30 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Виталий Крючин «Практическая стрельба»

Содержание

Виталий Крючин «Практическая стрельба». Сильная и слабая рука

Стойка и особенность хвата пистолета при стрельбе одной рукой на разных дистанциях.

Двумя руками стрелять из пистолета гораздо легче, чем одной. Попробуйте колоть дрова одной рукой. Те, кто пробовали колоть дрова, согласятся, что топор удобнее держать двумя руками.

Спортивный хват пистолета одной рукой неустойчивый и не позволяет быстро сделать повторный выстрел. Стрельба одной рукой — это дополнительное осложнение для спортсмена. Двойной хват и агрессивная стойка дают возможность уверенно контролировать пистолет и быстро поражать множественные цели. Поэтому двойной хват заведомо эффективнее хвата одной рукой. Если в этом кто-то еще сомневается, пусть попробует выполнить упражнение «Билл-Дрилл» одной рукой, а затем — двумя руками («Билл-Дрилл» — это 6 выстрелов в мишень с 7 м). А потом сравнит время и качество стрельбы. Даже спортсмен, стреляющий олимпийские дисциплины с одной руки, двумя руками поразит мишень кучнее и быстрее.

По правилам практической стрельбы, спортсмены на соревнованиях стреляют вольным стилем. Это означает, что стрелок может стрелять хоть одной рукой, хоть двумя, если нет особых указаний. Чтобы добиться лучшего результата, спортсмены, конечно же, стреляют, удерживая пистолет двумя руками.

Чтобы оценить стрелковое мастерство спортсменов, на соревнованиях МКПС всегда встречаются упражнения, где необходимо стрелять одной рукой. Это могут быть упражнения только для сильной руки или только для слабой. Поэтому стрелок должен уметь поражать мишени, удерживая пистолет одной рукой.

При стрельбе одной рукой существуют два варианта стойки.

Стойка для стрельбы одной рукой по трудным мишеням на средней и дальней дистанции.

Для поражения трудных мишеней на средней и дальней дистанции необходимо встать в удобную стойку, развернув корпус и ноги примерно под 45° по отношению к направлению стрельбы. Рука с пистолетом вытянута в сторону мишени. Пистолет удерживается обычным способом. У большинства опытных стрелков рука с оружием чуть согнута в локте. Это делается для того, чтобы в момент выстрела рука, сгибаясь в локте, работала как амортизатор для компенсации отдачи. В таком случае корпус остается неподвижным. Если руку вытянуть и полностью разогнуть, то импульс отдачи перейдет из руки в плечо и сместит корпус от первоначального положения. Для повторного выстрела придется выравнивать корпус и снова совмещать прицельные приспособления. (Надеюсь, вы помните, что в практической стрельбе используются только пистолеты крупного калибра с ощутимой отдачей).
При такой стойке корпус должен быть слегка наклонен вперед. Наклон корпуса позволяет легче компенсировать отдачу оружия и производить быстрый повторный выстрел. Свободную руку обычно прижимают к груди или к животу, чтобы она не мешала при перемещении.

Стойка с удержанием пистолета сильной рукой.

Стойка с удержанием пистолета слабой рукой.

Стреляя слабой рукой, иногда удобнее немного наклонить пистолет в сильную сторону. Это уменьшит изгиб запястья, что физиологически гораздо удобнее для удержания пистолета. Надо отрабатывать навык целиться с наклоненным пистолетом. Этот навык может пригодиться и при стрельбе двойным хватом в неудобных положениях.

Стойка для стрельбы одной рукой на короткой и средней дистанции.

При поражении открытых мишеней на короткой и средней дистанции одной рукой используется фронтальная стойка.
Такую стойку легко принять, находясь в обычной фронтальной стойке с двойным хватом. Для этого нужно убрать одну руку и прижать ее к корпусу. Пистолет, удерживаемый другой рукой, должен оставаться на прицельной линии, как если бы вы оставались в прежней стойке. В этом случае корпус и ноги будут перпендикулярны линии огня. Рука с пистолетом согнута в локте.

В такой стойке, когда корпус расположен перпендикулярно линии огня, легко передавать пистолет из одной руки в другую. Эта стойка может быть использована на упражнении, где нужно стрелять из-за укрытия с правой стороны правой рукой и/или с левой стороны левой рукой. Фронтальная стойка также применяется при переходе из хвата двумя руками к хвату одной рукой и наоборот.

Стрелок удерживает пистолет сильной рукой во фронтальной стойке.

Стрелок удерживает пистолет слабой рукой во фронтальной стойке.

Иногда на соревнованиях, по условиям упражнения, стрелок должен удерживать одной рукой реквизит, а другой — стрелять. Поэтому тренировать технику стрельбы одной рукой надо со всевозможными вариантами, которые могут встретиться на соревнованиях.

[ все статьи ]

тел. : (4872) 700-032, 701-774, +7 960-611-55-11

Тактика «слабой» руки: Зачем уметь стрелять одной рукой

Повседневный набор EDC — то, что мы носим каждый день с собой

The Man Tag: мини-мультитул размером с армейский жетон

ТАКТИКА «СЛАБОЙ» РУКИ
Автор: Джефф Пратер

Когда может потребоваться умение стрелять одной рукой?

Эта статья не совсем про оружие, снаряжение или стрельбу. Речь пойдет об около-стрелковой теме.

Скукотища? Не совсем. Спросите любого полицейского или военного, как чаще всего они использовали свое оружие. Почти каждый из них скажет, что им гораздо чаще приходилось только осматривать или контролировать подозрительную или опасную зону с оружием в руках, нежели применять оружие, то есть стрелять на поражение.

Пару лет назад я был на конференции IALEFI (International Association of Law Enforcement Firearms Instructors) — Международной ассоциации инструкторов сил правопорядка по огнестрельному оружию. Когда мы просматривали обучающие фильмы о реальных сценариях огневого контакта, мы заметили повторяющееся явление — сразу после перестрелки многие стрелки терялись, становились как-будто неуклюжими, в итоге принимая ошибочные, но, к счастью, не фатальные, решения.

Как и любой честный и ответственный учитель, каждый из нас в поисках причины в первую очередь посмотрел на себя — и нашёл ответ. Да, проблема была в нас, инструкторах по стрельбе. Мы учим студентов, как заметить, идентифицировать и быстро поразить цели. Но наши обучающие сценарии заканчиваются сразу после стрельбы. И это неправильно.

Любой, кто побывал в реальной перестрелке, скажет вам, что предпринимать какие-либо действия после стрельбы порой гораздо сложней, чем непосредственно стрелять. Вы можете хорошо работать с пистолетом хватом двумя руками, но поверьте — в реальности большую часть времени вы будете удерживать оружие и стрелять одной рукой, так как в другой у вас будет телефон, рация, фонарик и прочие предметы, либо вы можете быть ранены.

Может потребоваться позвонить в 911 — это нужно делать свободной рукой

Моделирование ситуаций задержания с оружием или действий после огневого контакта должны начинаться и заканчиваться отработкой приемов «свободного доступа». Это означает, что если вам нужно вызвать помощь по радиостанции или с помощью телефона, они должны находиться на поясе с противоположной стороны от оружия.

Думаете, это не особо важно? Разрядите, проверьте и еще дважды проверьте свое оружие. Затем быстро извлеките, сымитируйте стрельбу по нападающему, и скройтесь за укрытием. А теперь попробуйте, удерживая оружие в одной руке и контролируя опасное пространство, достать сотовый из кармана со стороны вашей сильной руки. Не так просто, согласны? Теперь подумайте о том, насколько это станет сложнее под воздействием физиологических и психологических стрессов перестрелки.

Если вы поразили нападающего или удерживаете его под прицелом, какой ваш следующий шаг? Сообщить кому-нибудь об этом. Решение? Постарайтесь размещать сотовый, рацию, нож на стороне тела, противоположной кобуре с пистолетом.

Я знаю, что будет дальше — некоторые читатели скажут, что они просто переложат оружие в другую руку. В конце концов, практически на всех нормальных курсах чуть ли не силой обучают стрелять одной рукой, причём преимущественно «слабой». Тут вы правы — любой компетентный инструктор действительно преподаёт стрельбу со слабой руки. Но давайте разберемся, правильно ли мы понимаем данный элемент?

Умение стрелять одной рукой пригодится, когда вторая рука — сильная или слабая — станет неспособна удерживать оружие. Например, в случае ранения. Естественный феномен туннельного зрения, который часто встречается в перестрелках, приводит к тому, что стрелок фокусируется на угрозе, то есть непосредственно на оружии противника. В результате все выстрелы направлены именно в эту область — поэтому часто попадают в руки или в пистолет. Чтобы продолжить бой, нужно уметь стрелять одной рукой — которая у вас будет на тот момент здоровая. И это та самая причина, почему навык важен и его преподают.

«Ну вот, — скажет диванный эксперт, — я же говорю, что переложу оружие в другую руку». Вообще-то, возможно, вы просто не сможете этого сделать. Другим явлением, часто наблюдаемым при перестрелках, является «адреналиновый замок». В ситуации «жизни или смерти» ваша рука не выпустит то, что находится в ней, особенно если это оружие, которое, как вы думаете, спасет вашу жизнь. Но это может быть и не оружие, а небольшая пластиковая карточка…

Камера видеорегистратора техасского констебля, который остановил для проверки документов автомобиль, записала известный трагический пример этого явления, поскольку офицер был убит наркоторговцами, которые находились в автомобиле. К сожалению, констебль не смог воспользоваться своим оружием, потому что его рука была «заперта» этим адреналиновым замком на водительских правах наркомана. Последнее, что зафиксировала камера после того, как офицер был убит — как подонок с усилием вырвал свое водительское удостоверение из еще теплой руки полицейского.

С ножом в «слабой» руке вы быстрее освободитесь от ремня безопасности

Это возвращает нас к «свободному доступу». Что делать, если вы должны заблокировать автомобиль подозреваемых или сами попали в ДТП, и вам нужно контролировать оружие и автомобиль одновременно? Как насчет того, что бы быстро освободится от ремня безопасности, все еще удерживая на прицеле подозрительный автомобиль?

В следующий раз, когда вы окажетесь в своем автомобиле, попробуйте разблокировать ремень безопасности слабой рукой. Трудно, не так ли? Попробуйте сделать это после аварии с оружием в руках. Сделать это будет легче, разместив под рукой небольшой нож.

Все эти примеры — это то, что я либо испытал на собственном опыте, либо рассказали мне полицейские и солдаты. Добавьте к этому тот факт, что каждая ночь тысяч офицеров полиции начинается с бесчисленных остановок автомобилей с фонариком в слабой руке, и вы поймете: тактика «слабой» руки имеет жизненно важное значение для победы в битве.

[править] Происхождение названия

Происхождение — загадка даже для историков. Основная и самая идиотская версия — в честь Александра Македонского, у которого были телохранители, владеющие боем двумя мечами. Как правило, в Древнем мире и Средних веках сражаться двумя мечами могли только те воины, у которых был сломан в бою щит.

Вопреки мнению школоты, братан Александр Солоник (прозванный Македонским) тут ни при чем. В данном случае его так назвали за стиль стрельбы, а не наоборот. К тому же сыграло и греческое происхождение курганского киллера. В литературе этот термин встречается в книге «В августе 44-го (Момент истины)» бывшего смершевца Владимира Богомолова, где один из героев был особо уважаем за умение «качать маятник», которое включает в том числе и стрельбу по-македонски. Читайте книжку.

Сам термин Богомолов взял, как он утверждал, из реальной жизни. В 1934 году македонский (точнее, болгарский) террорист Владо Черноземский ухлопал короля Югославии Александра I Карагеоргиевича, а французские полицейские в суматохе и с перепугу ухлопали своего министра Луи Барту, чье убийство потом сорок лет сваливали на македонца. Богомолов утверждал, что Черноземский стрелял с двух рук, а современники, впечатленные результативностью поциэнта, назвали способ «стрельбой по-македонски». Ошибка Богомолова в том, что Черноземский был вооружён всего одним «маузером» 1896 года.

Раньше эту стрельбу называли стрельбой по-турецки, по-сипайски, по-рейтарски, по-казачьи и много-много как. Смысл стрельбы с двух рук заключался в читерском использовании тактики хит-энд-ран — выскочить небольшим конным отрядом на врага, чтоб быстро и поближе, бабахнуть с двух пистолей в ошарашенного противника, и далее, в зависимости от отмороженности и владения холодным оружием, либо сдриснуть, либо дорубать ошеломленных потерями дуремаров. Сдристывание использовалось намного чаще. Стрельба по-македонски применялась собственно балканскими православными славянами (македонцы, болгары, сербы, черногорцы) во II пол. XIX в. (наверняка и позже) для выпиливания турецких и австрийских оккупантов. С правой руки велась полноценная прицельная стрельба, а с левой — просто синхронный неприцельный бабахинг правее или левее (редко — в том же направлении) для наведения паники и сковывания действий оппонентов. То есть на практике все сурово и незаебисто, хотя и требует достаточной тренировки и навыков. И ничего общего с высерами теоретиков анального гомоспецназа, «качающего маятнеги», не имеет.

Стрелять, как разведчик

Чем больше проходит времени с окончания Великой Отечественной войны, тем сильнее она обрастает мифами и легендами, которые плодят современный российский кинематограф и современная литература. Не избежала этого и войсковая разведка Красной армии. Её бойцы порой предстают некими суперпрофессионалами: они чуть ли не валят ударом кулака деревья и бьют белке точно в глаз из любого оружия. Этот стереотип далёк от реальности, в которой войсковые разведчики вовсе не походили на супергероев. Изначально их подготовка не имела какой-либо заранее продуманной специфики — она развивалась в рамках требований, предъявляемых войной. Со временем всё более очевидной становилась необходимость кардинальных изменений, о чём свидетельствует желание Главного разведывательного управления Генштаба Красной армии пересмотреть основы подготовки разведчиков после окончания войны. Это было закономерно: опыт боевых действий требовал эволюции огневых учебных курсов для войсковой разведки. Первые шаги в этом направлении были сделаны в сентябре 1945 года.

Читать еще:  13 тезисов о предмете «самооборона» - её цели, задачи и средства

Перемены необходимы

Во время Великой Отечественной разведчики обучались владению огнестрельным оружием в рамках курсов огневой подготовки стрелковых подразделений. Говоря простыми словами, бойцов разведподразделений учили тому же, что и простых пехотинцев, с небольшой поправкой на специфику их деятельности. В основе учебного процесса лежали изучение «Наставления по стрелковому делу» довоенных лет, практические занятия и боевые стрельбы. Чтобы лучше понять, как разведчики овладевали своим искусством, обратимся к плану огневой подготовки для стрелков, автоматчиков и пулемётчиков 65-й армии, утверждённому её штабом 26 июня 1943 года. Согласно этому документу, задачи обучения были следующими:

«Повышение огневой выучки мл. командиров и бойцов отлично освоить материальную часть оружия и овладеть искусством меткой стрельбы из оружия, состоящего на вооружение пехотных подразделений».

Учебная программа состояла из теоретических и практических занятий по 19 темам (без учёта тем по станковым пулемётам). На каждую отводилось от двух до восьми учебных часов, включая боевые стрельбы (шесть часов). Исключением стали лишь приёмы стрелковой разведки — им посвящалось десять часов. Эта тема состояла из четырёх пунктов:

2. Правила оценки местности и составление стр. карточки

3. Отыскание и указание целей

4. Определение места и положения целей по группам»

Опыт войны показал, что войсковым разведчикам часто приходилось стрелять в условиях, разительно отличавшихся от тех, в которых действовали стрелки, автоматчики и пулемётчики линейных подразделений. Специфика применения оружия и условий работы разведчиков требовала навыков стрельбы и умения обращаться почти со всеми видами «огнестрела», которые для простого пехотинца были вовсе не обязательны.

Бойцам разведподразделений нередко приходилось стрелять по неожиданно и быстро появлявшимся целям, чередуя ведение огня с броском гранаты. Очень часто они работали в ограниченном пространстве траншей, блиндажей, домов и т.п. Кроме того, разведчики в основном действовали группами и партиями, которые в зависимости от поставленной задачи имели разнообразное вооружение, начиная с одних лишь пистолетов и гранат, которыми были вооружены группы захвата, и заканчивая пулемётами, которые, как правило, имели группы прикрытия.

В связи с этим возник вопрос о пересмотре программы огневой подготовки войсковых разведчиков. После окончания войны его подняло Главное разведывательное управление Генштаба Красной армии. В частности, начальник 3-го управления ГРУ генерал-майор Сурин считал, что в план подготовки необходимо внести изменения с учётом специфики действий в разведке:

«Упражнения, предусмотренные действующими курсами огневой подготовки пехоты, полностью не способствуют обучению разведчиков в нужном направлении. На наш взгляд специфика применения оружия в разведке сводится, прежде всего, к тому, что разведчикам приходится вести огонь:

а) Преимущественно в движении, по внезапно появляющимся и быстро подвижным целям;

б) На близких дистанциях или в упор по целям, появляющимся и передвигающимся в самых различных направлениях и на незнакомой или недостаточно изученной местности;

в) С одновременной борьбой холодного оружия и без него;

г) Чаще всего в условиях ограниченной видимости, а также траншеях, ходах сообщения, ДЗОТах и др. инженерных сооружениях пр-ка;

д) Иногда для того, чтобы обеспечить успешное выполнение разведывательной задачи, разведчик должен сохранить выдержку и не поражать огнём даже хорошо наблюдаемые им цели;

е) При действиях в разведке (поиск, налёт) разведчики ведут огонь, преимущественно не управляемый командиром, следовательно, они должны уметь самостоятельно выбирать цели, определять их важность и дистанцию, решать огневые задачи и инициативно поддерживать взаимодействие с товарищами».

Развивая мысль, Сурин писал, что, исходя из указанных особенностей применения оружия разведчиками, в программу их огневой подготовки необходимо внести ряд дополнительных задач и упражнений. Чтобы получить больше информации, 1 сентября 1945 года генерал отправил запрос начальнику разведотдела Северной группы войск (Польша), попросив «после широкого обсуждения и изучения этого вопроса» выслать к 10 октября «свои конкретные соображения по методике огневой подготовки разведчиков».

Среди документов той поры удалось найти лишь несколько предложений от офицеров-разведчиков. Наиболее интересным выглядит предложение начальника разведки 10-й гвардейской дивизии подполковника Казьмина. Отметим, что его разведчики за время войны накопили уникальный опыт. До 1945 года дивизия воевала на Карельском фронте в Заполярье, а в конце войны вошла в состав 2-го Белорусского фронта. Таким образом, её разведподразделениям довелось действовать как в тундре, в условиях полярных дня и ночи, так и на побережье Балтики с её пересечённой местностью, развитой системой рек и каналов и т.п. За годы войны четыре разведчика дивизии стали полными кавалерами ордена Славы.

Автомат, пистолет, граната

Начальник разведки 10-й гвардейской дивизии предложил шесть упражнений для отработки практических боевых стрельб в разведке. Три были одиночными и три групповыми. Рассмотрим их подробнее.

Практика в стрельбе по появляющейся цели

В этом упражнении с дистанции в 100 м ползущему разведчику нужно было стрелять по трём грудным мишеням, появлявшимся один раз. За 7–10 секунд боец должен был дать три очереди из автомата (по три-четыре патрона) — по одной на мишень. Попадание в три цели засчитывалось как «отлично», в две — «хорошо», в одну — «посредственно».

Практика в стрельбе по быстро перебегающему противнику

Здесь разведчику приходилось стрелять во время перебежек от укрытия к укрытию. Огонь вёлся стоя или с упора по двум ростовым мишеням, которые двигались одна за другой. За 7–10 секунд стрелку нужно было дать по ним две автоматные очереди (по три патрона) с дистанции в 50 м. Если удавалось поразить обе цели в «голову» и «грудь», упражнение считалось выполненным на «отлично». Если пули пробивали «ноги» или «руки», это засчитывалось как «хорошо». Оценку ««посредственно» ставили, если поражалась только одна мишень.

Практика в стрельбе перед броском в траншею противника

Тут стрельба велась на скорость, и это упражнение требовало от разведчика максимальной собранности. Подползя к траншее на 10–20 м, боец лёжа или с колена должен был за 5–7 секунд дать две короткие очереди и поразить две ростовые мишени. Если стрелок не мог попасть в обе цели, ему ставили «неуд».

Следующие три упражнения от подполковника Казьмина были групповыми и отличались не меньшей сложностью.

Практика стрельбы в засаде по команде или знаку командира

На огневом рубеже находилась группа из десяти бойцов. Лёжа или с упора им надлежало одной короткой очередью поразить десять грудных мишеней с дистанции 30–50 м. При этом каждый из разведчиков должен был стрелять по индивидуальной цели. На выполнение задачи давалось всего пять секунд. Если хотя бы одна из мишеней не была пробита пулями, результат группе не засчитывался.

Практика ведения огня в траншее

Момент, когда разведчики врывались во вражескую траншею, был для них весьма опасным. Бойцам приходилось вести огонь на опережение, чтобы не позволить противнику выстрелить первым. Развитию как этого навыка, так и взаимовыручки служило следующее упражнение.

Пара разведчиков должна была с дистанции 10–15 м поразить четыре мишени в траншее. Один из стрелков вёл огонь по двум левым мишеням, второй — по правым. Каждому отводилось по пять секунд на две очереди из автомата. Упражнение считалось выполненным, если оба разведчика поражали хотя бы по одной мишени.

Практика стрельбы из пистолета ТТ в землянке после броска гранаты

Ещё одним важнейшим моментом в разведке были действия в ограниченных плохо освещённых пространствах землянок, блиндажей и т.п. Разведчикам часто приходилось врываться в них, чтобы захватить пленных и документы, а также вести бой с обнаруженными внутри врагами. Успех схватки зависел от внезапности нападения и требовал соответствующих навыков. Подполковник Казьмин предложил для их развития следующее упражнение.

Объектом служила землянка, по углам которой размещались семь ростовых мишеней. Бросив внутрь учебную гранату, в землянку врывались три разведчика. Они должны были поразить шесть мишеней, сделав по два выстрела на каждую. В седьмую мишень, изображавшую контрольного пленного, нужно было выстрелить один раз, «ранив» её. На выполнение упражнения бойцам отводилось не более 5–7 секунд. Условия осложнялись тем, что землянка освещалась лишь факелом или свечой.

Отметим, что и другие офицеры-разведчики подчёркивали важность умения бойцов разведподразделений работать с пистолетами. В частности, капитан Андрей Ротгольц из штаба 96-го стрелкового корпуса писал:

«Обязательным для разведчика является умение стрельбы из пистолетов и револьверов, как отечественных, так и иностранных систем (…) Неплохо было бы также создать комплексное упражнение с метанием гранаты и последующей стрельбы из нескольких видов оружия».

В продолжение своей мысли Ротгольц предложил такой вариант упражнения:

«Стрелок подползает к траншее на расстояние 25–35 мт, имея в правой руке гранату (болванку), а в левой — пистолет. С этого исходного положения он бросает гранату в траншею, прыгает в неё и с расстояния 15–20 мт. ведёт огонь по мишени № 14 («бегущий стрелок» — прим. авт.), расположенной в углу траншеи (3–5 патронов)».

Стрелять, как разведчик

Подводя итог навыкам владения огнестрельным оружием, необходимым для разведчиков, вновь обратимся к капитану Ротгольцу. Он вывел следующие четыре принципа их огневой подготовки:

«1. Разведчик должен владеть в совершенстве почти всеми видами оружия, а ППШ, РП, пистолетом — обязательно.

2. Определение расстояния до цели у разведчика не является важной задачей, как у пехотинца, так как он ведёт огонь преимущественно с ближних дистанций (не далее 200 мт.)

3. Разведчик в большей степени, чем стрелок при занятиях на огневой подготовке должен сам отыскивать цель, которая может показаться у него из-за спины.

4. Чрезвычайно важно добиваться быстрого приведения оружия в боевую готовность и умения чередовать огонь из ППШ со стрельбой из пистолета».

В целом, с этим можно согласиться, хотя всё сказанное больше соответствует навыкам стрельбы бойцов из групп захвата. Во время войны их коллегам из групп прикрытия порой приходилось вести огонь и с более дальних дистанций. Примером тому могут служить разведпоиски той же 10-й гвардейской дивизии, разведчики которой действовали на холмистой местности Заполярья. Группы прикрытия занимали позицию на ближайшей возвышенности от сопки, где находился вражеский опорный пункт, и в тех условиях дистанции для стрельбы превышали 200 м.

Начатый генералом Суриным сбор информации должен был в итоге привести к революционным изменениям в подготовке разведки. Выдвинутые им требования для формирования нового учебного курса боевой стрельбы соответствовали реалиям действий разведчиков. Накопленный за время войны боевой опыт требовал перемен в обучении, поэтому желания ГРУ были вполне логичны и закономерны.

Что именно выбрал Генштаб для создания персональных курсов огневой подготовки разведчиков, неизвестно. Тем не менее из поступивших генералу Сурину соображений видно, что прошедшие войну офицеры войсковой разведки понимали необходимость изменений. Предложенные ими упражнения по боевой стрельбе показывают направление для тренировок разведчиков. Жёсткие нормативы выполнения говорят о том, что огневая подготовка должна быть максимально приближена к условиям, в которых бойцам разведподразделений приходилось стрелять. Хорошее знание оружия, умение стрелять на опережение и поражать неудобные цели — всё это являлось залогом сохранения жизни разведчика и обеспечивало успех при выполнении задания.

В заключение

Стрельба из огнестрельного оружия – это не только способ развлечения. Оружие – это всегда объект потенциальной опасности для жизни и здоровья человека. Только соблюдение правил обращения с оружием позволит освоить владение пистолетами и стрельбу из них в совершенстве. Пренебрежение правилами и требованиями не сулит ничего хорошего, особенно когда речь заходит о боевом применении пистолета, которое может стать не только орудием атаки, но и последним средством самообороны.

Виталий Крючин «Практическая стрельба». Сильная и слабая рука

Стойка и особенность хвата пистолета при стрельбе одной рукой на разных дистанциях.

Двумя руками стрелять из пистолета гораздо легче, чем одной. Попробуйте колоть дрова одной рукой. Те, кто пробовали колоть дрова, согласятся, что топор удобнее держать двумя руками.

Спортивный хват пистолета одной рукой неустойчивый и не позволяет быстро сделать повторный выстрел. Стрельба одной рукой — это дополнительное осложнение для спортсмена. Двойной хват и агрессивная стойка дают возможность уверенно контролировать пистолет и быстро поражать множественные цели. Поэтому двойной хват заведомо эффективнее хвата одной рукой. Если в этом кто-то еще сомневается, пусть попробует выполнить упражнение «Билл-Дрилл» одной рукой, а затем — двумя руками («Билл-Дрилл» — это 6 выстрелов в мишень с 7 м). А потом сравнит время и качество стрельбы. Даже спортсмен, стреляющий олимпийские дисциплины с одной руки, двумя руками поразит мишень кучнее и быстрее.

По правилам практической стрельбы, спортсмены на соревнованиях стреляют вольным стилем. Это означает, что стрелок может стрелять хоть одной рукой, хоть двумя, если нет особых указаний. Чтобы добиться лучшего результата, спортсмены, конечно же, стреляют, удерживая пистолет двумя руками.

Чтобы оценить стрелковое мастерство спортсменов, на соревнованиях МКПС всегда встречаются упражнения, где необходимо стрелять одной рукой. Это могут быть упражнения только для сильной руки или только для слабой. Поэтому стрелок должен уметь поражать мишени, удерживая пистолет одной рукой.

При стрельбе одной рукой существуют два варианта стойки.

Стойка для стрельбы одной рукой по трудным мишеням на средней и дальней дистанции.

Для поражения трудных мишеней на средней и дальней дистанции необходимо встать в удобную стойку, развернув корпус и ноги примерно под 45° по отношению к направлению стрельбы. Рука с пистолетом вытянута в сторону мишени. Пистолет удерживается обычным способом. У большинства опытных стрелков рука с оружием чуть согнута в локте. Это делается для того, чтобы в момент выстрела рука, сгибаясь в локте, работала как амортизатор для компенсации отдачи. В таком случае корпус остается неподвижным. Если руку вытянуть и полностью разогнуть, то импульс отдачи перейдет из руки в плечо и сместит корпус от первоначального положения. Для повторного выстрела придется выравнивать корпус и снова совмещать прицельные приспособления. (Надеюсь, вы помните, что в практической стрельбе используются только пистолеты крупного калибра с ощутимой отдачей).
При такой стойке корпус должен быть слегка наклонен вперед. Наклон корпуса позволяет легче компенсировать отдачу оружия и производить быстрый повторный выстрел. Свободную руку обычно прижимают к груди или к животу, чтобы она не мешала при перемещении.

Читать еще:  Программа боевых искусств корпуса морской пехоты США. Глава 1: Введение

Стойка с удержанием пистолета сильной рукой.

Стойка с удержанием пистолета слабой рукой.

Стреляя слабой рукой, иногда удобнее немного наклонить пистолет в сильную сторону. Это уменьшит изгиб запястья, что физиологически гораздо удобнее для удержания пистолета. Надо отрабатывать навык целиться с наклоненным пистолетом. Этот навык может пригодиться и при стрельбе двойным хватом в неудобных положениях.

Стойка для стрельбы одной рукой на короткой и средней дистанции.

При поражении открытых мишеней на короткой и средней дистанции одной рукой используется фронтальная стойка.
Такую стойку легко принять, находясь в обычной фронтальной стойке с двойным хватом. Для этого нужно убрать одну руку и прижать ее к корпусу. Пистолет, удерживаемый другой рукой, должен оставаться на прицельной линии, как если бы вы оставались в прежней стойке. В этом случае корпус и ноги будут перпендикулярны линии огня. Рука с пистолетом согнута в локте.

В такой стойке, когда корпус расположен перпендикулярно линии огня, легко передавать пистолет из одной руки в другую. Эта стойка может быть использована на упражнении, где нужно стрелять из-за укрытия с правой стороны правой рукой и/или с левой стороны левой рукой. Фронтальная стойка также применяется при переходе из хвата двумя руками к хвату одной рукой и наоборот.

Стрелок удерживает пистолет сильной рукой во фронтальной стойке.

Стрелок удерживает пистолет слабой рукой во фронтальной стойке.

Иногда на соревнованиях, по условиям упражнения, стрелок должен удерживать одной рукой реквизит, а другой — стрелять. Поэтому тренировать технику стрельбы одной рукой надо со всевозможными вариантами, которые могут встретиться на соревнованиях.

[ все статьи ]

тел. : (4872) 700-032, 701-774, +7 960-611-55-11

Содержание

А сложности в том, что мозги человека не предназначены для того, чтобы делать два дела одновременно. А это значит, что навык не только стрельбы, но и попадания должен долго и упорно отрабатываться на практике, дабы потом работал на уровне рефлексов. То есть простой человек, первый раз взявший в руки по пистолету и начавший стрелять, скорее всего ни в кого не попадет. Навык же стрельбы (и попадания) из двух стволов по двум разным целям в движении вообще почти бесполезен и на практике используется (при этом руки не растопыривают в стороны, как в кино, а сводят на уровне груди) для прорыва от укрытия к укрытию. Раньше это использовалось царской контрразведкой для того, чтобы компенсировать недостаток патронов в барабане и достичь хорошей плотности огня, ведь офицер с винтовкой или пулеметом в центре мирного города или глубокого тыла вызвал бы много вопросов. Позже с развитием БИ в России к 40-м годам в контрразведке (СМЕРШ) появился отдельный стиль стрельбы с двух рук, основанный на «качании маятника». Прицельную же стрельбу с двух рук ведут только по одной цели. Зато потом она эффектно смотрится на большом и маленьком экране, за что и любима режиссерами. Например, в «Бригаде» была попытка раскрыть сабж в одной из серий, где некий наемник демонстрировал сию технику и комментировал.

Если ты уверен, что данный прием позволит тебе в любой войнушке набить двойную порцию фрагов, то сначала просто попробуй пронести в двух руках две наполненные до краев тарелки супа. Если с одной тарелкой справится любой нуб, то перенести две тарелки, не расплескав содержимого, хрен выйдет. ( Офигеть, Крутой Официант — 2 подноса, а там блюд больше. Вероятно, есть крутые киллеры и среди нас. %) )

С появлением компактных и скорострельных стволов, будь то Браунинг Хай-Пауэр (13 патронов 9х19), мини-узи (15/20/30), Глока (17), MP-7 (20 на 4.6мм) или Бизон (64 на 9*18 мм), всё вышесказанное устарело. Как показывает практика, с появлением тактических пистолетов с большой вместимостью (double-stack magazine, например, 20-зарядный Стечкин, 1833-зарядный Glock 18, FN Five-Seven на 2030 патронов), стрельба с двух рук не используется вообще, так как ставка сделана на точность, а пистолеты сами по себе скорострельны и компактны.

  • Но стоит отметить, что не всегда имеется мелкий и скорострельный ствол под рукой вроде того самого Бизона, но имеется пачка стандартных пистолетов вроде ТТ или советского Макарова (восьмизарядные). Тогда стрельба с двух рук позволяет повыделываться вслепую/навскидку, как-то подавляющим огнём прижать противника к укрытию или прилично обстрелять тесный коридор из-за угла.
  • Также стоит отметить, что амбидестр, если даже тренировал вторую руку на хозяйственных инструментах, вполне может удержать направление выстрела по предплечью, даже не глядя на цель. Ширина переферическо обзора человека- 180 градусов для вспышек, около 120- для осмысленного, до 80- для прицельного. Шея вертится тоже на 120. Как практически ухайдокать противников на 180 ?, Кто мешает зыркнуть в одну сторону, навестись, зыркнуть в другую (глаза, кстати, реагируют быстрее мышц рук), и долбануть двойным? Сложно, но можно. Проверено практикой на пневматике. Главное- поочередно не стрелять, прицел с другой руки сбивается. На порохе , наверное, сантиметров на 15. Но и это дело привычки. Ну и естесственно, работает это метров до 20, пока силуэт противника есть на периферийном зрении, и попадание будет в районе корпуса.( corpse — труп, тело 😉 )

Тактика «слабой» руки: Зачем уметь стрелять одной рукой

Повседневный набор EDC — то, что мы носим каждый день с собой

The Man Tag: мини-мультитул размером с армейский жетон

ТАКТИКА «СЛАБОЙ» РУКИ
Автор: Джефф Пратер

Когда может потребоваться умение стрелять одной рукой?

Эта статья не совсем про оружие, снаряжение или стрельбу. Речь пойдет об около-стрелковой теме.

Скукотища? Не совсем. Спросите любого полицейского или военного, как чаще всего они использовали свое оружие. Почти каждый из них скажет, что им гораздо чаще приходилось только осматривать или контролировать подозрительную или опасную зону с оружием в руках, нежели применять оружие, то есть стрелять на поражение.

Пару лет назад я был на конференции IALEFI (International Association of Law Enforcement Firearms Instructors) — Международной ассоциации инструкторов сил правопорядка по огнестрельному оружию. Когда мы просматривали обучающие фильмы о реальных сценариях огневого контакта, мы заметили повторяющееся явление — сразу после перестрелки многие стрелки терялись, становились как-будто неуклюжими, в итоге принимая ошибочные, но, к счастью, не фатальные, решения.

Как и любой честный и ответственный учитель, каждый из нас в поисках причины в первую очередь посмотрел на себя — и нашёл ответ. Да, проблема была в нас, инструкторах по стрельбе. Мы учим студентов, как заметить, идентифицировать и быстро поразить цели. Но наши обучающие сценарии заканчиваются сразу после стрельбы. И это неправильно.

Любой, кто побывал в реальной перестрелке, скажет вам, что предпринимать какие-либо действия после стрельбы порой гораздо сложней, чем непосредственно стрелять. Вы можете хорошо работать с пистолетом хватом двумя руками, но поверьте — в реальности большую часть времени вы будете удерживать оружие и стрелять одной рукой, так как в другой у вас будет телефон, рация, фонарик и прочие предметы, либо вы можете быть ранены.

Может потребоваться позвонить в 911 — это нужно делать свободной рукой

Моделирование ситуаций задержания с оружием или действий после огневого контакта должны начинаться и заканчиваться отработкой приемов «свободного доступа». Это означает, что если вам нужно вызвать помощь по радиостанции или с помощью телефона, они должны находиться на поясе с противоположной стороны от оружия.

Думаете, это не особо важно? Разрядите, проверьте и еще дважды проверьте свое оружие. Затем быстро извлеките, сымитируйте стрельбу по нападающему, и скройтесь за укрытием. А теперь попробуйте, удерживая оружие в одной руке и контролируя опасное пространство, достать сотовый из кармана со стороны вашей сильной руки. Не так просто, согласны? Теперь подумайте о том, насколько это станет сложнее под воздействием физиологических и психологических стрессов перестрелки.

Если вы поразили нападающего или удерживаете его под прицелом, какой ваш следующий шаг? Сообщить кому-нибудь об этом. Решение? Постарайтесь размещать сотовый, рацию, нож на стороне тела, противоположной кобуре с пистолетом.

Я знаю, что будет дальше — некоторые читатели скажут, что они просто переложат оружие в другую руку. В конце концов, практически на всех нормальных курсах чуть ли не силой обучают стрелять одной рукой, причём преимущественно «слабой». Тут вы правы — любой компетентный инструктор действительно преподаёт стрельбу со слабой руки. Но давайте разберемся, правильно ли мы понимаем данный элемент?

Умение стрелять одной рукой пригодится, когда вторая рука — сильная или слабая — станет неспособна удерживать оружие. Например, в случае ранения. Естественный феномен туннельного зрения, который часто встречается в перестрелках, приводит к тому, что стрелок фокусируется на угрозе, то есть непосредственно на оружии противника. В результате все выстрелы направлены именно в эту область — поэтому часто попадают в руки или в пистолет. Чтобы продолжить бой, нужно уметь стрелять одной рукой — которая у вас будет на тот момент здоровая. И это та самая причина, почему навык важен и его преподают.

«Ну вот, — скажет диванный эксперт, — я же говорю, что переложу оружие в другую руку». Вообще-то, возможно, вы просто не сможете этого сделать. Другим явлением, часто наблюдаемым при перестрелках, является «адреналиновый замок». В ситуации «жизни или смерти» ваша рука не выпустит то, что находится в ней, особенно если это оружие, которое, как вы думаете, спасет вашу жизнь. Но это может быть и не оружие, а небольшая пластиковая карточка…

Камера видеорегистратора техасского констебля, который остановил для проверки документов автомобиль, записала известный трагический пример этого явления, поскольку офицер был убит наркоторговцами, которые находились в автомобиле. К сожалению, констебль не смог воспользоваться своим оружием, потому что его рука была «заперта» этим адреналиновым замком на водительских правах наркомана. Последнее, что зафиксировала камера после того, как офицер был убит — как подонок с усилием вырвал свое водительское удостоверение из еще теплой руки полицейского.

С ножом в «слабой» руке вы быстрее освободитесь от ремня безопасности

Это возвращает нас к «свободному доступу». Что делать, если вы должны заблокировать автомобиль подозреваемых или сами попали в ДТП, и вам нужно контролировать оружие и автомобиль одновременно? Как насчет того, что бы быстро освободится от ремня безопасности, все еще удерживая на прицеле подозрительный автомобиль?

В следующий раз, когда вы окажетесь в своем автомобиле, попробуйте разблокировать ремень безопасности слабой рукой. Трудно, не так ли? Попробуйте сделать это после аварии с оружием в руках. Сделать это будет легче, разместив под рукой небольшой нож.

Все эти примеры — это то, что я либо испытал на собственном опыте, либо рассказали мне полицейские и солдаты. Добавьте к этому тот факт, что каждая ночь тысяч офицеров полиции начинается с бесчисленных остановок автомобилей с фонариком в слабой руке, и вы поймете: тактика «слабой» руки имеет жизненно важное значение для победы в битве.

Тактическая стрельба, как основной элемент боевой подготовки

Наряду со спортивной стрельбой, где важным аспектом является четкая последовательность действий спортсмена, боевое применение пистолета отличается манерой поведения стрелка. При боевой стрельбе обязательно нужно учитывать уровень подготовки стрелка, его навыки в обращении с оружием и знание его боевых возможностей.

Боевая стрельба — это одновременно и меткость, и скорость и тактика ведения ближнего боя. Редко когда в боевых условиях у стрелка имеется достаточно времени для подготовки к точной стрельбе. Сложившаяся обстановка требует мгновенного принятия правильного решения. Это в большей степени относится к тем лицам, профессия которых постоянно связана с риском применения личного оружия в боевых целях.

Только в кино и в детективных романах можно увидеть, как виртуозно стреляют из пистолетов рейнджеры, гангстеры и полицейские. В реальности далеко не так просто в совершенстве овладеть оружием. Чтобы с максимальной эффективностью использовать пистолет в качестве огневого средства поражения, нужно до автоматизма научиться самым простым приемам. Только зная азы, приемы и правила стрельбы из пистолета, можно уже в дальнейшем работать над совершенствованием искусства владения личным оружием.

Спортивная подготовка только издалека напоминает боевые приемы во время стрельбы из боевого пистолета. Во время тактической стрельбы главным остается не только попасть в цель, но и уберечь себя от огня противника. Здесь не поможет обычная спортивная стойка. Положение, из которого приходится вести огонь на поражения, часто связано с естественным и инстинктивным желанием человека укрыться от ответного обстрела. Во время реального столкновения учитывается буквально все, что может отразиться на эффективности боевого применения огнестрельного оружия. Помимо психологического эффекта, стреляя из пистолета нужно учитывать расстояние до видимой цели, наличие помех для прямого выстрела, атмосферные явления и время. Стрельба в разное время суток, днем или ночью, в утреннее время или вечером накладывает отпечаток на поведение стрелка. В современных условиях боевое столкновение с применением огнестрельного оружия скоротечно.

К примеру: Нормативы, во время которых отрабатываются приемы ведения огневого боя с использованием пистолетов ПМ, дают для поединка время не более 2,8 с. Для достижения результата, на поражение противника отводится не более трех выстрелов. Расстояние для эффективного огня из пистолета во время боевых столкновений редко когда превышает 10-15 м. До 75% схваток с применением огнестрельного оружия, по данным полицейского управления РФ, происходит на дистанциях не более 10 м. В такой ситуации важна не столько стойка стрелка, сколько его реакция. Стрелять приходится с любого положения, с колена, лежа. Стрельба из двух рук — явление на сегодняшний день достаточно редкое и в основном отрабатывается во время стендовой стрельбы.

Методика обучению тактической стрельбы построена на том, чтобы стрелок мог вести огонь из любого оружия, со сменой положения, по движущейся или по неподвижной цели. Во время тренировочных занятий отрабатывается стойка для стрельбы из пистолета, другие варианты положения тела из которых приходится вести огонь. Учитываются следующие факторы:

  • стрелок должен эффективно вести огонь, как с правой, так и с левой руки;
  • использовать для прицеливания оба глаза;
  • уметь одновременно вести огонь из двух пистолетов;
  • контролировать необходимый темп стрельбы в зависимости от сложившейся ситуации.
Читать еще:  Тренировки дома. Отжимания: эффективные способы и дополнения

Если в спортивной стрельбе важнейшим аспектом достижения результата является прицеливание, то во время тренировок по боевому применению огнестрельного оружия основное внимание уделяется тренировке мышечной памяти. Возможность осуществлять сдвоенный выстрел с той же точностью порой становится решающим фактором выживания во время схватки с противником.

Стрелять, как разведчик

Чем больше проходит времени с окончания Великой Отечественной войны, тем сильнее она обрастает мифами и легендами, которые плодят современный российский кинематограф и современная литература. Не избежала этого и войсковая разведка Красной армии. Её бойцы порой предстают некими суперпрофессионалами: они чуть ли не валят ударом кулака деревья и бьют белке точно в глаз из любого оружия. Этот стереотип далёк от реальности, в которой войсковые разведчики вовсе не походили на супергероев. Изначально их подготовка не имела какой-либо заранее продуманной специфики — она развивалась в рамках требований, предъявляемых войной. Со временем всё более очевидной становилась необходимость кардинальных изменений, о чём свидетельствует желание Главного разведывательного управления Генштаба Красной армии пересмотреть основы подготовки разведчиков после окончания войны. Это было закономерно: опыт боевых действий требовал эволюции огневых учебных курсов для войсковой разведки. Первые шаги в этом направлении были сделаны в сентябре 1945 года.

Перемены необходимы

Во время Великой Отечественной разведчики обучались владению огнестрельным оружием в рамках курсов огневой подготовки стрелковых подразделений. Говоря простыми словами, бойцов разведподразделений учили тому же, что и простых пехотинцев, с небольшой поправкой на специфику их деятельности. В основе учебного процесса лежали изучение «Наставления по стрелковому делу» довоенных лет, практические занятия и боевые стрельбы. Чтобы лучше понять, как разведчики овладевали своим искусством, обратимся к плану огневой подготовки для стрелков, автоматчиков и пулемётчиков 65-й армии, утверждённому её штабом 26 июня 1943 года. Согласно этому документу, задачи обучения были следующими:

«Повышение огневой выучки мл. командиров и бойцов отлично освоить материальную часть оружия и овладеть искусством меткой стрельбы из оружия, состоящего на вооружение пехотных подразделений».

Учебная программа состояла из теоретических и практических занятий по 19 темам (без учёта тем по станковым пулемётам). На каждую отводилось от двух до восьми учебных часов, включая боевые стрельбы (шесть часов). Исключением стали лишь приёмы стрелковой разведки — им посвящалось десять часов. Эта тема состояла из четырёх пунктов:

2. Правила оценки местности и составление стр. карточки

3. Отыскание и указание целей

4. Определение места и положения целей по группам»

Опыт войны показал, что войсковым разведчикам часто приходилось стрелять в условиях, разительно отличавшихся от тех, в которых действовали стрелки, автоматчики и пулемётчики линейных подразделений. Специфика применения оружия и условий работы разведчиков требовала навыков стрельбы и умения обращаться почти со всеми видами «огнестрела», которые для простого пехотинца были вовсе не обязательны.

Бойцам разведподразделений нередко приходилось стрелять по неожиданно и быстро появлявшимся целям, чередуя ведение огня с броском гранаты. Очень часто они работали в ограниченном пространстве траншей, блиндажей, домов и т.п. Кроме того, разведчики в основном действовали группами и партиями, которые в зависимости от поставленной задачи имели разнообразное вооружение, начиная с одних лишь пистолетов и гранат, которыми были вооружены группы захвата, и заканчивая пулемётами, которые, как правило, имели группы прикрытия.

В связи с этим возник вопрос о пересмотре программы огневой подготовки войсковых разведчиков. После окончания войны его подняло Главное разведывательное управление Генштаба Красной армии. В частности, начальник 3-го управления ГРУ генерал-майор Сурин считал, что в план подготовки необходимо внести изменения с учётом специфики действий в разведке:

«Упражнения, предусмотренные действующими курсами огневой подготовки пехоты, полностью не способствуют обучению разведчиков в нужном направлении. На наш взгляд специфика применения оружия в разведке сводится, прежде всего, к тому, что разведчикам приходится вести огонь:

а) Преимущественно в движении, по внезапно появляющимся и быстро подвижным целям;

б) На близких дистанциях или в упор по целям, появляющимся и передвигающимся в самых различных направлениях и на незнакомой или недостаточно изученной местности;

в) С одновременной борьбой холодного оружия и без него;

г) Чаще всего в условиях ограниченной видимости, а также траншеях, ходах сообщения, ДЗОТах и др. инженерных сооружениях пр-ка;

д) Иногда для того, чтобы обеспечить успешное выполнение разведывательной задачи, разведчик должен сохранить выдержку и не поражать огнём даже хорошо наблюдаемые им цели;

е) При действиях в разведке (поиск, налёт) разведчики ведут огонь, преимущественно не управляемый командиром, следовательно, они должны уметь самостоятельно выбирать цели, определять их важность и дистанцию, решать огневые задачи и инициативно поддерживать взаимодействие с товарищами».

Развивая мысль, Сурин писал, что, исходя из указанных особенностей применения оружия разведчиками, в программу их огневой подготовки необходимо внести ряд дополнительных задач и упражнений. Чтобы получить больше информации, 1 сентября 1945 года генерал отправил запрос начальнику разведотдела Северной группы войск (Польша), попросив «после широкого обсуждения и изучения этого вопроса» выслать к 10 октября «свои конкретные соображения по методике огневой подготовки разведчиков».

Среди документов той поры удалось найти лишь несколько предложений от офицеров-разведчиков. Наиболее интересным выглядит предложение начальника разведки 10-й гвардейской дивизии подполковника Казьмина. Отметим, что его разведчики за время войны накопили уникальный опыт. До 1945 года дивизия воевала на Карельском фронте в Заполярье, а в конце войны вошла в состав 2-го Белорусского фронта. Таким образом, её разведподразделениям довелось действовать как в тундре, в условиях полярных дня и ночи, так и на побережье Балтики с её пересечённой местностью, развитой системой рек и каналов и т.п. За годы войны четыре разведчика дивизии стали полными кавалерами ордена Славы.

Автомат, пистолет, граната

Начальник разведки 10-й гвардейской дивизии предложил шесть упражнений для отработки практических боевых стрельб в разведке. Три были одиночными и три групповыми. Рассмотрим их подробнее.

Практика в стрельбе по появляющейся цели

В этом упражнении с дистанции в 100 м ползущему разведчику нужно было стрелять по трём грудным мишеням, появлявшимся один раз. За 7–10 секунд боец должен был дать три очереди из автомата (по три-четыре патрона) — по одной на мишень. Попадание в три цели засчитывалось как «отлично», в две — «хорошо», в одну — «посредственно».

Практика в стрельбе по быстро перебегающему противнику

Здесь разведчику приходилось стрелять во время перебежек от укрытия к укрытию. Огонь вёлся стоя или с упора по двум ростовым мишеням, которые двигались одна за другой. За 7–10 секунд стрелку нужно было дать по ним две автоматные очереди (по три патрона) с дистанции в 50 м. Если удавалось поразить обе цели в «голову» и «грудь», упражнение считалось выполненным на «отлично». Если пули пробивали «ноги» или «руки», это засчитывалось как «хорошо». Оценку ««посредственно» ставили, если поражалась только одна мишень.

Практика в стрельбе перед броском в траншею противника

Тут стрельба велась на скорость, и это упражнение требовало от разведчика максимальной собранности. Подползя к траншее на 10–20 м, боец лёжа или с колена должен был за 5–7 секунд дать две короткие очереди и поразить две ростовые мишени. Если стрелок не мог попасть в обе цели, ему ставили «неуд».

Следующие три упражнения от подполковника Казьмина были групповыми и отличались не меньшей сложностью.

Практика стрельбы в засаде по команде или знаку командира

На огневом рубеже находилась группа из десяти бойцов. Лёжа или с упора им надлежало одной короткой очередью поразить десять грудных мишеней с дистанции 30–50 м. При этом каждый из разведчиков должен был стрелять по индивидуальной цели. На выполнение задачи давалось всего пять секунд. Если хотя бы одна из мишеней не была пробита пулями, результат группе не засчитывался.

Практика ведения огня в траншее

Момент, когда разведчики врывались во вражескую траншею, был для них весьма опасным. Бойцам приходилось вести огонь на опережение, чтобы не позволить противнику выстрелить первым. Развитию как этого навыка, так и взаимовыручки служило следующее упражнение.

Пара разведчиков должна была с дистанции 10–15 м поразить четыре мишени в траншее. Один из стрелков вёл огонь по двум левым мишеням, второй — по правым. Каждому отводилось по пять секунд на две очереди из автомата. Упражнение считалось выполненным, если оба разведчика поражали хотя бы по одной мишени.

Практика стрельбы из пистолета ТТ в землянке после броска гранаты

Ещё одним важнейшим моментом в разведке были действия в ограниченных плохо освещённых пространствах землянок, блиндажей и т.п. Разведчикам часто приходилось врываться в них, чтобы захватить пленных и документы, а также вести бой с обнаруженными внутри врагами. Успех схватки зависел от внезапности нападения и требовал соответствующих навыков. Подполковник Казьмин предложил для их развития следующее упражнение.

Объектом служила землянка, по углам которой размещались семь ростовых мишеней. Бросив внутрь учебную гранату, в землянку врывались три разведчика. Они должны были поразить шесть мишеней, сделав по два выстрела на каждую. В седьмую мишень, изображавшую контрольного пленного, нужно было выстрелить один раз, «ранив» её. На выполнение упражнения бойцам отводилось не более 5–7 секунд. Условия осложнялись тем, что землянка освещалась лишь факелом или свечой.

Отметим, что и другие офицеры-разведчики подчёркивали важность умения бойцов разведподразделений работать с пистолетами. В частности, капитан Андрей Ротгольц из штаба 96-го стрелкового корпуса писал:

«Обязательным для разведчика является умение стрельбы из пистолетов и револьверов, как отечественных, так и иностранных систем (…) Неплохо было бы также создать комплексное упражнение с метанием гранаты и последующей стрельбы из нескольких видов оружия».

В продолжение своей мысли Ротгольц предложил такой вариант упражнения:

«Стрелок подползает к траншее на расстояние 25–35 мт, имея в правой руке гранату (болванку), а в левой — пистолет. С этого исходного положения он бросает гранату в траншею, прыгает в неё и с расстояния 15–20 мт. ведёт огонь по мишени № 14 («бегущий стрелок» — прим. авт.), расположенной в углу траншеи (3–5 патронов)».

Стрелять, как разведчик

Подводя итог навыкам владения огнестрельным оружием, необходимым для разведчиков, вновь обратимся к капитану Ротгольцу. Он вывел следующие четыре принципа их огневой подготовки:

«1. Разведчик должен владеть в совершенстве почти всеми видами оружия, а ППШ, РП, пистолетом — обязательно.

2. Определение расстояния до цели у разведчика не является важной задачей, как у пехотинца, так как он ведёт огонь преимущественно с ближних дистанций (не далее 200 мт.)

3. Разведчик в большей степени, чем стрелок при занятиях на огневой подготовке должен сам отыскивать цель, которая может показаться у него из-за спины.

4. Чрезвычайно важно добиваться быстрого приведения оружия в боевую готовность и умения чередовать огонь из ППШ со стрельбой из пистолета».

В целом, с этим можно согласиться, хотя всё сказанное больше соответствует навыкам стрельбы бойцов из групп захвата. Во время войны их коллегам из групп прикрытия порой приходилось вести огонь и с более дальних дистанций. Примером тому могут служить разведпоиски той же 10-й гвардейской дивизии, разведчики которой действовали на холмистой местности Заполярья. Группы прикрытия занимали позицию на ближайшей возвышенности от сопки, где находился вражеский опорный пункт, и в тех условиях дистанции для стрельбы превышали 200 м.

Начатый генералом Суриным сбор информации должен был в итоге привести к революционным изменениям в подготовке разведки. Выдвинутые им требования для формирования нового учебного курса боевой стрельбы соответствовали реалиям действий разведчиков. Накопленный за время войны боевой опыт требовал перемен в обучении, поэтому желания ГРУ были вполне логичны и закономерны.

Что именно выбрал Генштаб для создания персональных курсов огневой подготовки разведчиков, неизвестно. Тем не менее из поступивших генералу Сурину соображений видно, что прошедшие войну офицеры войсковой разведки понимали необходимость изменений. Предложенные ими упражнения по боевой стрельбе показывают направление для тренировок разведчиков. Жёсткие нормативы выполнения говорят о том, что огневая подготовка должна быть максимально приближена к условиям, в которых бойцам разведподразделений приходилось стрелять. Хорошее знание оружия, умение стрелять на опережение и поражать неудобные цели — всё это являлось залогом сохранения жизни разведчика и обеспечивало успех при выполнении задания.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector