейцы также нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Учения спецназовцев Росгвардии прошли в Подмосковье

Один из самых сложных элементов в подготовке бойца спецназа — это беспарашютное десантирование. Такие практические занятия для сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии прошли в деревне Мураново Пушкинского городского округа Московской области.

Как сообщила пресс-служба Главного Управления региональной безопасности Московской области, бойцов поднимали на вертолете Ми-8 на различную высоту. После этого они без парашюта должны были спуститься на землю. Сделать они это могли при помощи крепкого каната или специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки десантирования без парашюта, но и нарабатывали опыт взаимодействия с экипажем вертолета и выпускающим инструктором. От этого тоже зависит успешное и безопасное проведение спуска.

Тренировка спецназовцев Росгвардии прошла в Пушкино

Учения сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию состоялись в Пушкино, передает пресс-служба ГУРБ Подмосковья.

Мероприятие провели на территории Мураново. В нем приняли участие служащие отдельного отряда спецназначения “ Пересвет ” и представители подразделений ОМОН и СОБР ГУ Росгвардии по столице и Подмосковью.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на высоте, совершали высадку из вертолета разными способами.

Помимо этого, нарабатывался опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Дисциплина выше эго, романтики и мотивации

Работа, выполняемая спецназом, овеяна романтикой голливудских боевиков и компьютерных аркадных шутеров. Но она очень сильно отличается от картинки. Большинство ребят не могут выдавать свою сферу деятельности даже родным, а по окончании службы об их настоящих заслугах знают только боевые братья, которые были рядом.

А теперь представьте себе, каково сидеть в тесной машине в полном снаряжении всю ночь, будучи всегда готовым действовать? Или провести сутки в жару или снегопад, контролируя угол здания и не имея права отвлечься? Тут никакая мотивация и романтические побуждения не помогут.

Бойцы спецназа не знают, что такое эгоизм — все личное остается дома. Цели выслужиться или достичь признания у них нет, есть только задача, которую надо выполнить. Ребята четко осознают, что от каждого из них зависят жизни товарищей и выполнение задачи — и что в случае крайней необходимости нужно быть готовым на самопожертвование.

Совет. Когда вы запускаете даже простой проект или новый процесс внутри компании, сделайте так, чтобы каждый сотрудник понимал, что от него зависит успех проекта и коллег подводить никак нельзя. Объясните каждому работнику, что если он не выполнит свою задачу, то больше никто это сделать не сможет.

Прививайте коллективу культуру «одобрения»: выполнил задачу — молодец, завершил исключительно сложную и проявил себя — «медалька», теперь ты пример для других и должен этой ответственности соответствовать. Но главная долгосрочная мотивация для человека — это самоактуализация, то есть сама деятельность, свое участие в ней и крепкие социальные связи.

Подготовка сотрудников СпН: Снаряжение, навыки, взаимодействие

В Подмосковном Мураново прошло практическое занятие сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию.

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по г. Москве и Московской области.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на различных высотах. Сотрудники совершали высадку из вертолета Ми-8 двумя способами — с помощью спускового каната, а также специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки спуска, но и нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором, от чего также зависит успешное и безопасное проведение спуска.

В Пушкинском городском округе прошли учения спецназовцев Росгвардии

Главное управление региональной безопасности МО

В Подмосковном Мураново прошли учения спецназовцов Росгвардии

Учения спецназа Росгвардии прошли в Пушкинском округе

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по Москве и Московской области», сообщает пресс-служба Главного управления региональной безопасности Московской области.

В Пушкинском округе прошли учения Росгвардии

Во время занятий росгвардейцы также нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Учения спецназовцев Росгвардии прошли в Подмосковье

Один из самых сложных элементов в подготовке бойца спецназа — это беспарашютное десантирование. Такие практические занятия для сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии прошли в деревне Мураново Пушкинского городского округа Московской области.

Как сообщила пресс-служба Главного Управления региональной безопасности Московской области, бойцов поднимали на вертолете Ми-8 на различную высоту. После этого они без парашюта должны были спуститься на землю. Сделать они это могли при помощи крепкого каната или специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки десантирования без парашюта, но и нарабатывали опыт взаимодействия с экипажем вертолета и выпускающим инструктором. От этого тоже зависит успешное и безопасное проведение спуска.

Тренировка спецназовцев Росгвардии прошла в Пушкино

Учения сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию состоялись в Пушкино, передает пресс-служба ГУРБ Подмосковья.

Мероприятие провели на территории Мураново. В нем приняли участие служащие отдельного отряда спецназначения “ Пересвет ” и представители подразделений ОМОН и СОБР ГУ Росгвардии по столице и Подмосковью.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на высоте, совершали высадку из вертолета разными способами.

Помимо этого, нарабатывался опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Спецназ Росгвардии отработал прыжки с парашютом в сложных условиях

На аэродроме в Серпуховском районе Подмосковья проходят сборы, в ходе которых военнослужащие центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь» отработали прыжки с парашютом и приемы беспарашютного десантирования. Бойцы один за другим успешно приземлялись на необорудованную площадку в непростых погодных условиях. В их числе – и тандем-инструкторы, которые в случае необходимости могут доставить в нужную точку неподготовленных к прыжкам с парашютом специалистов. Корреспондент журнала «Профиль» поучаствовал в тренировке и выяснил, кто они – люди, которые раз за разом делают шаг в небо.

Рано утром во вторник, 8 сентября, над аэродромом в Серпуховском районе Подмосковья уже кружил вертолет Ми-8. Парашютисты группами по 10 человек десантировались с высоты 3000 метров, чтобы приземлиться на необорудованную площадку. От обычных парашютистов их отличала экипировка – оружие и контейнеры весом по 50 килограммов, в которых содержится специальное снаряжение, продовольствие и боеприпасы.

В тренировке участвовали представители элитных подразделений – центра специального назначения «Витязь» Отдельной дивизии оперативного назначения имени Ф.Э. Дзержинского и офицеры СОБР «Рысь». Большинство из них – ветераны боевых действий, многие из которых имеют право носить краповый берет – символ мужества бойцов спецназа Росгвардии.

©Денис Скибин

Кроме того, участники сборов отработали десантирование из воздушного судна по канату и провели эвакуацию группы и условно раненого на внешней подвеске вертолета МИ-8. Росгвардейцы десантировались из ведомственного самолета ИЛ-76 на скорости 300 километров в час и планировали на парашютах более 10 километров, после чего выполняли условные задачи.

Как сказал «Профилю» официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин, «на сегодняшний день в частях и подразделениях Федеральной службы боевая и служебная подготовка построена на основе самого передового опыта и современных методик, имеющихся в правоохранительных органах и силовых структурах. И данные занятия не являются исключением. Большинство парашютистов, задействованных в подготовке сотрудников и военнослужащих сил специального назначения Росгвардии, – ветераны боевых действий, многие имеют право ношения крапового берета – символа мужества бойцов спецназа Росгвардии».

Спецназовцы Росгвардии используют специальную отечественную парашютную систему «Стайер». Она предназначена для десантирования с высоты от 400 до восьми тысяч метров на скорости до 255 километров в час – с немедленным вводом в действие и до 350 километров в час – с задержкой в раскрытии от трех секунд.

©Денис Скибин

Руководитель учебного сбора по парашютно-десантной подготовке подразделений Росгвардии, полковник Сергей Лихторенко рассказал журналистам, что полученные на сборах навыки позволят доставлять подразделения при помощи парашютов на любые доступные для авиационной техники расстояния и на любые площадки.

«Один из способов доставки, особенно специалистов, которые не обладают опытом выполнения парашютных прыжков, – в тандеме с тандем-пилотом. Он может доставить любого специалиста, который нужен для выполнения поставленной задачи», – пояснил Лихторенко.

Из-за резко изменившейся погоды в Подмосковье тренировка прошла в непростых условиях: к полудню усилился ветер, а нижняя граница облаков опустилась до 500 метров.

©Денис Скибин

«Когда ты не видишь землю, а земля появляется у тебя только с 500 метров, ты должен приземлиться именно в том районе, где наметил это приземление. Это как раз один из видов тренировки наших подразделений», – рассказал руководитель сбора.

Читать еще:  Стресс-подготовка для гражданских. Часть 9: Средства самообороны

Парашютно-десантная подготовка сил специального назначения Росгвардии проходит ежегодно в рамках двух сборов. За месяц те военнослужащие и специалисты, у кого вообще нет опыта прыжков с парашютом, достигают такого уровня, что могут прыгать с парашютной системой «Стайер». Новички используют парашютную систему «Д-1-5У». Они учатся управлять телом в свободном падении и действовать при приземлении. В среднем за сбор каждый парашютист делает до 80–100 прыжков.

©Денис Скибин

Приземлиться на ледокол с террористами

Офицер СОБР «Рысь» Росгвардии Денис – потомственный парашютист, и уже совершил 1100 прыжков. «Я вырос в парашютной семье, и отец служил в ВДВ, он мастер парашютного спорта. Я рос на фильмах «Ответный ход», «В зоне особого внимания». Свой первый прыжок я совершил в 13 лет», – рассказал он.

Несмотря на огромный опыт, Денис до сих пор не получил «Мастера спорта» – нет времени. «У нас своя подготовка: растем в профессиональном плане, не спортивном», – пояснил боец.

Зато служба в спецназе сулит приключения, которые и не снились обычным спортсменам. У их подразделения бывает много командировок на Кавказ, а в 2018 году Денис участвовал в учениях по действиям подразделений на Крайнем Севере. Тогда ему приходилось десантироваться на ледокол.

«По задумке организаторов, террористы захватили ледокол, и мы его отважно освобождали. Наша парашютная группа в составе трех человек приземлялась на ледокол. Также там присутствовали водолазы, которые выныривали из-под воды, и группа, как говорится, «тяжелых», которая вела освобождение заложников с пирса. Под прикрытием БТР они проникли на ледокол и освободили основную группу заложников», – рассказал он.

После этого бойцы вылетели из Оленегорска в Мурманской области и через пять часов выпрыгнули на Земле Франца-Иосифа.

«Специфика таких прыжков – это, во-первых, холод. Во-вторых, площадка была неизведанная: мы ее не знали и не видели. Нас было 22 человека, мы прыгали по GPS-навигатору на конкретную точку с последующим штурмом. Мы приземлились и собрались в кольцо. К нам подъехали снегоходы с санями, на них мы выдвинулись к торосам, за которыми находилась условная база боевиков. Мы ее уничтожили. Они, по легенде, что-то натворили в Мурманске, потом похитили самолет и улетели туда. И там хотели, видать, в Норвегию или еще куда-нибудь проникнуть», – сказал спецназовец.

После этого бойцы еще пять дней находились на Крайнем Севере и занимались тактико-огневой подготовкой. «Мы видели следы белых медведей. Путешествовали, искали, думали их по следам найти, но нет. Ученые рассказывали, что эти животные настолько обнаглевшие, что даже в лагерь приходят. Но к нам никто не приходил. Видимо, они почувствовали, что люди серьезные», – посетовал он.

©Денис Скибин

«Прыжки мне дают удовольствие. Выпуск адреналина с большим количеством прыжков притупляется. Бывает, люди прыгают-прыгают, а после сотого, допустим, прыжка у него какой-то страх появляется. Главное – этот промежуток преодолеть. У меня такой страх был на прыжке 60-м или на 50-м. Прям, боюсь, и все. Не могу. Думаю, завязать, что ли, с этим. И буквально пришлось себя переломить, и прыжка через три как отрубило», – рассказал Денис.

Все прыжки фиксируются в парашютной книжке. В зависимости от их количества бойцам предоставляются различные льготы и доплаты.

Боец отметил, что хоть у спецназовцев нет особых суеверий, но существует традиция: непосредственно перед прыжком стукнуться костяшками кулаков на удачу.

«Пока у нас десантирование в плане учений, но в жизни всякое бывает… Не зря же сказано: «Хочешь мира – готовься к войне». Поэтому мы постоянно готовимся. Скажем так, не дай, бог, когда-то и пригодятся наши навыки», – заключил боец.

Последний шанс на спасение

В тренировке участвовала и девушка по имени Александра. Она – сертифицированный риггер, специалист по укладке, обслуживанию и ремонту парашютов. Александра отвечает за безопасность: именно она укладывает запасные парашюты и занимается их проверкой раз в полгода. В каждом подразделении есть по одному риггеру.

©Денис Скибин

«Мне давно хотелось прыгнуть с парашютом. Как-то раз я пришла, попробовала и решила, что хочу остаться. Так я начала работать. Парашютным спортом я занималась и до службы в Росгвардии», – рассказала она.

К настоящему моменту Александра совершила 400 прыжков и каждый раз самостоятельно занималась укладкой парашюта.

«В первый раз это очень тяжело, потому что надо знать, куда нажать, как правильно давить, нужен правильный подход к системе. И нас этому учили неделю, с шести утра до 11 вечера», – отметила риггер. Пройти обучение однажды недостаточно, риггерам необходимо ежегодно подтверждать свои навыки.

Основной парашют укладывается за семь–десять минут, а техосмотр запасного проводится дольше: он занимает около двух часов. «Запасной парашют – это последний шанс на спасение. Если основной отказал, надежда только на него», – пояснила Александра.

По должностной инструкции, ей тоже приходится прыгать. «Я должна совершать прыжки. Ну как я могу укладывать парашютные системы, если я не знаю, как они работают? У нас сборы проходят несколько раз в год, и мы приезжаем и просто прыгаем по максимуму. Есть возможность – мы уложились, пошли прыгнули, уложились – пошли прыгнули. Максимум отдачи. Не то, что какое-то определенное количество. Чем больше, тем лучше», – отметила укладчица.

Ломать себя и доверять приборам

Не менее ответственная работа и у летчиков. Командир экипажа вертолета Павел Оськин служит с 2013 года и управляет вертолетом Ми-8, с которого производилось десантирование. Грузоподъемность этого вертолета – 13 тонн, он может взять на борт до 20 парашютистов.

©Денис Скибин

«Когда светит солнце, ты летаешь по естественным ориентирам, а когда низкая облачность, у тебя вокруг белая пелена, ты не видишь и ориентируешься только по приборам. Это имеет свои сложности. Надо доверять приборам. Бывает, как называют, «летчики поймали глюк». То есть тебе кажется, что ты летишь с креном, а по приборам все ровно. Нужно учиться ломать себя и полностью доверять приборам», – рассказал он. Сложнее управлять вертолетом и в зимних условиях, когда все вокруг покрыто снегом.

Зависание, во время которого бойцы десантируются по канату, считается одним из сложных маневров. Причем чем выше нужно удерживать вертолет в одной точке, тем сложнее.

©Денис Скибин

Пилоты взаимодействуют с выпускающим парашютистов: передают ему показания силы и направления ветра, а он подсказывает, какое парашютистам нужно удаление от точки приземления. «Они же по-разному прыгают: кто-то прыгает на максимальном удалении, на 9–10 километров, и у них задача долететь. Перворазники – да, они просто на два километра, просто долететь», – пояснил пилот.

Летчики тоже обязаны совершать прыжки с парашютом. Павел совершил около 50 прыжков. С 2019 года Росгвардия стала готовить не отдельных парашютистов, а целые штатные подразделения, которые готовы выполнять различные задачи с использованием парашютных систем специального назначения.

Дисциплина выше эго, романтики и мотивации

Работа, выполняемая спецназом, овеяна романтикой голливудских боевиков и компьютерных аркадных шутеров. Но она очень сильно отличается от картинки. Большинство ребят не могут выдавать свою сферу деятельности даже родным, а по окончании службы об их настоящих заслугах знают только боевые братья, которые были рядом.

А теперь представьте себе, каково сидеть в тесной машине в полном снаряжении всю ночь, будучи всегда готовым действовать? Или провести сутки в жару или снегопад, контролируя угол здания и не имея права отвлечься? Тут никакая мотивация и романтические побуждения не помогут.

Бойцы спецназа не знают, что такое эгоизм — все личное остается дома. Цели выслужиться или достичь признания у них нет, есть только задача, которую надо выполнить. Ребята четко осознают, что от каждого из них зависят жизни товарищей и выполнение задачи — и что в случае крайней необходимости нужно быть готовым на самопожертвование.

Совет. Когда вы запускаете даже простой проект или новый процесс внутри компании, сделайте так, чтобы каждый сотрудник понимал, что от него зависит успех проекта и коллег подводить никак нельзя. Объясните каждому работнику, что если он не выполнит свою задачу, то больше никто это сделать не сможет.

Прививайте коллективу культуру «одобрения»: выполнил задачу — молодец, завершил исключительно сложную и проявил себя — «медалька», теперь ты пример для других и должен этой ответственности соответствовать. Но главная долгосрочная мотивация для человека — это самоактуализация, то есть сама деятельность, свое участие в ней и крепкие социальные связи.

Подготовка сотрудников СпН: Снаряжение, навыки, взаимодействие

В Подмосковном Мураново прошло практическое занятие сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию.

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по г. Москве и Московской области.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на различных высотах. Сотрудники совершали высадку из вертолета Ми-8 двумя способами — с помощью спускового каната, а также специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки спуска, но и нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором, от чего также зависит успешное и безопасное проведение спуска.

В Пушкинском городском округе прошли учения спецназовцев Росгвардии

Главное управление региональной безопасности МО

В Подмосковном Мураново прошли учения спецназовцов Росгвардии

Учения спецназа Росгвардии прошли в Пушкинском округе

Навыки одного из самых сложных элементов специальной подготовки отрабатывали военнослужащие отдельного отряда специального назначения “ Пересвет ” и сотрудники подразделений ОМОН и СОБР Главных управлений Росгвардии по Москве и Московской области», сообщает пресс-служба Главного управления региональной безопасности Московской области.

В Пушкинском округе прошли учения Росгвардии

Во время занятий росгвардейцы также нарабатывали опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Учения спецназовцев Росгвардии прошли в Подмосковье

Один из самых сложных элементов в подготовке бойца спецназа — это беспарашютное десантирование. Такие практические занятия для сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии прошли в деревне Мураново Пушкинского городского округа Московской области.

Как сообщила пресс-служба Главного Управления региональной безопасности Московской области, бойцов поднимали на вертолете Ми-8 на различную высоту. После этого они без парашюта должны были спуститься на землю. Сделать они это могли при помощи крепкого каната или специального альпинистского снаряжения.

В ходе занятий росгвардейцы оттачивали не только навыки десантирования без парашюта, но и нарабатывали опыт взаимодействия с экипажем вертолета и выпускающим инструктором. От этого тоже зависит успешное и безопасное проведение спуска.

Тренировка спецназовцев Росгвардии прошла в Пушкино

Учения сотрудников и военнослужащих спецподразделений Центрального округа Росгвардии по беспарашютному десантированию состоялись в Пушкино, передает пресс-служба ГУРБ Подмосковья.

Мероприятие провели на территории Мураново. В нем приняли участие служащие отдельного отряда спецназначения “ Пересвет ” и представители подразделений ОМОН и СОБР ГУ Росгвардии по столице и Подмосковью.

Бойцы тренировались при зависании воздушного судна на высоте, совершали высадку из вертолета разными способами.

Помимо этого, нарабатывался опыт взаимодействия между экипажем вертолета и выпускающим инструктором.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector